Menu
13.08.2014| Любава| 0 комментариев

Черты и анекдоты из жизни императора Александра Первого С.Н. Шубинский

У нас вы можете скачать книгу Черты и анекдоты из жизни императора Александра Первого С.Н. Шубинский в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Его не приучили к тому, чтобы успокаивать не иначе как грудью; за то он привык к известному порядку: Как скоро только дозволила, весенняя погода, Александра без чепчика выносили на свежий воздух; мало-помалу он привык оставаться на воздухе и сидеть или на траве, или на песке, а также в хорошую погоду спать на воздухе, в тени. Его положат на подушку и он спит превосходно. Чулок он не знает и не терпел бы их; ему не надевают ничего, что могло бы быть лишнею тяжестью.

Когда ему минуло четыре месяца, его перестали постоянно носить на руках и дали ему ковер. Его клали на брюшко и он с особенной радостью испытывал свои силы. Его одежда состоит в коротенькой рубашонке и в вязаном широком корсетике.

На воздухе к этому прибавляется шерстяная или шелковая юбочка. Он ничего не знает о простудах, большой, полный, свежий и веселый, любит прыгать, и почти никогда не кричит. Учебными занятиями великого князя Александра Павловича руководил знаменитый швейцарец Лагарп, человек чрезвычайно умный, образованный, честный и с республиканскими убеждениями.

Он имел благотворное влияние на своего ученика и ему принадлежит честь развития в Александре любви и уважения к человечеству. Великий князь питал к Лагарпу трогательную привязанность и еще в детстве предпочитал поучительные беседы с своим наставником забавам, и играм, свойственным его тогдашнему возрасту. Однажды, Александр, бросившись на шею Лагарпу, был осыпан пудрою с его парика. Великий князь, войдя в приемную, остался там и ожидал более получаса; когда же Лагарп, выйдя из своего кабинета и встретив неожиданно гостя, стал извиняться в недогадливости новичка-служителя, Александр отвечал: Вход Войти на сайт Я забыл пароль Войти.

Сергей Николаевич Шубинский Черты и анекдоты из жизни императора Алекса Речь императора Александра в первом заседании Государственного Совета 1-го января года. Приказ по армии 13 июня года. Рескрипт фельдмаршалу графу Салтыкову 13 июня года. В книге "Черты и анекдоты из жизни императора Александра Первого" собраны анекдоты и разнообразные случаи из жизни императора Александра Первого.

Манифест о вступлении на престол императора Александра I. Манифест о коронации императора Александра I. Речь московского митрополита Платона при коронации императора Александра I. Речь императора Александра в первом заседании Государственного Совета 1-го января года. Приказ по армии 13 июня года. Рескрипт фельдмаршалу графу Салтыкову 13 июня года. Рескрипт первопрестольной столице Москве 6 июля года. Манифест о всеобщем ополчении. Манифест об изгнании неприятелей из России.

Прошение поданное императору Александру I государственным советом, сенатом и синодом в году. Указ государственному совету, сенату и синоду, года. Речь императора Александра I при открытии сейма царства Польского Издавая в память этого события настоящую книгу, мы, при составлении ее, имели в виду только одну цель: Кроме того, мы сочли не лишним присоединить к нашей книге наиболее замечательные речи, указы и манифесты императора Александра, а также превосходную речь, сказанную при его коронации московским митрополитом Платоном.

Природа соединила в императоре Александре ум обширный, пытливый и проницательный, сердце доброе, исполненное высоких побуждений, характер крайне восприимчивый.

Он вырос посреди двух дворов, - бабки и отца, неприязненных между собою и совершенно противоположных по направлению: Умеренный в желаниях, Скромный и даже робкий, Александр привлекал к себе всех простотою своего обращения, доступностью, отсутствием желания господствовать.

Он с юности обнаруживал стремление к добру и всегда был готов спешить на помощь ближнему. Потом, перейдя в залу, где было собрано купечество, государь объявил депутатам, что для отражения неприятеля требуются значительные денежные средства, что вскоре будут возобновлены дружественные сношения с Англией, готовой открыть свои гавани русской торговле, но что всем надеждам на благосостояние страны угрожает нашествие Наполеона. И здесь государь изъявил свою уверенность в содействии своих верных подданных, и здесь встретил такую же готовность жертвовать ему и России имуществом и собою.

По отбытии императора, в продолжении двух часов, купечество подписалось на полтора миллиона. За обедом в Кремлевском дворце, куда были приглашены почетнейшие из московских жителей, император несколько раз повторил, что он этого дня никогда не забудет. Возбудив Москву, а с нею вместе и всю Россию, к дружному восстанию против Наполеона, Александр писал в Петербург, к графу Н. Денег дворяне жертвуют до трех миллионов; купечество же слишком до десяти.

Император Александр с самой юности обнаруживал стремление к добру и спешил на помощь ближнему, не соображая ни средств своих, ни обстоятельств. В другой раз, узнал он, что один из штукатуров, работавших у дворца, упал с лесов и сильно расшибся: В году, во время пребывания своего в Вильне, император Александр поехал, однажды, гулять верхом за город и, опередив свою свиту, заметил на берегу реки Вилейки несколько человек крестьян, которые что-то тащили из воды.

Приблизившись к толпе, государь увидел утопленника. Крестьяне, приняв царя за простого офицера, обратились к нему за советом, что делать в этом случае. Александр тотчас соскочил с лошади, помог им раздеть несчастного и начал сам тереть ему виски, руки и подошвы.

Вскоре подоспела свита государя, среди которой находился и лейб-медик Виллье. Последний хотел пустить утопшему кровь, но она не пошла. Александр продолжал тереть его, однако он не подавал ни малейшего признака жизни.

После усилий, продолжавшихся более двух часов, Виллье, к величайшему огорчению государя, объявил, что все дальнейшие старания возвратить утопленника к жизни будут напрасны. Александр, несмотря на усталость, просил Виллье попробовать еще раз пустить кровь.

Лейб-медик исполнил его настоятельное желание и, к удивлению, кровь пошла и несчастный тяжело вздохнул. Император прослезился от радости и умиления и, взглянув на небо, сказал:. Возвращенному к жизни продолжали подавать деятельные пособия. Виллье старался удержать кровь, которой вытекло уже довольно. Государь разорвал свой платок, перевязал руку больного и оставил его не прежде, как уверившись, что он вне опасности. По приказанию Александра, бедняк был перенесен в город, где император не переставал заботиться о нем и по выздоровлении дал ему средства к безбедному существованию.

Лондонское королевское общество для спасения мнимоумерших, узнав о таком человеколюбивом поступке императора, поднесло ему диплом на звание своего почетного члена и золотую медаль, на одной стороне которой был изображен ребенок, вздувающий только что погашенную свечу с надписью: Lond, in resuscitationem inter mortuorum instit.

На другой стороне медали был выбит дубовый венок с надписью по середине: Милосердие императора Александра было беспредельно в случаях оскорбления его особы дерзкими словами в делах такого рода не было иной резолюции, кроме: Только по делу казенного крестьянина Пермской губернии, Мичкова, уличенного в произнесении богохульных и дерзких против высочайшей особы слов, последовала, на заключение государственного совета, по которому подсудимый был приговорен к наказанию плетьми сорока ударами и ссылке в Сибирь, высочайшая резолюция: Однажды, министр юстиции И.

Дмитриев, явясь с докладом к императору Александру, представил ему дело об оскорблении величества. Государь, отстранив рукою бумаги, сказал:. Что же над ними терять время. Тебя это, может быть, удивляет, но я тебе объясню.

Может случиться, что я, как император, все-таки прощу, но как человек, буду сохранять злобу, а я этого не хочу. Даже при таких делах, впредь не говори мне никогда и имени оскорбителя, а говори просто: В другой раз, Дмитриев, докладывал государю дело о жестоком обращении одной помещицы с дворовой девкой, вследствие которого последняя умерла.

Сколько от нас закрытого, мы и вообразить этого не можем! Отставной подполковник Лисевич был сужден за жестокие поступки с своими крестьянками, под предлогом будто бы они хотели его отравить. Сенат, на основании всемилостивейшего манифеста года, освободив Лисевича от следуемого ему по законам наказания, полагал однако же его, как человека вредного для общества, сослать на житье в монастырь.

В общем же собрании государственного совета, тринадцать членов согласились с положением сената, а один член изъявил мнение, что хотя в преступлении Лисевича не заключалось, изъятых от помилования, смертоубийств, разбоя и грабежа, однакоже поступки его превосходят грабеж и разбой, потому что, тиранства, какие он совершал над невинными крестьянками, могли прекратить их жизнь.

К тому же, он, изветом своим на крестьянок в отравлении его, подводил их под тяжкую казнь, и не доказав этого обвинения, подлежал по закону равному наказанию.

Но как он, по немолодым летам ему было тогда 56 лет неспособен ни к работе, ни к поселению, то по сей единственной причине соглашается сей член с заключением сената о ссылке Лисевича в монастырь. По представлении императору Александру мнения государственного совета последовала высочайшая резолюция: В доказательство того, что император Александр постоянно стремился везде строго наблюдать правосудие и справедливость, здесь будет кстати привести следующее письмо его к княгине М.

Голицыной, просившей государя приостановить взыскание долгов ее мужа камергера князя Александра Николаевича Голицына или назначить особую комиссию для их разбора:. Положение мужа вашего, в письме вашем изображенное, привлекает на себя все мое сожаление; если уверение сие может послужить вам некоторым утешением, примите его знаком моего искреннего к особе вашей участия и вместе доказательством, что одна невозможность полагает меры моего на помощь вашу расположения.

Как скоро я себе дозволю нарушить законы, кто тогда почтет за обязанность наблюдать их? Впрочем, мне довольно известно состояние и имение мужа вашего, чтобы надеяться, что, при лучшем распоряжении дел его продажею некоторой части оного, не только все долги заплачены быть могут, но и останется еще достаточное имущество к безбедному нашему содержанию.

Уничтожение крепостного права, было одной из любимых мыслей императора Александра. Инициатива освобождения принадлежала дворянству. Государь предложил Курляндии сделать тоже, а когда дело замедлилось, повелено было ввести или выработанный для нее проект, или утвержденное уже эстляндское положение. Дворянство согласилось на последнее. Лифляндия боролась долго с затруднениями, сопряженными с этим многосложным делом; наконец, в году, и она приняла учреждение об освобождении крестьян.

Ваш пример достоин подражания. При вступлении на престол императора Александра, фельдмаршал граф Н. Салтыков просил государя об определении своего сына президентом в одну из коллегий. Зубов, оказавший императору Александру, при его воцарении, важные услуги, просил государя исполнить одну просьбу, не объясняя в чем она заключалась.

Император поморщился, однако подписал: Через минуту, подойдя к Зубову, он начал просить его также выполнить одну свою просьбу. Зубов униженно выразил готовность исполнить беспрекословно все, что прикажет государь. Тогда Александр сказал ему: Зубов растерялся, покраснел, но, делать нечего, разорвал бумагу В бытность свою, в году, в Москве, государь остался весьма доволен всеми распоряжениями и мерами, принятыми главнокомандующим первопрестольной столицей, графом Ф.

Известный остряк и каламбурист, обер-камергер А. Нарышкин, пользовавшийся особенным расположением императора Александра, несмотря на свое огромное состояние, имел множество долгов, потому что жил слишком роскошно и был очень добр и щедр.

В году, государь пожаловал ему Андреевский орден с бриллиантовыми украшениями, ценою тысяч в тридцать. Новопожалованный кавалер, вечно нуждавшийся в деньгах, поспешил заложить этот орден в Ломбард как вдруг, вслед затем, при дворе был назначен какой-то большой праздник, на который, разумеется, следовало непременно явиться в новой звезде. Что делать и как выпутаться из затруднений? Деньги, полученные под залог ордена, были уже истрачены, достать их скоро было нельзя, а директор Ломбарда был человек неумолимый и неспособный поддаться никаким красноречивым просьбам о осушении ордена закладчику хоть на четверть часа прежде уплаты всей ссуды.

Сказаться больным, лечь в постель и принимать лекарство, представлялось в настоящем случае средством неловким и неудобным. Оставался один только исход: Нарышкин пустил в ход всевозможные убеждения, просьбы, любезности, обещания, и, после продолжительных переговоров, склонил камердинера дать ему надеть новую звезду государеву, под клятвой, что она будет возвращена немедленно после праздника.

Весьма довольный, Нарышкин явился в этой звезде во дворец.