Menu

Клан Александр Ковалевский

10.08.2014| laftegere

Вырвавшись на волю, она укрывается на квартире Федора и оперативники ее быстро вычисляют. Прорываясь через милицейскую засаду, Алена с Федором завладевают табельным оружием одного из ментов.

Теперь уже их двоих, как особо опасных преступников, ищет вся милиция города…. Совершено тяжкое преступление, вина депутатского сынка очевидна, но не для нашей Фемиды. Коррумпированный генерал Горбунов для старшего опера угро майора Сергея Сокольского не указ. И не случайно главной героиней этого романа стала молодая журналистка.

Несмотря на однозначность названия, эта книга не столько о мафии, сколько о людях, пытающихся этой мафии противостоять. Начав сочинять этот роман, я рассчитывал, что хотя бы в книге добро победит зло, но по ходу развития сюжета герои поступали так, как им диктовала жизнь, и что-то изменить в их судьбе и уберечь от смертельной опасности у меня не получилось. Ведь я не волшебник и творить чудеса не умею, а спасти моих героев, бросивших вызов могущественной мафии, могло только чудо.

Сказки — это уже другой жанр. Я же описываю реалии такими, какими их вижу, а действительность — такой, какая она есть, и не моя вина в том, что эта действительность порой бывает очень жестокой.

На их месте я поступил бы, наверное, так же. Надеюсь, что эта книга найдет своего читателя и не оставит его равнодушным. Об авторе Автобиография Александра Ковалевского. Публицистика Статьи, рассказы, очерки, эссе. Киносценарии Авторские киносценарии по моим книгам. Спастись удалось лишь одному члену команды — Кериму Бахтеярову, но он заблудился на спуске в тумане и оказался на афганской стороне горного хребта, по которому проходила государственная граница СССР.

На родине пропавшего без вести альпиниста считают погибшим, и возвращается Керим только через двадцать лет в уже другую страну. Изменился и сам Керим. Попав в плен к душманам, он принял Ислам и стал полевым командиром крупной группировки мятежников, нападавших на советские военно-транспортные колонны.

После вывода ограниченного контингента советских войск из Афганистана и распада СССР, Керим решает вернуться домой, причем, не с пустыми руками. На подконтрольной ему афганской территории опийным маком были засеяны целые долины, и он наладил собственное производство высококачественного героина, который на его бывшей родине можно было теперь продать дороже золота.

В семь лет Аня Лысенко потеряла родителей: О второй, тайной стороне ее жизни — агента уголовного розыска, знает только ее курирующий офицер Сергей Сокольский. По ее информации Сокольский выходит на след двух дерзких бандитов, совершавших в городе разбойные нападения на инкассаторов.

Допрашивая задержанных налетчиков, Сокольский узнал, что на их руках не только кровь в упор расстрелянных ими инкассаторов, но и отца Анны, которого они когда-то замордовали до смерти. Главарем той банды рэкетиров был Рашид Мамедов, а теперь он один из самых богатых олигархов страны, обладающий к тому же депутатской неприкосновенностью.

Тропический шторм, кораблекрушение, поединки с акулами, схватки с бандитами, расследование загадочного убийства в новом остросюжетном детективе А. Предисловие За полтора века своего существования детективный роман значительно изменился как по форме, так и по содержанию. Детективная история — это уже давно не только убийство старинным кинжалом вначале, отравление ядом в середине, несколько подозреваемых, проницательный старомодный сыщик и театральное разоблачение под занавес.

Современный мир требует от истории с острым сюжетом не отрываться от жизни. Инна печатает обличительные статьи, и теперь ее жизнь под угрозой Писатель Давыдов публикует материал, способный поставить крест на политической карьере олигарха. Шантаж, похищения , смерть - вот что ожидает героев, если они не откажутся от поисков правды. Кто победит в неравной схватке - истина или преступный клан?

Я старше 18 лет, принимаю условия работы сайта, даю согласие на обработку перс. Подарки к любому заказу от р. Вступить в Лабиринт У меня уже есть код скидки. Здесь будут храниться ваши отложенные товары. Вы сможете собирать коллекции книг, а мы предупредим, когда отсутствующие товары снова появятся в наличии! Вступить в Лабиринт У меня уже есть аккаунт. Ваша корзина невероятно пуста. Не знаете, что почитать?

Здесь наша редакция собирает для вас лучшие книги и важные события. Сумма без скидки 0 р. Вы экономите 0 р. Забирайте заказы без лишнего ожидания.

Аннотация к книге "Клан" Журналистка Инна узнает, что политик и олигарх Мамедов - глава преступного Клан а. Отложить Мы сообщим вам о поступлении! Посмотрите товары, похожие на "Клан". Клан новых амазонок 1 фото. Лучшие романы о сыщике Дронго. Грааль клана Кеннеди 1 рец. Грааль клана Кеннеди 2 рец. Иллюстрации к книге Александр Ковалевский - Клан. Рецензии и отзывы на книгу Клан.

Но, слава Богу, этого национального позора не произошло, хоть Путин тогда целых два раза поздравил Януковича с победой, как оказалось, несколько преждевременно. Да, нам сегодня еще очень далеко до настоящей демократии, но у нас есть свобода слова, и потому никакая тирания не пройдет. Ну а что касается того, что в Украине почти треть электората сознательно голосуют за бандюковичей, уверен, это временное явление, порожденное бездарностью наших украинских политиков, начиная с Кравчука и заканчивая тем же Ющенко, от которого мы далеко не в восторге, и проголосовали за него в ом просто как за меньше зло, в сравнении с бывшим зэка Януковичем.

Интересно бы узнать какой в настоящем проявляется интерес к вашей Александр персоне после подобных публикацый от выше упомянотого "субьекта" Правда што касается его стремления стать президентомя так думаю што дальше президенства ФК "Шахтер" и компании "СКМ"-дело не должно зайти Разве-что психически нездоровые люди б стали голосовать за такого кандидата!!!

Очень любопытно бы узнать все подробности биографии данного "екземпляра". Но как бы там не было , а интерес со стороны читательской аудитории к етому трудуобеспечен!!! Воопще ключивые фигуры в большой политике -должны раскрывать все факты своей биографии; если же нет-то ето уже задача для журналистов

Мифосознание Александр Косов

10.08.2014| akinasria

Типология проблемности социального мышления. Зарубежные исследования в обзорах и рефератах. Правда и ложь в сознании русского народа и современной психологии понимания. Материалы Третьего Всероссийского съезда психологов, июня г.: Теория поля в социальных науках.

Распознавание социальных установок через грамматические параметры речи. История и теория психологии. Исторические корни волшебной сказки. Лекции по феноменологии мифа. Культура и межгрупповые процессы: Старый порядок и революция. Вернуться к Кафедра социальной и организационной психологии. Кандидат психологических наук, доцент кафедры социальной и организационной психологии. Косов Александр Владиславович в году окончил Калужский Государственный педагогический Институт им.

Циолковского факультет русского языка и литературы. С года работал в КГПУ им. Циолковского на кафедре педагогики и психологии, затем в связи с делением кафедр — на кафедре психологии. При образовании межвузовского факультета практической психологии в году работал на кафедре общей и социальной психологии преподавателем с совмещением функций заместителя декана.

С преобразованием кафедры стал работать на вновь образовавшейся кафедре социальной и организационной психологии. Работал старшим преподавателем кафедры социальной и организационной психологии в течение пяти лет, с года — доцентом этой же кафедры. Психология воздействия, психология веры и уверенности, организационная психология, кадровый асесмент, психология организаций, Public Relations — как стратегические маркетинговые коммуникации, психология и философия сознания, мифосознание.

Обучение в аспирантуре проходил при КГПИ им. Циолковского по специальности В году защитил кандидатскую диссертацию в Психологическом институте Российской Академии образования по теме: Обучение в докторантуре проходил при кафедре философии РГСУ по специальности

Совершенство ума. Сознание: Инструкция пользователя Александр Шохов

10.08.2014| Харитина

Есть Силы, сохраняющие установленный порядок вещей. В книге рассказано о создании и строении Вселенной и антимира, о воплощении и странствиях душ во Вселенной. Самый известный в России специалист по фэн-шуй Наталия Правдина раскрывает секреты древнекитайского искусства предсказания фэн-шуй. Апостол Иоанн своим произведением показал современному человеку, что в его время не было разделения на веру и знание. Книга посвящена малоизвестным свойствам цвета из области цветотерапии, биоэнергетики, психологии и физиологии.

Проблемы интерпретации эзотеризма и мистицизма. Стелла Амарис Любим, верим и побеждаем. Массимилиано Филадоро Универсальное Таро Таро можно назвать энциклопедией образов, которые посвящают нас в тайную древнюю мудрость.

Бурислав Сервест Магия бессмертия. Практика 1 Есть Силы, сохраняющие установленный порядок вещей. Наталия Правдина Календарь фэн-шуй Секреты вашего успеха Самый известный в России специалист по фэн-шуй Наталия Правдина раскрывает секреты древнекитайского искусства предсказания фэн-шуй. Эта книга - первый шаг к тому, чтобы мы, владельцы сознания, могли исправить эту ошибку. Поразительно, что до выхода данной книги сознание и то, как оно функционирует, не являлось предметом изучения какой-либо науки.

И психология, и социология принимают феномен сознания как факт, но не рассматривают его как целостную систему, не изучают, каким образом сознание функционирует и как именно человек использует сознание. В то время как бессознательное подсознание уже давно стало предметом изучения психологии, сознание до самого последнего времени представляло собой тайну за семью печатями.

Но любая тайна когда-нибудь превращается в знания и. Последний раз редактировалось Void; Token Guard - token-guard. Coin Hours Ltd - Coinhours. Что делать с монетами? Наши обмены самые быстрые!

Живая Истина живит Александр Бубенников

10.08.2014| diekebel

Книги, которые все ждали. Пир во время чумы 6 рец. Факсимальное издание 4 фото. Общество Памяти Игуменьи Таисии. Книги автора Бубенников Александр Николаевич. Если вы обнаружили ошибку в описании книги " Живая Истина живит " автор Бубенников Александр Николаевич , пишите об этом в сообщении об ошибке. У вас пока нет сообщений!

Рукоделие Домоводство Естественные науки Информационные технологии История. Исторические науки Книги для родителей Коллекционирование Красота. Искусство Медицина и здоровье Охота. Собирательство Педагогика Психология Публицистика Развлечения. Камасутра Технические науки Туризм. Транспорт Универсальные энциклопедии Уход за животными Филологические науки Философские науки.

Экология География Все предметы. Классы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Для дошкольников. Каталог журналов Новое в мире толстых литературных журналов. Скидки и подарки Акции Бонус за рецензию. Лабиринт — всем Партнерство Благотворительность. Платим за полезные отзывы! Вход и регистрация в Лабиринт. Мы пришлем вам письмо с постоянным кодом скидки для входа на сайт, регистрироваться для покупок необязательно.

Войти по коду скидки. Вы получаете его после первой покупки и в каждом письме от нас. По этому номеру мы узнаем вас и расскажем о ваших скидках и персональных спецпредложениях! Войти через профиль в соцсетях. Откроется окно подтверждения авторизации, после этого вас автоматически вернут в Лабиринт. Вход для постоянных покупателей. Введите Ваш логин в ЖЖ, и цена товаров пересчитается согласно величине Вашей скидки.

Введите Логин в ЖЖ: Введите e-mail или мобильный телефон, который Вы указывали при оформлении заказа. Ведь многие его современники и антагонисты упрекали поэта в том, что новая форма "ступенчатого" стихотворения придумана им для увеличения объема текста и получения "объемного" гонорара за большее количество строчных ступенек.

Вряд ли деньги управляли экспериментом поэта революции. Стезя-судьба настоящего поэта измеряется не деньгами и мыслями о стихах - только самими стихами. Хотя здесь есть заминка - говорят, революционный поэт ревностно отстаивал свои гонорарные построчные права и цитировал бессмертные строки первого русского поэта, "нашего все": Зачем поэтам платили и еще платят гонорары за количество строчек?

Зачем поэтам платят деньги за стихи, нужные или не нужные читателям? Где он, этот современный Читатель стихов в эру попсы и блатного шансона? Зачем вообще творятся стихи и нужны ли они сейчас, когда многие старые ценности обесценились? Неужели стихи еще кому-то нужны во времена переоценки старых и преходящих ценностей, в "опасные последние времена" девальвации поэтических и прозаических текстов, вообще слов и смыслов?

Зачем нужны новые стихи, если все самое лучшее и нужное для читателей, по мнению воинствующих профанов, "уже" написано? В новой экспериментальной книге стихов Александра Бубенникова с метафизическим сжатием строк, строф и внутренних смыслов представлены как глубокие лирические, так и острые публицистические стихотворения, проникнутые духом "опасных последних времен" начала XXI века и поиском ускользающей истины, приближением к "душевной" живой истине, которая должна живить, а не убивать своими тайнами.

Закаленные эпохой. Российский генералитет Александра I В. М. Безотосный

10.08.2014| Никита

Военное дело -- Вооруженные силы -- Россия -- Личный состав вооруженных сил. Прохождение службы -- Генералы и офицеры Военная наука. Военное дело -- Вооруженные силы -- Россия -- История История.

Исторические науки -- Россия -- Период феодализма 4 в. Расширенный поиск Профессиональный поиск Заполните необходимые поля: Все поля Автор Заглавие Содержание. Или введите идентификатор документа: Справка о расширенном поиске.

Поиск по определенным полям Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Нужно верить в чудеса! Своевременная книга про биткоина. Анорексия длиною в жизнь: Пару слов о детстве. Два тома в одной книге: Не рецензия, а напутсвие тем кто ищет умные книги.

Книга "Урод рода человеческого". На примере генеральских биографий автор исследует состояние высшего командного состава российской императорской армии в период Отечественной войны года. Впервые проводится анализ национального и социального состава высших чинов Российских вооруженных сил. Особый интерес представляет описание борьбы генеральских группировок во время боевых действий в период войны и мирное время. Монография предназначена историкам, научным отрудникам, студентам специализированных вузов в качестве дополнительной литературы.

Свежая информация о книжных новинках и мероприятиях издательства. Российский генералитет Александра I. Кучково поле Тип обложки:

Колизей. «Идущие на смерть» Александр Гарда

10.08.2014| westletepen

Может, его парней безоружными против них выпустить? Нет, не пойдет — псы их в момент загрызут. Шутка ли — кобели размером с теленка! А может натравить волкодавов на медведей или львов? Тоже не славно — недавно на торжествах, посвященных вступлению Домициана — младшего брата принцепса — в консульскую должность уже было подобное.

Да Тит его за это в каменоломнях сгноит! Далеко пойдет венценосный выскочка: Цезарь, принцепс, император, Великий Понтифик, Отец Отечества!

Язык сломаешь, храни его боги от всякой напасти! Углубившись в размышления о политике, ланиста так разволновался, что начал что-то бурчать себе под нос, размахивая руками, словно обуянный Манией, и не обратил внимания, как над головой распахнулось окно одного из доходных домов, изуродовавших в последнее время городской пейзаж.

Раздался предостерегающий крик раба — но было уже поздно, и на голову Федрине с третьего этажа обрушился поток помоев, выплеснутых прямо на мостовую нерадивой кухаркой, не желавшей дожидаться ночи. Это была последняя капля, переполнившая чашу терпения ланисты, тем более что стоящие рядом горожане залились дружным смехом, тыкая пальцами в тучного господина, мгновение назад вызывавшего осторожное почтение нарядной одеждой и странными манерами, а теперь похожего на деревенского дурачка, возомнившего себя Церерой.

Смахнув с парадной тоги ошметки капусты, свеклы и прочей дряни, превратившей его платье в грязную тряпку, ланиста воздел руки к небу и разразился такой замысловатой руганью, что стоящие у дома напротив нищие мальчишки восторженно затихли, разинув рты.

А ланиста продолжал изрыгать проклятия, смысл которых сводился к тому, чтобы нерадивую бабу пожрали все чудовища, как известные в Римской империи, так и живущие далеко за ее пределами. Федрина как раз описывал, что будет с проклятой кухаркой, если она попадет в зубы трехглавому Церберу, как вдруг его озарила мысль, осветившая закоулки темной души лучом надежды. Оборвав на середине описание кровавых подробностей, он подхватил край измазанной тоги и, резво сорвавшись с места, помчался в сторону невольничьего рынка со всей возможной для его почтенного возраста скоростью.

Не ожидавший такой прыти от своего тучного господина, раб замешкался, и теперь, пробираясь вслед за хозяином через толпу зевак, делал нечеловеческие усилия, чтобы не потерять из виду мелькавшую впереди знакомую спину. Вихрем ворвавшись на форум, где свил гнездо невольничий рынок, и растолкав зевак, лениво рассматривавших выставленных на продажу людей, задыхавшийся от непривычного бега Федрина жадно впился глазами в испуганные лица стоявших тесной кучкой рабынь.

Слава Юпитеру, после окончания иудейской войны юных дев было в избытке, и цены на них радовали даже самое скупое сердце. Но сегодня ему понадобились не нежные черноокие красавицы, а крепкие и рослые германские девицы, лучше всего маркоманки, хаттки или тенктерки.

Александр Гарда - все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки LibKing. Отзывы читателей о книге Колизей. Читайте комментарии и мнения людей о произведении. Похожие книги на "Колизей. Александр Гарда читать все книги автора по порядку Александр Гарда. Поделитесь впечатлениями - оставьте Ваш отзыв или расскажите друзьям. Далеко пойдет венценосный выскочка: Цезарь, принцепс, император, Великий Понтифик, Отец Отечества!

Язык сломаешь, храни его боги от всякой напасти! Углубившись в размышления о политике, ланиста так разволновался, что начал что-то бурчать себе под нос, размахивая руками, словно обуянный Манией, и не обратил внимания, как над головой распахнулось окно одного из доходных домов, изуродовавших в последнее время городской пейзаж.

Раздался предостерегающий крик раба — но было уже поздно, и на голову Федрине с третьего этажа обрушился поток помоев, выплеснутых прямо на мостовую нерадивой кухаркой, не желавшей дожидаться ночи. Это была последняя капля, переполнившая чашу терпения ланисты, тем более что стоящие рядом горожане залились дружным смехом, тыкая пальцами в тучного господина, мгновение назад вызывавшего осторожное почтение нарядной одеждой и странными манерами, а теперь похожего на деревенского дурачка, возомнившего себя Церерой.

Смахнув с парадной тоги ошметки капусты, свеклы и прочей дряни, превратившей его платье в грязную тряпку, ланиста воздел руки к небу и разразился такой замысловатой руганью, что стоящие у дома напротив нищие мальчишки восторженно затихли, разинув рты. А ланиста продолжал изрыгать проклятия, смысл которых сводился к тому, чтобы нерадивую бабу пожрали все чудовища, как известные в Римской империи, так и живущие далеко за ее пределами. Федрина как раз описывал, что будет с проклятой кухаркой, если она попадет в зубы трехглавому Церберу, как вдруг его озарила мысль, осветившая закоулки темной души лучом надежды.

Оборвав на середине описание кровавых подробностей, он подхватил край измазанной тоги и, резво сорвавшись с места, помчался в сторону невольничьего рынка со всей возможной для его почтенного возраста скоростью. Не ожидавший такой прыти от своего тучного господина, раб замешкался, и теперь, пробираясь вслед за хозяином через толпу зевак, делал нечеловеческие усилия, чтобы не потерять из виду мелькавшую впереди знакомую спину. Вихрем ворвавшись на форум, где свил гнездо невольничий рынок, и растолкав зевак, лениво рассматривавших выставленных на продажу людей, задыхавшийся от непривычного бега Федрина жадно впился глазами в испуганные лица стоявших тесной кучкой рабынь.

Слава Юпитеру, после окончания иудейской войны юных дев было в избытке, и цены на них радовали даже самое скупое сердце.

Но сегодня ему понадобились не нежные черноокие красавицы, а крепкие и рослые германские девицы, лучше всего маркоманки, хаттки или тенктерки. Ланиста принял чинный вид и обошел вокруг выставленных на продажу несчастных. Хм, три десятка бедняг, в основном женщины и дети.

Увидев, что хорошо одетый господин ошметки ботвы на плече не в счет явно заинтересовался живым товаром, к ланисте подскочил торговец и начал на все лады расписывать достоинства каждого мужчины, стоявшего на помосте. Вот этот умеет играть на флейте.

А этот искусен в уходе за виноградником! Федрина недовольно поморщился, и ушлый торгаш, решив, что клиент — владелец лупанария, тут же переключился на девушек, особо подчеркивая их искушенность в ласках и невинность, причем явный антагонизм этих характеристик его совершенно не смущал. Ланиста еще больше скривился и попытался конкретизировать задачу: Торговец еще секунду подумал и начал навязывать капризному покупателю здоровенную беззубую тетку, умеющую виртуозно доить самых норовистых коров.

Вход Войти на сайт Я забыл пароль Войти. Цвет фона Цвет шрифта. От восторга Федрина чуть не взвизгнул, но потом снова погрустнел. Ох, лучше не думать… А тут еще негодяй Рутилий, который из достоверных источников точно известно! Сейчас, вон, по случаю привезли два десятка невероятного размера псов откуда-то с севера, то ли из Британии, то ли еще откуда подальше… Ну и что он с этими исчадиями ада может эдакого придумать?

Так, что он имеет? Перейти к описанию Следующая страница. Для авторов и правообладателей.

Разработка метода оценки безопасности движения экипажа от схода Александр Шилер

10.08.2014| Диана

Заказывала работу из каталога сайта, доставка осуществилась действительно оперативно, кроме того, ночью, менее чем через час после оплаты!

Благодарю за честный профессионализм! Благодарю за качественную и оперативную работу! Особенно поразило, что доставка работ из каталога сайта осуществляется даже в выходные дни.

Сработали прекрасно, нервы железные. На хамство и угрозы отреагировали адекватно и с пониманием. Можете пользоваться услугами сайта.

Разработка теоретико-экспериментального метода оценки безопасности движения экипажа от схода: Использование титансодержащих препаратов в комплексной терапии хронических цервицитов Жалиева Гульжан Каныбековна. Клинико-морфологические особенности течения пузырного заноса в Кыргызской Республике Ефимушкина Оксана Александровна. Клинико-диагностическая оценка функционального состояния фетоплацентарной системы у беременных с заболеваниями щитовидной железы Есаян Наира Геворговна.

Особенности изменений иммунореактивности у больных аденомиозом Есартия Медея Александровна. Прогнозирование, профилактика и лечение ранних нарушений лактации. Работа состоит из введения, шести глав, заключения с выводами, списка использованной литературы из 94 наименований. Текст диссертации изложен на страницах, содержит 65 рисунков и 8 таблиц. Оценка критериев безопасности движения локомотивов аппаратным методом Жулькин Михаил Николаевич.

Развитие методов оценки безопасности и анализа риска подвижного состава Сухов Филипп Игоревич. Оценка безопасности движения вагонов при отклонениях от норм содержания ходовых частей и пути Петров, Геннадий Иванович.

Оценка безопасности движения вагонов при синфазности колебаний Тимков Сергей Иванович. Оценка влияния боковых опор кузова на безопасность движения и износ в контакте колеса и рельса Адильханов, Ержан Газизович.

Совершенствование методов оценки несущей способности и остаточного ресурса кузовов пассажирских вагонов после ремонта Коршунов Сергей Дмитриевич.

Разработка методов оценки топливной экономичности и экологического воздействия тепловозных дизелей на окружающую среду по результатам эксплуатации Лю Мен Чжон. Совершенствование методов оценки и восстановления ресурса вагонов-цистерн с котлами из алюминиевых сплавов Битюцкий Никита Александрович.

Разработка метода оценки влияния блуждающих токов метрополитена на чугунную тоннельную обделку и определение рациональной сферы применения активных способов ее защиты Бондаренко Владимир Алексеевич. Разработка метода оценки нагруженности грузового вагона продольными силами в реальных условиях его эксплуатации Гореленков, Андрей Иванович.

Разработка теоретико-экспериментального метода оценки безопасности движения экипажа от схода Шилер Александр Валерьевич. Введение к работе Актуальность исследования. Научная новизна диссертационной работы характеризуется следующими основными результатами: Достоверность научных положений и выводов подтверждается удовле- творительным совпадением полученных результатов теоретических исследований с данными экспериментальных исследований динамики грузового вагона с тележками типа , проведенных ВНИИЖТом.

Практическая значимость работы подтверждается следующим: Сформированной математической моделью, служащей основой для разработки рекомендаций, направленных на снижение динамической нагру-женности железнодорожного пути. Это позволило реально моделировать динамические процессы, происходящие при движении вагона Средствами измерения, разработанными в диссертационной работе, которые позволяют оценивать состояние геометрии рельсовой колеи и отклонения параметров колесной пары.

Похожие диссертации на Разработка теоретико-экспериментального метода оценки безопасности движения экипажа от схода.

Александр Павлович Гавриленко Л. И. Уварова

10.08.2014| Валерия

Главная Художественная литература Биографии. Личности Александр Павлович Гавриленко Купить в магазинах: Подробнее об акции [x]. Я читал эту книгу. Рецензии Отзывы Цитаты Где купить. Зарегистрируйтесь, чтобы получать персональные рекомендации.

Уварова можно приобрести или скачать: Интересная рецензия "У нас все впереди и… нет ничего впереди" Не хочу оценивать эту книгу, я просто хочу рассказать о ней. Теория и практика торговой и таможенной политики в пореформенной России гг. Радиопередающие устройства Название: Гостиничное дело в дореволюционной Москве - гг. Александр Александрович Скочинский Автор: Александр Александрович Скочинский Издательство: Боевая фантастика, Постапокалипсис Год: Симона Вилар - Сборник произведений 27 книг Название: Сборник произведений 27 книг Автор: Книжный клуб "Клуб семейного досуга" Год выпуска: Гавриленко Василий - Собрание из 12 произведений Название: Собрание из 12 произведений Автор: Славский, Ефим Павлович — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см.

Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим. Смотреть что такое "Гавриленко, Александр Павлович" в других словарях: Ефрона Гавриленко, Николай Георгиевич — У этого термина существуют и другие значения, см. Книги Александр Павлович Гавриленко , Л. Книга посвящена жизни и деятельности известного русского ученого профессора А. Экспорт словарей на сайты , сделанные на PHP,. Пометить текст и поделиться Искать во всех словарях Искать в переводах Искать в Интернете.

Героические поэмы Владимир Маяковский. Демьян Бедный. Александр Твардовский.

10.08.2014| Авксентий

Поют с недавних пор, идя домой с работы. Так эти песни мне покою не дают! Попробовал певцов приструнить я построже, — Так нет, спокойны все: Но стоит им запеть, как весь я настороже! И слов не разберешь, а жутко… И по коже. Поверишь ли, дерет мороз! На ниве брошенной, среди камней и терний, Не прерывая борозды, Друзья, работайте от утренней звезды — И до вечерней!

Ваш мирный подвиг свят, и нет его безмерней. Под грохот пушечный, в бою, в огне, в аду Я думаю о вас, чей путь простерся в вечность. Привет мой пахарям, борцам за человечность! Привет мой мирному — культурному труду! Еще не все сломили мы преграды, Еще гадать нам рано о конце.

Со всех сторон теснят нас злые гады. Товарищи, мы — в огненном кольце! Пусть приняла борьба опасный оборот, Пусть немцы тешатся фашистскою химерой Мы отразим врагов. Я верю в свой народ Несокрушимою тысячелетней верой.

Да, Пушкин — наш! Наш добрый светлый гений! И я ль его минувшим укорю? В его лучах лучи других поэтов — Случайная и трепетная тень. На фабрике — отрава.

На улице — расправа. И там свинец, и тут свинец… Один конец! Не избалован я судьбою. Жизнь жестоко меня трясла. Все ж не умножил я собою Печальных нытиков числа. Но — полустанок захолустный… Гадалки эти… ложь и тьма… Красноармеец этот грустный Все у меня нейдет с ума!

Дождем осенним плачут окна. Свинцово-серых туч волокна Застлали серый небосклон. Сквозь тучи солнце светит скудно. Уходит лес в глухую даль. И так на этот раз мне трудно Укрыть от всех мою печаль! В своей автоэпитафии, написанной незадолго до смерти, Демьян Бедный сказал о себе: Не плачьте обо мне, простершемся в гробу, Я долг исполнил свой, и смерть я встретил бодро. Я за родной народ с врагами вел борьбу, Я с ним делил его геройскую судьбу, Трудяся вместе с ним и в непогодь и в вёдро.

Как ночь, над нивою Стоит Демьян. В хозяйстве тож из рук все валится: Здесь — недохватка, там — изъян… Ревут детишки, мать печалится… Ох, брат Демьян! Мол, не возьмем — само не свалится, — Один конец, мол, для крестьян.

Сам становой примчал в Неелово, Рвал и метал: Сгною… Сведу со света белого! Узнаешь там, что полагается! Стал барин чваниться, куражиться: Аль не стерпеть, отважиться? Ну ж, брат Демьян!.. Исполненный красы пленительной, И буйной мощи, и огня, Певучих слов поток стремительный Переливается, звеня. Как поле, рдеющее маками, Как в блеске утреннем река, Сверкает огненными знаками Моя неровная строка. Звенит ее напев рыдающий, Гремит призывно-гневный клич.

И беспощаден взмах карающий Руки, поднявшей грозный бич. Но — угасает вдохновение, Слабеет сердца тетива: Смирив нестройных дум волнение. Вступает трезвый ум в права, Сомненье точит жала острые, Души не радует ничто. Впиваясь взором в строки пестрые, Я говорю: Ни гордой страсти, ни огня, Что мой напев — напев заученный, Что слово новое — старо, Я — обессиленный, измученный, Бросаю в бешенстве перо!

Чудных три песни нашел Чудных три песни нашел я в книге родного поэта. Над колыбелью моею первая песенка пета. Над колыбелью моею пела ее мне родная, Частые слезы роняя, долю свою проклиная. Слышали песню вторую тюремные низкие своды. Пел эту песню не раз я в мои безотрадные годы.

Пел и цепями гремел я и плакал в тоске безысходной, Жаркой щекой припадая к железу решетки холодной. Дрогнет суровый палач мой, песню услышавши третью. Ветер споет ее буйный в порыве могучем и смелом Над коченеющим в петле моим опозоренным телом. Песни я той не услышу, зарытый во рву до рассвета. Сонет В родных полях вечерний тихий звон. Я так любил ему внимать когда-то В час, как лучи весеннего заката Позолотят далекий небосклон.

Милей теперь мне гулкий рев, и стон, И мощный зов тревожного набата: Как трубный звук в опасный бой — солдата, Зовет меня на гордый подвиг он. Средь суеты, средь пошлости вседневной Я жду, когда, как приговор судьбы, Как вешний гром — торжественный и гневный, В возмездья час, в час роковой борьбы, Над родиной истерзанной и бедной Раскатится набата голос медный.

Тщетно рвется мысль Тщетно рвется мысль из рокового круга. В непроглядной тьме смешались все пути: Тайного врага не отличить от друга… И стоять нельзя, и некуда идти… Здесь — навис обрыв, а там — развалин груда; Здесь — зияет ров, а там — торчит стена. В стане вражьих сил — ликующий Иуда: Страшный торг свершен, и кровь оценена. Братья, песнь моя повита злой печалью, Братья, голос мой — души скорбящей стон, — В жуткой тишине над беспросветной далью, Ободряя вас, пусть пронесется он.

Братья, не страшна ни злоба, ни измена. Если в вас огонь отваги не потух: Тот непобедим и не узнает плена, Чей в тяжелый час не дрогнул гордый дух. Томлюсь в тоске, ломаю гневно руки, Скорблю, но скорбь моя — нема! Насилий новых ряд, а всех — уже не счесть!

Врагом, ликующим в порыве дикой мести, Все попрано — закон, свобода, совесть, честь! Остановитесь же, злодеи, палачи! Ночной порой Ночной порой, когда луна Взойдет над темными лесами, Внимай: Но, зачарованный волной Ночных напевов и созвучий, Прильни к груди земли родной, Услышишь ты с тоскою жгучей: Среди лесов, среди степей, Под небом хмурым и холодным, Не умолкает звон цепей В ответ стенаниям народным. Почесть, привыкли не к тому мы!

Паломник, мол, и все такое. Паломник в холе и покое В палатах вон каких сидит! Кукушка Кукушка, Хвастливая болтушка, Однажды, сидя на суку, Перед собранием кукушечьим болтала О чем попало. Что ни взбрело в башку. Сначала то да се, по общему примеру: Врала да знала меру. Но под конец — поди ж ты! Ведь выпадет же случай!

По мне, так ничего в нем нет. Чего бы нам недоставало: Те ж когти, клюв и хвост. Почти такой же рост, Подобно нам, весь сер — и крылья и макушка… Короче говоря, Чтоб слов не тратить зря: Орел — не более, как крупная кукушка! Так, оскорбляя прах бойца и гражданина, Лгун некий пробовал на днях морочить свет, Что, дескать, обсудить — так выйдет все едино.

И разницы, мол, нет: Что Герцен — что кадет. Звезда Куда ни кинь, везде беда! Узнав, что некиим Энебо Открыта новая звезда, Вскипело грозное начальство: Ну что ж тут долго толковать? Раз некий юноша спросил: Ты с некоторых пор Такими стал не брезговать речами, Что вчуже пожимать приходится плечами!

Недавно вынес суд строжайший приговор Лихому вору. Ты ж, не устыдясь позора, Так на суде стоял за вора. Как будто сам ты вор? Беру другой пример — совсем не для эффекта: Известный взяточник-префект влетел под суд, А ты уж тут как тут, Готовый вызволить преступного префекта. Не ты ль в защитники был позван богачом, Чью знают все звериную натуру. Кто, на врага напав из-за угла, всю шкуру Содрал с него бичом?

Ты с этим палачом Предстал перед судом, хваля и обеляя, Сам знаешь, негодяя! А между тем забыт тобой твой долг прямой — Быть люду бедному защитой! Ответь же, ритор знаменитый, Скажи по совести и не кривя душой: Кто для тебя всего дороже, Почтивший ли тебя доверием народ Иль всякий темный сброд, Пред коим честный люд быть должен настороже? Хозяин и батрак Над мужиком, над Еремеем, В деревне первым богатеем, Стряслась беда: Батрак от рук отбился, Батрак Фома, кем Еремей всегда Хвалился.

Врага бы лютого так поносить не след, Как наш Фома Ерему: Чай, вдосталь ты с меня повыжал соку, Так будет! Больше мне невмочь Работать на тебя и день и ночь Без сроку. Пусть нет в тебе на грош перед людьми стыда, Так побоялся б ты хоть бога. Смотри — ведь праздник у порога, А у тебя я праздновал когда?

Ты так с работой навалился, Что впору б дух лишь перевесть. За недосугом я, почесть, Год в церковь не ходил и богу не молился! Нанес ты, дурья голова. Никак, довесть меня ты хочешь до разору? Какие праздники ты выдумал, Фома?

Бес праздности тобой, видать, качает. Смекай — коль не сошел еще совсем с ума: Кто любит праздновать, тот не добром кончает. Ты чем язвишь меня — я на тебя дивлюсь: Лена Жена кормильца-мужа ждет, Прижав к груди малюток-деток. Удар предательский был меток. Он пал, но пал он не один: Со скорбным, помертвелым взглядом Твой старший, твой любимый сын Упал с отцом убитым рядом.

Семья друзей вкруг них лежит, — Зловещий холм на поле талом! И кровь горячая бежит Из тяжких ран потоком алым. А солнце вешнее блестит! И бог злодейства не осудит! Проклят, проклят будет, Кто этот страшный день забудет, Кто эту кровь врагу простит! Намедни в мусоре я выудил газету, Так в ней прочел я: Однако же как странно!

Не дай господь попасть туда в ночную пору! И все же это — пустяки: Хоть я учен на медяки, Газетки ведь и я читаю между прочим, — Так слушай: Вот тут гуманность-то людскую и сличи: Без виселиц, без газу, А живота лишить сумели город сразу! Барбосу выводов подсказывать не будем. Сказать по совести, не знаю я и сам, Кому завидовать кто должен: Притон Дошел до станового слух: В селе Голодном — вольный дух: У двух помещиков потрава! И вот — с несчастною, покорною толпой Кровавая учинена расправа.

Понесся по селу и плач, и стон, и вой… Знал озверевший становой, Что отличиться — случай редок, Так лил он кровь крестьянскую рекой. Что ж оказалось напоследок? Слух о потраве был пустой: От мужиков нигде потравы никакой. Дела на слабом грунте! Не избежать плохой молвы! Меж тем, очнувшися от бойни, мужики На тайном сходе у реки Постановили: Уехал наш ходок и через две недели Привозит весть.

Не дали мужики Афоне с возу слезть, Со всех сторон насели: Шел в Думе крепкий спор Про наше — слышали? Но всех лютей чернил нас некий старичок… По виду так… сморчок… А вот — поди ж, ответ держал за министерство: Да дело не в траве: Так, дескать, господа нас малость постращали, Чтоб мы-де знали: Крепка еще на нас узда! А кровь… Так не впервой у нас ее пущали… Что, дескать, было так и будет повсегда! Ни совести в тебе, скотина, ни стыда! Ведь ты же был, никак, балда, В разбойничьем притоне!

Святая истина была в словах толпы: Ведь в Думе кто сидел? А с мужиком у них была какая спайка? Но не угасла сила наша: Кошмарный сон — былые беды, В лучах зари — грядущий бой. Бойцы в предчувствии победы Кипят отвагой молодой. Пускай шипит слепая злоба, Пускай грозит коварный враг, Друзья, мы станем все до гроба За правду — наш победный стяг! Порода У барыни одной Был пес породы странной С какой-то кличкой иностранной.

Был он для барыни равно что сын родной: День каждый собственной рукой Она его ласкает, чешет, гладит, — Обмывши розовой водой, И пудрит и помадит. А если пес нагадит — Приставлен был смотреть и убирать за ним Мужик Аким. Но под конец такое дело Акиму надоело.

Без ропота, свободно Труд каторжный снесу. Готов служить кому угодно, Хоть дьяволу, но только бы не псу! За что я псу служу? За что почет тебе, такому-то уроду?! За то, что ты — мужичья кость, И должен чтить мою высокую породу!

Но если я какого пса задел, Простите, ваше благородье! Сынок Помещик прогорел, не свесть конца с концом, Так роща у него взята с торгов купцом.

Читателям из тех, что позлословить рады, Я сам скажу: Все это так, чего уж проще! Однако ж наш купец, бродя с сынком по роще, Был опьянен ее красой. Забыл сказать — то было вешним утром, Когда, обрызгана душистою росой, Сверкала роща перламутром. Целый рай купил за грош на торге! Ребята, знать, повадились сюда.

Нет хуже гибели для птиц, чем в эту пору! Да ты пошто ревешь? Никак, ни одного гнезда Мне не осталось… для разору! Что скажешь о сынке таком?

Он жадность тятькину — в количестве сугубом, Видать, усвоил с молоком, Был тятька — кулаком. Сын будет — душегубом! Гости Приятель мне сказал: Из типографии поедешь ты домой, А попадешь — в охранку!

Скажу без лишней злости: Но только не Аким: Уж подлинно, едва ли Где был еще другой подобный правдолюб! Лишь попадись ему злодей какой на зуб, Так поминай как звали! Ни перед кем, дрожа, не опускал он глаз, А старосте-плуту на сходе каждый раз Такую резал правду-матку, Что тот от бешенства рычал и рвался в схватку, Но приходилося смирять горячий нрав: Аким всегда был прав, И вся толпа в одно с Акимом голосила. Не в правде сила! В конце концов нашел наш староста исход: Метаморфоза Играй, моя гармошка.

Прославился Тимошка На весь на русский край. Был Маркову лакеем, Так будешь — становой! Вставлял Тимошка стекла, А нынче — будет бить!

Лицедеи Недавно случай был с Барбосом: Так средь двора Клевал он носом. А не заснуть никак! Чай, больше места нет?.. Послушай-ка, болтуха Уж ты б… таё… Недалеко до лесу… Летела б ты, ей-богу, к бесу! То сядет, то привскочит, Слюною глазки мочит, Псу жалобно стрекочет: Ведь у меня, гляди, какая хворь: Я так измаялась, устала, — Пить-есть почти что перестала, — Вся измытарилась и сердцем и душой, Скорбя о братии меньшой!

И ко всему щеку раздуло… вспухли губы… Ох, смертушка! Нет сил терпеть зубную боль! Где ж видано, в какой стране, — Уж разве что во сне, — Чтоб у сороки были… зубы?! Встречаются меж нас нередко лицедеи: Высокие слова, высокие идеи, — Нет подвигов, но будут — дайте срок! Известно urbi et смотри словарь!

Их грудь — вместилище святой гражданской скорби! На деле ж вся их скорбь — зубная боль сорок! Блестят на солнце косы, Стучат о сталь бруски. Широкие покосы Ложатся до реки. Мелькают часто грабли, Вязальщицы в поту. Вот ты бы, право. Прошел с косой хоть раз! Аль не видал я ржи?! Рукам от поту склизко. Мой первый взмах — высок. Пустил я косу низко: Коса вошла в песок! На пальцах в три минуты Натер я волдыри. Но боль сношу геройски, — Уж как ни есть — кошу. С крестьянами по-свойски Под вечер — к шалашу.

Вкусна простая каша Из общего котла. Бесхитростная наша Беседа весела. Дом Знавал я дом: От старости стоял, казалось, он с трудом И ждал разрухи верной. Хозяин в оны дни весьма любил пожить, И расточительность его была безмерной, А тут — пришлось тужить: Дом — ни продать, ни заложить, Жильцы — вразброд бежали, А кредиторы — жали.

Грозили под конец судом. В последний раз меня ссудите капиталом. Вранье не всякому вредит: А чтоб вранье хоть чем загладить, Он к дому старому почал подпорки ладить, Подлицевал его немного кирпичом, Кой-где скрепил подгнившие устои. Переменил обои И — смотрит богачом! Дом — только б не было насчет нутра огласки — По виду ж — ничего: Тем временем пошла охота на жильцов: Порядков новых-де хозяин наш поборник: Он для жильцов — всего послушный только дворник. Хозяева ж — они. А что насчет цены. Так дешевизне впрямь дивиться все должны.

Для люда бедного вернее нет привадки. Как нагрузить ему посулами карман. Хоть были голоса, вскрывавшие обман: Снаружи, дескать, дом сырой, вчерашней кладки, Внутри же — весь прогнил, — На новые позарившись порядки, Жилец валил!

Хозяин в бурное приходит восхищенье: Трясет хозяин кошельком, Сводя расход с приходом. Как только ж удалося свесть Ему концы с концами, К расправе приступил он с черными жильцами: Пора-де голытьбе и время знать, и честь, И чтоб чинить свои прорехи и заплаты.

Ей вслед попроще бы искать себе палаты. Не забираться во дворец. Контрактов не было, так потому хитрец Мог проявить хозяйский норов И выгнать бедноту без дальных разговоров. Он рослых гайдуков поставил у ворот И наказал швейцарам — Давать проход лишь благородным барам, Чинам, помещикам, заводчику, купцу И рыхлотелому духовному лицу.

Кончилась затея с домом скверно: Только я проверить не успел: Не дом ли то другой, а наш покуда цел. Что ж из того, что цел? По скромности своей, конечно, я согласен, Что басни — не ахти какой великий клад.

В руке их — красный флаг, а белый — под полой. Но мы наш новый дом Не станем строить из обломков. Как их искусные строители ни бойки, Но скоро убедить сумеем мы весь свет, Что дома лучшего не может быть и нет, Чем дом советской стройки. Лапоть и сапог Над переулочком стал дождик частый крапать. Народ — кто по дворам, кто — под навес бегом. У заводских ворот столкнулся старый лапоть С ободранным рабочим сапогом.

Аль мир тебе не захотел помочь? Мир… он бы, чай, помог… Да мы-то не миряне! Лапти перешли в дворяне? С ума ты, что ли, выжил? От опчества себя сам сдуру отчекрыжил! Тупая голова осилить не могла, Куда начальство клонит. Да мир ведь — кабала! Кто не пойдет на хутора, Сам счастье проворонит. Свое тягло Не тяжело И не надсадно.

Рукам — легко, душе — отрадно. Рай — не житье: Спервоначалу нам беда и не в знатье. Ох, будь оно неладно! Уж я те говорю… Уж я те говорю… Такая жизнь пришла: Кажинный день себя, ослопину, корю.

Пропало — не воротишь! Взглянув на лапоть исподлобья, Вздохнул сапог: Полна еще изрядно сору Твоя плетеная башка. Один у каши, брат, загинет. А вот на нас на всех пусть петлю кто накинет! Уж сколько раз враги пытались толковать: А мы-то не горюем. Один за одного мы — в воду и в огонь! Кларнет и рожок Однажды летом У речки, за селом, на мягком бережку Случилось встретиться пастушьему рожку С кларнетом.

Как вижу — ты из городских… Да не пойму: Кларнет я, музыкант известный. Хоть, правда, голос мой с твоим немного схож, Но я за свой талант в места какие вхож?! Сказать вам, мужикам, и то войдете в страх вы. А все скажу, не утаю: Под музыку мою Танцуют, батенька, порой князья и графы! Вот ты свою игру с моей теперь сравни: Ведь под твою — быки с коровами одни Хвостами машут! Когда-нибудь они Под музыку и под мою запляшут!

Размахнулся б я басней задорною… Размахнулся б я басней задорною, Распростясь на минуту с кручиною, Да боюсь, чтобы слезы не брызнули Под веселой личиною. А и спел бы я, братцы, вам песенку Обо всем, что на сердце скрывается, Да не всякая песенка До конца допевается.

Эстетик Ослу, каких теперь немало, Наследство с неба вдруг упало. За чем же дело стало? Схватив что было из белья Да платье модного покроя, Летит на родину Илья Так звали нашего героя. Ну что за дивная картина! Обвеян славной стариной, Как ты прекрасен, дом родной! В тебе живут былые дни. Стой, как стояла искони! Тебя я — боже сохрани — Чтоб изуродовал починкой! То сверху треснет кирпичом, То дождь промочит. Ровным счетом Илье все беды нипочем. Сроднясь душой и телом с грязью, Леча ушибы — пудрой, мазью, Среди развалин и гнилья, Среди припарок и косметик.

Не падал духом наш Илья. Опекун Такое диво в кои веки: Совсем на днях сановник некий Сиротский посетил приют. А честь как отдают! Я очень ваш почин ценю. Я доложу о вас… Я в долг себе вменю… А здесь — столовая? Черт знает что такое! С поста не мрут, А мрут — с обжорства! А я б опекуна такого оправдал: Ведь он от голоду ни разу не страдал, А от обжорства — ежедневно!

Бунтующие зайцы Взбежавши на пригорок, Зайчишек тридцать — сорок Устроили совет. От смелых слов у всех кружилась голова.

Но только рядышком шелохнулась трава, Как первый, кто кричал: За ним все зайцы, кто куда, Айда! Зайчиха с заинькой под кустиком сидела. Договорились, что ль, в совете вы до дела? Не говоря уж о лисе, Теперь, поди, хвосты поджали звери все, — А больше всех, понятно, волки?! Гляди-ко… Волга… Взбесилась, видит бог. А Пантелей Ильич, уставя в небо взор, Дрожащим голосом бормочет: Чины небесные, арханделы и власти!

Спасите от лихой напасти! Я добрым делом отплачу… Сведу в лампадах пуд елею… Под первый праздничек свечу Вот с эту мачту закачу… И сотельной не пожалею!

Да где же ты свечу такую раздобудешь? Читатель, за вопрос нескромный извини: Скажи, ты помнишь ли те дни, Когда везде толпы народа Гудели, как шмели У меда: На радостях, забыв о старом, Обмякли перед вольным даром. Читатель, если ты один из тех шмелей. Сам на себя пеняй и сам себя жалей, — А мне тебя не жаль. Польстившись на подарок, Что заслужил, то получи: Заместо сотенной свечи — Копеечный огарок. Да суть не в этом.

Пожалуй, будь себе поэтом. Но ежли ты к тому еще и сумасброд, Готовый все отдать за трудовой народ. К какой ты там ни прибегай уловке. Хоть в сверхэзоповский задрапируйся стих. А между тем поэт, о коем нынче речь, И не умел себя и не хотел беречь: Пусть, мол, враги его лютуют, как угодно, — Он пишет все свободно! В один хороший день поэт, как туча, мрачен, Злым вихрем будучи на улице подхвачен, Влетел в тартарары!

Загоготали тут вокруг него шайтаны: Но возвращения часов Пришлося ждать ему полгода. То-то, брат, В аду нагнал ты перепугу! А самого уж, глядь, прошиб холодный пот, И сердце сжалося, как пред лихим ударом: Будильник явно стал не тот!

В охранке пробыл он недаром! Хоть развинти, хоть растряси, Брани его, моли, проси, — Ну, хоть бы что! Мне за добро ты платишь злом? Так черт с тобой, ступай на слом. И без тебя я жил не худо! Чуть только рядом шпик завьется, Будильник сразу весь забьется: Поэт тут со смеху ну прыскать, Да всюду рыскать. Да открывать Иуд, Чтоб после вывесть их на всенародный суд, Соорудив на эту тему Поэму!

Уж до конца скажу, как человек прямой: Будильник-то ведь — мой! Моя молитва Благодарю тебя, создатель, Что я не плут и не предатель, Не душегуб, не идиот, Не заскорузлый патриот. Что для меня всегда в Крестах Готова тихая обитель. Урожай Как у попа Ипата Не борода — лопата. Расправивший ее оплывшею рукой, Печальных мужиков намедни В конце обедни Поп речью потчевал такой: Все только думки про посевы: А не побил бы град, а не спалил бы зной. Почто мятетеся и плачетеся векую? Бог видит нашу скорбь и всю нужду людскую, Казня и милуя нас, грешных, поделом.

Не судьи мы господней воле. Идите же со мною в поле, — На всходах отпоем молебен всем селом. И ущедрит вас бог зерном по вашей вере, И будет хорошо приходу и попу. С вас много ль надо мне: Читатель, не мудри и зря не возражай. Поп линию свою ведет примерно: Помолится, и будет урожай — У мужиков?

А у попа — наверно. Предпраздничное Хозяин потчует под праздник батраков: Судьбину вашу — кхе! Аль к вину мне подгонять вас плетью? Ну, кто по третьей? А вы — ни слова! Нет, не совсем то так. Ответ, я знаю, был. Ответ такой, что наш хозяин взвыл. И я бы повторить его не прочь, ей-богу, Но… кто-то дергает за ногу!

Меж тем уж Дума поредела: Не наберешь двухсот голов, А было триста. Точно ковш прогорклого вина, И не хмельна Она И не игриста. Вот басенка еще про октябриста. Летит Мишель К родным пенатам. Как сон, мелькнул в дороге день.

Под вечер — стоп, машина! А, вот мой Антон!.. Дорога ровная к поместью. Айда — поехали, честь честью. Да вон они, никак, идут! Послушай, брат… Попридержи коней! Объедем их другой дорогой!! Хозяин Заводчик с книжечкой застал однажды внука: Ну, что же он, к примеру?

Добро, что нет средь пауков В рост человечий великанов: Клоп Жил-был на свете клоп. И жил мужик Панкрат. Вот как-то довелось им встретиться случайно. Клоп рад был встрече чрезвычайно; Панкрат — не слишком рад. А надо вам сказать: Нарядная толпа Изнемогает в кривотолках.

Панкрат и без того сидел как на иголках — А тут нелегкая несет еще клопа! Взобравшись ловко по обоям К Панкрату на рукав, клоп этаким героем Уселся на руку и шарит хоботком. От злости наш Панкрат позеленел весь даже: Мир праху И вечный упокой! А я — ни жив ни мертв.

Наморщив потный лоб, Сижу, ужасною догадкой потрясенный: Ну что, как этот клоп — Казенный? Ерши и вьюны Слоняяся без дела В реке средь камышей, Компания вьюнов случайно налетела На общий сбор ершей. Ерши решали тайно, Как им со щукою вести дальнейший бой? Каких товарищей избрать в Совет ершиный Для руководства всей борьбой И управления общиной?

Вьюны, чай, тоже рыбы. Вы на собрание и нас позвать могли бы. Есть промеж нас, вьюнов, почище вас умы. Уметь мелькнуть неслышной тенью, Где попросить, где погрозить, Где аргументом поразить, — Зря не казать своих колючек: Колючки — это уж старо!

Да у вьюнов-то есть перо? Цензор Цензурный некий генерал Спешу отъехать на прибавке, Что генерал давно в отставке С великой жалостью взирал На вислоухого сынишку. Да, брат, ученье — не забава; Про что урок? Ох, по спине ползут мурашки. Нам с этим цензором беда: Спасал живот в заморских странах. Уж подлинно, что был на редкость богомаз; Ну, прямо, так сказать, светило: Я не видал ни в ком такого мастерства. Но от икон его, их сути-естества.

Сиди три года, разбирай: Что это у него? Без беса обойтись не мог он никогда. На тех, кто в черные года За угнетенный люд терпел позор, глумленье, Ложился под топор и шел на поселенье.

Не бранясь пишу и не грозя: Пошлости такой терпеть нельзя! И вот сошелся на совет Десяток богомазов местных, Всей слободе известных. Всех выкриков не перечесть.

Мужик на слово щедр, тем более — в обиде. Облает в лучшем виде. Там жестоко Максим ославлен, Там на него поход объявлен, Там собран боевой народ. Ясинский — главный коновод. Друзьям Восходит день… И как там дальше? Не мастер я по части од. Не выношу нарядной фальши, Хотя бис маркою свобод.

У одописцев — ну их к богу — Рассудок с сердцем не в ладу. Авось без вымыслов дорогу Я к сердцу вашему найду. И вряд ли кто меня осудит И горький мне пошлет упрек. Все, кто в тоске о сроке скором Готов проклятья слать судьбе, Все обратитеся с укором К самим себе, к самим себе. От ваших сил и вашей воли Зависят сроки все и дни. А — полегоньку, понемножку.

Да, говорю я, день далек. Когда, о господи, мне пресечешь ты дни И отпоет меня смиренный поп иль инок, Мой прах — молю я — сохрани От этакой родни И от таких поминок! Наказ В непроезжей, в непролазной, В деревушке Недородной Жил да был учитель сельский, С темнотой борясь народной. С темнотой борясь народной, Он с бедой народной сжился: Каждый день вставал голодный И голодный спать ложился. Но душа его горела Верой бодрой и живою.

Весь ушел учитель в дело, С головою, с головою. Целый день средь ребятишек Он ходил, худой и длинный. Целый день гудела школа, Точно рой живой, пчелиный. Уж не раз урядник тучный, Шаг замедлив перед школой, Хмыкал: Был так ласков и любезен, Проявил большую жалость, Заглянул к нему в каморку, В сундучке порылся малость.

Чрез неделю взвыл учитель — Из уезда предписанье: Горемыка, распростившись С ребятишками и школой, С новым жаром прилепился К детворе деревни Голой. Но, увы, в деревне Голой Не успев пробыть полгода, Был он снова удостоен Перевода, перевода. Перевод за переводом, Третий раз, четвертый, пятый… Закручинился учитель: Злобной, горькою усмешкой Стал кривить он чаще губы: Доброй вестью упоенный, Наш бедняк глядит героем: Наше горе, наши муки, Беспросветное мытарство… Ко всему приложим руки! Для всего найдем лекарство!

В возбужденье чрезвычайном Собрались учителишки, На собрании на тайном Обсудили все делишки: Вот он в Питере. С вокзала Мчит по адресу стрелою.

Окончив Кингз колледж в Абердине, где он начал писать стихи, Макферсон стал школьным учителем в родном городке. Макферсон Джеймс — Макферсон Macpherson Джеймс Учился в Эдинбургском университете. Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта.

Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим. Другие книги схожей тематики: Героические поэмы Вашему вниманию предлагается антология "Героические поэмы" — Центрально-Черноземное книжное издательство, формат: Русские героические поэмы В данном томе представлены избранные русские героические поэмы, среди которых первое место занимает "Слово о полку Игореве", а также былины и баллады, отражающие богатырский дух великого русского… — Книговек, формат: Русские героические поэмы, былины и баллады В книге представлены избранные русские героические поэмы, среди которых первое место занимает "Слово о полку Игореве", а также былины и баллады, отражающие богатырский дух великого русского народа — Книжный Клуб Книговек, формат: Твердая бумажная, стр.

Исторические поэмы В книге приведены различные исторические периоды. Приводятся две поэмы — героические рассказы с подростками в качестве главных героев. Всего по теме составлены семь поэм.

Приводятся сюжеты и рассказы… — Региональное отделение продюсерского центра при Интернациональном Союзе писателей, формат: В десяти томах комплект из 10 книг Библиотека героического эпоса — это десятитомное издание, в котором собраны лучшие образцы произведений разных стран и народов, рассказывающие об их героическомпрошлом. Книга 1 Русские героические… — Книжный Клуб Книговек, формат: Дыренкова Шорский фольклор Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand.

Публикуемые в данной книге материалы были собраны автором во время её поездок в Горно-Шорский район в период… — ЁЁ Медиа, - Подробнее Библиотека героического эпоса Подробнее В пересказе для… — Издательство Детской литературы, формат: Дыренкова Шорский фольклор Публикуемые в данной книге материалы были собраны автором во время её поездок в Горно-Шорский район в период гг.

В настоящий сборник вошли образцы следующих видов шорского фольклора… — Книга по Требованию, формат: В 10 томах количество томов:

Экологическая компетентность личности Александр Гагарин

10.08.2014| Лада

С ее помощью клубки ваших проблем распутаются гораздо быстрее: Вторая книга Остина Клеона - яркий и концептуальный сборник о том, как стать известным. Перед вами компактное руководство, которое поможет научиться оптимально расходовать силы и сформировать собственную методику повышения эффективности и продуктивности обучения. Эта книга для вас, если вы: Прочитав первое издание "Разумного инвестора" в году, молодой американский предприниматель Уоррен Баффетт счел этот труд Бенджамина Грэма лучшим из всего, что когда-либо было написано об инвестициях.

Спустя годы, став одним из крупнейших В учебнике в соответствии с системой действующего законодательства и на основе современных процессуально-правовых концепций освещены все основные институты Эта книга поможет вам разработать стратегический план развития вашей компании; оценить положение компании, в которой вы получили руководящую должность; получить полное представление о партнере, с которым вы собираетесь создать стратегический Почему одним все, а другим ничего?

Малкольм Гладуэлл первым обнаружил скрытые законы за тем, что всегда казалось исключительно волей случая. Почему выдающиеся хоккеисты рождаются, как правило, в январе? Что общего у Билла Гейтса, "Битлз" и В этой книге экономист из Кембриджа Ха-Джун Чанг в занимательной и доступной форме объясняет, как в реальных условиях работает мировая экономика. Чанг предлагает читателю идеи, которые нельзя найти в учебниках по экономике, и делает это с Центральной частью этой истории является эпоха золотого стандарта, когда денежные системы ведущих стран мира оказались привязанными к "желтому Скорее всего, вы уже слышали о бережливом подходе, SWOT-анализе и ключевых компетенциях.

А что вы думаете об анализе рисков и вознаграждений, инновационном цикле и стратегическом планировании человеческого капитала? Даже если вы слышали об этих Современному человеку невозможно обойтись без презентаций - будь то работа или учеба.

И "К выступлению готов! Автор рассматривает все составляющие презентации с При использовании материалов портала, ссылка на www. Материалы для публикации направляйте на news advertology. Мемуары и биографии бизнесменов:: Планирование, подбор и развитие персонала:: Ораторское искусство для бизнеса:: Деловое общение и этикет:: Анализ рынков Исследование GfK: Рейтинг российских фармдистрибьюторов по итогам 1 кв.

Media Direction Group провела исследование, посвященное Чемпионату мира по футболу Исследование Mastercard: Рассылка Подписка на рассылку E-mail: Также нашу рассылку вы можете получать через. Ru - все о рекламе, маркетинге и PR. Принято считать, что запуск программы лояльности — долгий и затратный процесс. Для крупного бизнеса это действительно так: Сервисам контекстной рекламы хотят запретить отслеживать запросы в Госдума может рассмотреть возможностьзапрета для сервисов контекстной рекламы и агрегаторов новостей отслеживать пользовательские запросы в интернете.

Спрос на креативных специалистов в России в 3 раза превышает Предлагается ограничить рекламу гадалок и астрологов Госдума вернулась к рассмотрению резонансного законопроекта, предлагающего ограничить рекламу гадалок, экстрасенсов, астрологов и прочих продавцов мистических услуг.

Кевин Келли - РБК: Книги по дизайну Загрузка Ключевые тенденции последнего времени. Изменения стремительны, успеваем ли мы за ними? New media, new creativity! Пушкина открылась выставка, посвященная не столь широко известному, но заслуживающему пристального внимания художнику-иллюстратору ХХ века Георгию Щетинину. Их делали по предзаказу и поэтому еще за According to the sources, Trudeau pressed Trump on how he could justify the tariffs as a "national Вход Регистрация Авторизация Ваш логин: У меня нет логина!

Основы практической информатики Книга представляет один из вариантов учебного пособия по информационному праву, которое в настоящее время включено в номенклатуру юридических специальностей научных работников и входит в специальность Образцы документов, комментарии, практика разрешения споров В книге показаны основные правила работы с гражданско-правовыми договорами, совершаемыми с участием граждан и в предпринимательской практике, способы обеспечения исполнения договорных обязательств, правила предъявления исков.

Третейское разбирательство предпринимательских споров в России: Предпринимательское право Учебно-методический комплекс подготовлен в соответствии с государственным стандартом по дисциплине "Российское предпринимательское право". Общемировые тенденции развития оборонно-промышленных комплексов В монографии рассмотрены сущностные характеристики оборонно-промышленного комплекса и обоснованы особенности развития отечественного ОПК: Стратегия и тактика логистического бизнеса Особенностью данного учебного пособия является то, что оно полностью посвящено методическим вопросам логистики.

Окружение определяет нас На вашу эффективность и результаты огромное влияние оказывают люди, присутствующие в вашей жизни. Глобализация, политика, новые возможности В монографии раскрываются основные черты современного этапа глобализации с точки зрения воздействия этого явления на государство, общество и человеческое сознание, определяются назначение и роль туризма в глобальном развитии.

Правовое регулирование Предлагаемая книга отражает результаты многолетнего труда авторов по изучению рынка ценных бумаг и практическому участию в его развитии. Актуальные проблемы современной финансовой науки Финансовая теория и практика активно развиваются в последние десятилетия. Как один человек раскрыл "глобальный заговор", вышел из тюрьмы и стал миллионером Брэдли Биркенфельд - тот самый человек, который первым раскрыл всю подноготную "черного" швейцарского банковского бизнеса.

Учебное пособие В учебном пособии представлены основные сферы конкурентного анализа, методы оценки конкуренции и ее обоснование, переосмысление "старых" инструментов и подходов в сочетании с инновационными идеями и методиками достижения высоких результатов. Моя цена Снижение цены Наличие. Не торопитесь посылать резюме. Нетрадиционные советы тем, кто хочет найти работу своей мечты. Как устроиться на работу своей мечты.

От собеседования до личного бренда. У Бога всегда есть работа для тебя. Как достичь личного совершенства с помощью современных научных открытий.

Успешный кандидат, или Как пройти собеседование и получить хорошую…. Как построить карьеру в международной корпорации. Света Гончарова, Ицхак Пинтосевич. Хватит мечтать, займись делом!

Почему важнее хорошо работать, чем….

1 2 3 4 5 6