Menu

Евразийский реванш России Александр Дугин

10.08.2014| Всеслав

Следовательно, не объединившись в самостоятельное и равноправное евразийское образование, все страны СНГ рано или поздно окажутся принудительно включенными в те или иные коалиции, с явной гегемонией той или иной силы — Европы, США, Китая, радикального ислама и т.

Но с каждой из этих гегемоний у стран СНГ будет заведомо намного меньше общего, нежели друг с другом или с Россией. Отсюда прямая зависимость успеха построения многополярного мира и скорости осуществления евразийской интеграции.

Однако для того, чтобы построить многополярный мир, необходимо расстроить однополярное устройство и сорвать проект создания мирового правительства.

Западу в многополярном мире отводится значительная, но не решающая роль. Неудивительно, если Запад будет этому проекту противиться.

Создать Евразийский союз можно только в активной и эффективной конкурентной борьбе на разных уровнях — стратегическом, экономическом, энергетическом, политическом, дипломатическом и т. Путин к этому готов и прекрасно это понимает. Другим важным моментов евразийской политической философии является реорганизация баланса сил на евразийском материке в целом. Евразийский союз имеет границы, совпадающие в целом с границами стран СНГ, где интеграция должна быть максимально тесной.

Но от того, какова будет архитектура отношений между собой других прилегающих евразийских региональных держав Китай, Индия, Иран, Пакистан, Турция, Афганистан и т. Эти три зоны в теории многополярности призваны быть максимально независимыми от США и Запада и организовать свои отношения в рамках строго регионального партнерства и в своих интересах. Каждая из региональных держав приглашается предлагать свои интеграционные проекты по аналогии с Евразийским союзом.

Для Китая аналогом Евразийского союза может быть интеграция с Тайванем. Для Индии — укрепление связей с Непалом и Бангладеш, а также урегулирование конфликтов с Пакистаном. Для Пакистана — интеграция с пуштунскими регионами Афганистана. Для Турции — укрепление территориальной целостности, сохранение контроля над Северным Кипром и Курдистаном. Некоторые зоны влияния могут пересекаться на основании общности тех или иных факторов — религиозных, этнических, политических, стратегических и т.

Вместе с тем, третий пояс Евразии предполагает появление в будущем координационной структуры, призванной осуществлять координацию основных региональных держав между собой. Отчасти эта функция возложена на Шанхайскую организацию сотрудничества ШОС. Но исторически и даже символически в ней бросается в глаза непропорционально большая роль Китая, а также отсутствие Ирана и Турции, ключевых игроков в Евразии.

Поскольку ШОС решает ряд стоящих перед этой организацией вопросов, она вполне может существовать и дальше. В этой структуре должны изначально быть учредителями все ключевые игроки Евразии, разделяющие императив многополярного мироустройства и заинтересованные в успешной региональной интеграции.

Кроме того, между всеми этими центрами сил могут быть дополнительные связи и соответствующие структуры. К Евразийскому союзу едва ли смогут примкнуть крупные региональные державы, так как степень предполагаемой интеграции здесь слишком высока. Равно как и Россия и страны СНГ едва ли смогут стать естественными участниками интеграционных проектов, строящихся вокруг других евразийских центров. Но осуществление всех этих интеграционных циклов важно не только для тех, кто их осуществляет, но и для всех остальных евразийских держав: Россия и страны СНГ должны активно поддерживать интеграционные инициативы других евразийских стран и оказывать им всяческую поддержку.

Если поодиночке конкуренция с США и Западом у всех этих стран проблематична, то в совокупности они представляют собой гигантскую планетарную силу, способную совместно диктовать Западу условия по крайней мере, отстоять право на свободное поведение на пространстве собственных стран и прилегающих зон влияния, без опасения экспорта цветных революций и иных субверсивных стратегий, применяемых Западом.

Многополярный мир, Евразийский союз и евразийство в широком смысле связаны между собой неразрывно. Если мы совместно не отстоим право на то, чтобы сохранять и развивать свои оригинальные цивилизационные уклады, то утратим независимость и исчезнем с лица истории.

Поэтому евразийство и многополярность являются абсолютными императивами будущего. Это ясно понимает Путин. Это столь же ясно должны понять лидеры остальных великих евразийских держав. Отношения России со странами Востока начинают играть большую роль.

К примеру, объем внешней торговли России с Турцией растет бешеными темпами и на составляет уже порядка 30 миллиардов долларов. В ближайшем будущем Россия по всем прогнозам перегонит Германию и станет главным партнером Анкары.

И у России, и у Турции есть стремление к интеграции в западный мир, но на практике получается, что эта перспектива остается весьма отдаленной и почти теоретической, тогда как экономическое сотрудничество между евразийскими державами приносит ощутимые дивиденды уже сегодня. Все это заставляет всерьез обратиться к теме евразийской экономики, которая ранее была в загоне из-за чрезмерного и повального увлечения Западом.

Смысл евразийского подхода к экономическому развитию таких стран, как Россия, Турция, Китай, Иран, Индия, стран постсоветского пространства и т. Безусловно, евразийские страны проигрывают по ритму модернизации странам Запада и в первую очередь США. Из такой ситуации есть два выхода: Первый путь отстаивают глобалисты и ортодоксальные либералы.

В России его сторонники преобладают, и останавливаться на нем нет нужды. Второй путь — это и есть евразийская экономика. Ее принципы мене известны и популярны. Постиндустриальное общество может прийти в страны Евразии и проникнуть в отдельные сектора, но этот процесс будет однобоким и по сути направленным на то, чтобы высасывать из страны богатства через сеть транснациональных корпораций. На примере российских реформ эта закономерность очевидна: Все эти страны пребывают в индустриальной фазе своего развития.

Поодиночке они не способны конкурировать с Западом, но совокупно их потенциал — ресурсный, интеллектуальный, демографический и т.

Евразийская экономическая теория основывается на рыночном подходе, но ставит во главу угла национальные интересы, а не абстрактные догматы либерализма. Общая логика экономического развития и перехода от одного экономического уклада к другому описывает идеальные условия и более или менее подтверждается лишь опытом западных стран, развивавшихся в особых исторических, культурных, религиозных и политических условиях.

При этом проект Евразийского союза влечет за собой логически несколько иных фундаментально важных моментов, также относящихся к евразийской философии. На планетарном уровне евразийство предполагает создание многополярного мира — вопреки однополярному, существующему сегодня при очевидной доминации Соединенных Штатов, или бесполярному глобализационный проект, предполагающий появление мирового правительства. Однако для того, чтобы она реализовалась, необходима воля и усилия.

Как есть капитализм, но может быть социализм, точно так же есть однополярность, но может быть многополярность. Многополярность — это, в каком-то смысле, революционная перспектива.

Государства как таковые полюсами быть не могут, полюс — это больше, чем государство. Я вижу мир четырехполюсным. В этом мире есть европейский или даже евро-африканский полюс, есть полюс евразийский — Россия и ряд других евразийских держав, тихоокеанский полюс Китай и Япония и существующий американский, отказавшийся от глобальной доминации и ужатый до территории между Атлантическим и Тихим океанами.

Каждый из этих полюсов-зон тоже может иметь плюральную структуру. Таким образом, можно сказать, что многополярность — это такая картина мира, где границы проходят не между государствами, а между цивилизациями.

Это и есть альтернатива существующему глобальному миру или однополярному миру, где все решает США. Евразийский союз, предполагающий включение большинства стран СНГ, мыслится как полюс многополярного мира, наряду с другими полюсами — американским, китайским, европейским, индийским, исламским, латиноамериканским.

Для того, чтобы быть полноценным полюсом многополярного мира, и у России, и тем более у других стран СНГ фатально недостает ресурсов, масштабности, инфраструктуры. Следовательно, не объединившись в самостоятельное и равноправное евразийское образование, все страны СНГ рано или поздно окажутся принудительно включенными в те или иные коалиции, с явной гегемонией той или иной силы — Европы, США, Китая, радикального ислама и т.

Но с каждой из этих гегемоний у стран СНГ будет заведомо намного меньше общего, нежели друг с другом или с Россией.

Отсюда прямая зависимость успеха построения многополярного мира и скорости осуществления евразийской интеграции. Однако для того, чтобы построить многополярный мир, необходимо расстроить однополярное устройство и сорвать проект создания мирового правительства. Западу в многополярном мире отводится значительная, но не решающая роль.

Неудивительно, если Запад будет этому проекту противиться. Создать Евразийский союз можно только в активной и эффективной конкурентной борьбе на разных уровнях — стратегическом, экономическом, энергетическом, политическом, дипломатическом и т. Путин к этому готов и прекрасно это понимает. Александр Дугин - все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки LibKing.

Отзывы читателей о книге Евразийский реванш России, автор:

Эротические этюды Александр Федоров

10.08.2014| Аграфена

Комедия — вид драмы см. Качественно борьба в К. Вырос в богатой буржуазной семье. Еще молодым человеком Л. Кустодиев Борис Михайлович — , живописец, график, театральный художник. Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим.

Другие книги схожей тематики: За эти годы автор провел… — Продолжение Жизни, формат: Открываем книгу… включаем воображение, и погружаемся в мир необузданных фантазий. Конечно, в паре читать книгу будет гораздо интереснее. Но если Вы свободны словно птица, то… — Издательские решения, формат: Он называет свои короткие литературные зарисовки… — Продолжение Жизни, формат: Как микробы в кишечнике управляют нашим настроением, решениями и здоровьем. Я - мама умного малыша. Программа гармоничного развития ребенка от рождения до 5 лет.

Твой второй мозг - кишечник. Книга-компас по невидимым связям нашего тела. Подарок влюбленному в футбол комплект из 3 книг. Главный тренд XXI века. Здоровье и хорошее самочувствие своими руками. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть. Истории кардиохирурга о профессии, где нет места сомнениям и страху. Еда живая и мертвая.

Какая еда нужна нашей ДНК. Максимальная вместимость корзины — товаров. Войти через профиль в соцсетях. Запомнить на этом компьютере. Только в Фотография Расширенный поиск.

If you need help please write to supbooks books. Все книги Бизнес Детская литература Дом, семья, хобби, спорт Книги на иностранных языках Компьютеры и Интернет Культура, искусство, публицистика, музыка Наука, техника, медицина Религия, оккультизм, эзотерика, астрология Специальные издания Справочники, энциклопедии, словари Художественная литература Электронные книги Бизнес Детская литература Дом, семья, хобби, спорт Компьютеры и Интернет Культура, искусство, публицистика Наука, техника, медицина Религия, эзотерика, астрология, оккультизм Справочники, энциклопедии, словари Художественная литература Аудиокниги CD в аудио-формате CD в формате MP3 Аудиофайлы Книжный маркет Подарочные сертификаты Именной сертификат.

Аннотация к книге "Эротические этюды. В данном альбоме представлены работы петербургского фотохудожника Александра Федорова род. За эти годы автор провел несколько персональных выставок, а также участвовал в международных и специальных выставках, таких как "Эротика" СПб, Манеж , "Photo-fair" гг. Ряд работ Александра Федорова участвовал в конкурсе журнала "Р1аybоу" декабрь г. Код для вставки в блог:

Пятидесятилетний юбилей князя Итайлийского графа Александра Аркадьевича Суворова-Рымникского. 1-го я

10.08.2014| Прокл

Книжная база постоянно пополняется. Отвечаем на звонки с ПН по СБ с 8: Магазин Фото Блог Ещё. Уставы организаций и прочих объединений. Методология и логика науки. Общие вопросы общественных наук. Обеспечение духовных и материальных жизненных потребностей. Административные и официальные органы и учреждения. Общие вопросы естественных наук. Общие вопросы прикладных наук. Планировка в масштабе страны. Общая теория и техника искусства. Направления, школы и влияния.

Объекты и темы художественного изображения. Доставка и оплата Пункты выдачи. Войти в магазин Зарегистрироваться Забыли пароль? Инструменты Одежда и обувь Электроника, оргтехника Красота и здоровье Бытовая техника Заговоры и обереги на каждый день Н.

Хроника петербургских театров А. Введение в эзотерику, или Теория единого движения Владимир Сергиенко ,00 руб. Введение Аврам Фишерман ,00 руб. Теория и практика Виктория Соколова ,00 руб. К истории тайных политических организаций, существовавших во времена самодержавия Л.

Меньщиков 1 ,00 руб. На тринадцатом году жизни князь Александр был помещён в школу знаменитого швейцарского педагога Фелленберга в Гофвиль, около Берна. Здесь Александр пробыл пять лет, в совершенстве овладев несколькими иностранными языками, а также занимаясь историей и изучением естественных наук. После уехал в Париж, когда ему исполнилось восемнадцать лет, недолго обучался в Сорбонне, а закончил образование в Гёттингенском университете.

Несомненно, что влияние на формирование мировоззрения молодого Суворова оказала продолжительная жизнь за границей и знакомство с течениями западноевропейской мысли. Корнет с 1 января , с 14 декабря — эстандарт-юнкер.

Проходил по делу декабристов, был арестован, но вскоре освобождён. В Петербурге Александр Аркадьевич Суворов был временно прикомандирован к лейб-гвардии Конному полку для изучения строевой службы. Участвует в подавлении польского восстания года, отличился в ряде боёв, в том числе в штурме Варшавы, был отправлен парламентёром для переговоров о сдаче. Заступивший на пост главнокомандующего после смерти фельдмаршала Ивана Дибича фельдмаршал Иван Паскевич командировал его в Петербург с посланием о победе.

В — годах командир гвардейского батальона, в — командир Фанагорийского гренадерского полка, затем командир бригады; с 30 августа года — генерал-майор свиты, с 25 июня — генерал-адъютант. В — годах костромской губернатор, в — годах генерал-губернатор Прибалтийского края и военный губернатор Риги. Входил в Остзейский комитет по реформе землевладения в Остзейском крае[1]. За успешное руководство войсками края во время войны, в апреле г.

В сентябре года был произведён за отличие в генералы от инфантерии, а в — назначен шефом Ряжского пехотного полка. С 23 апреля года член Государственного совета, с 18 октября года — санкт-петербургский военный генерал-губернатор. Должность была упразднена в году после покушения Каракозова на Александра II. Назначен генерал-инспектором всей пехоты, и в этой должности оставался до самой смерти.

На государственных должностях проявил себя как либеральный политик, что создало ему популярность среди студенческой молодёжи, но вместе с тем он приобрёл и видных противников в среде высшей администрации.

По инициативе Помпея Батюшкова и Антонины Блудовой петербургская аристократия собирает подписи под приветственным адресом по случаю вручения М. Муравьёву, успешно подавившему польское восстание года, иконы Архистратига Михаила. В апреле г. Суворов был удостоен ордена Андрея Первозванного. В последний период жизни был президентом Вольного экономического общества, председателем попечительского совета заведений общественного призрения, почётным членом Демидовского дома трудящихся, почётным членом Академии наук, действительным членом Императорского человеколюбивого общества, председателем российского общества покровительства животных и пр.

Избран почётным гражданином городов Рыбинска, Тихвина, Новой Ладоги, Боровичей, Череповца[2] и почётным мировым судьёй Петергофского и Московского уездов. После убийства 1 13 марта года императора Александра II именно А. Суворов вышел к собравшемуся у Зимнего дворца народу и сообщил о кончине Государя. Умер 31 января 12 февраля года. Похоронен в Троице-Сергиевой пустыни. Суворова на кладбище Троице-Сергиевой приморской мужской пустыни. Военные чины и звания. Орден Святого Владимира 4 ст. Персидский Орден Льва и Солнца 2 ст.

Суворова Сицилийский Орден Франциска I 1 ст. Был женат с 12 ноября года на фрейлине Любови Васильевне Ярцевой — , дочери коллежского советника, шталмейстера Василия Ивановича Ярцева — Витгенштейном — , привлекшей внимание света[5]. В браке имели сына и двух дочерей: В том же году Любовь Александровна вышла замуж за поручика, впоследствии полковника, флигель-адъютанта, военного агента в Вене В.

Новая библия автомобилиста Александр Прозоров

10.08.2014| Казимир

Приведенные здесь советы исключительно просты, понятны и легко исполняемы. Ибо за советами неисполняемыми проще обратиться к профессионалам. Непостижимо быстро меняется мир. Теперь мало кого волнует, как с помощью картофелины, банки с водой и пойманной у дороги лягушки заменить лопнувший на трамблере конденсатор или же как с помощью папиросной бумаги, гаечного ключа и отвертки настроить зажигание.

Сейчас все это отслеживают, регулируют и усиливают датчики Холла, бортовые компьютеры, датчики детонации. И нет больше смысла уяснять разницу между карбюратором и инжектором, поскольку первые на машины больше уже практически не ставят. И именно с себя следует начинать борьбу за безопасность на дороге. Выезжая на улицу, задайте себе установку, что вокруг носятся сумасшедшие, которые поставили перед собой задачу вас уничтожить. Ваша цель — не позволить им добиться успеха! Начиная любой маневр, вам следует думать о том, чтобы никто не смог столкнуться с вами, даже если он захочет этого специально.

Даже если вы находитесь в чистом поле и в радиусе 10 километров нет ни одного автомобиля и ни одного инспектора. Я знаю человека, который поспорил на ящик водки, что сможет за месяц получить новую машину. Продал, купил ВАЗ и приехал за выигрышем. Правда, друзья это дело хорошо обмыли, и по дороге домой приятель на новенькой машинке так в столб въехал, что забирать ее потом не имело смысла — полный хлам!

Но факт остается фактом — заработал. Не стоит кормить их за свой счет. Им следует помнить, что при столь резком маневре падение иногда оказывается самым настоящим. Бывают и более прозаические ситуации. Если вы, собираясь повернуть налево или направо, выворачиваете в крайний ряд из среднего за 10 метров до перекрестка, то маневр получается весьма резким, не оставляет окружающим времени на нормальную реакцию. Готовиться к маневру следует за — метров, заранее высмотрев свободное место в соседнем потоке, чтобы затем перестроиться в него в спокойной обстановке.

При интенсивном движении перестраиваться желательно начинать еще раньше. Если машина остановилась на ваших глазах — из нее почти наверняка кто-то выйдет.

На дороге вы должны не только видеть происходящее впереди, но и иметь четкое представление о ситуации во круг машины. Иначе невинная попытка объехать небольшую ямку может привести к попутному столкновению попутные столкновения составляют почти половину всех аварий! Если вашим постоянным пассажиром является кто-то из хороших знакомых, попросите его пару раз в минуту задавать вопросы типа: Например, вы видите, что вас начинает обгонять другая машина, а впереди, в левом ряду, кто-то остановился, собираясь совершить левый поворот.

А потому вам, дабы не создавать аварийной ситуации, необходимо либо сбросить скорость, пропуская торопыгу, либо ее увеличить, не давая себя обогнать. Всегда, особенно в тех случаях, когда в силу каких-то причин вы оказались нарушителем Правил, ведите себя так, чтобы ваши действия были, по крайней мере, понятны окружающим. Например, прозевав запрещающий знак и выскочив поперек основного потока на сложный перекресток, двигайтесь прямо и равномерно — от вас, по крайней мере, смогут увернуться.

Если вы начнете метаться, тормозить, разгоняться — авария станет неизбежной. Древняя африканская поговорка гласит: Точно так же и с грузовиками: Мало того, тягач при повороте всегда идет по значительно большему радиусу, нежели прицеп, что и приводит к частым авариям.

Водитель легковушки видит свободное место и, не вникая в тайный смысл ситуации, въезжает туда. По разрешающему сигналу светофора тягач начинает крутой поворот, блокируя легковую машину, а спустя несколько секунд… Правильно, колеса прицепа проезжают прямо по крыше бедолаги. Что характерно, в каждом третьем случае водители тягачей вообще не замечают происшествия и преспокойно уезжают по своим делам. Хотя, конечно, виноваты именно они.

Это вполне серьезный ответ на не менее серьезный вопрос. Для того чтобы произошла авария, должно совпасть сразу три неблагоприятных обстоятельства:. Автомобилисты уже очень давно разработали базовый алгоритм, позволяющий снизить риск аварии сразу на семьдесят процентов. Следование этому принципу требует осознания для себя одного немаловажного факта, накладывающего значительные ограничения на свободу действий, а именно:. Представьте себе, что вы подъезжаете к светофору, зажигается зеленый сигнал, но вы видите, как с разных сторон на перекресток летят две иномарки со скоростью под километров в час.

Разумеется, в соответствии с буквой Правил дорожного движения вы имеете полное право ехать вперед, а они пусть выкручиваются как хотят.

И огромное число водителей именно так и поступают. Основным подтверждением эффективности этого правила служит то, что никогда не соблюдающие его придорожные столбы и деревья являются участниками едва ли не каждого третьего происшествия, хотя сами никогда не нарушают Правил дорожного движения. К сожалению, далеко не всегда аварии вызваны чьим-то упрямством или поломками, иногда это просто следствие безалаберности. Отчеты об авариях буквально пестрят объяснениями типа: Поэтому, если вы действительно не хотите попадать в аварии, никогда не отвлекайтесь от дороги!

Оставьте мелкие дела, которые, как вам кажется, можно сделать на ходу, до момента остановки у светофора или перед пересечением с главной дорогой. А лучше всего — потерпите пару минут, припаркуйтесь в удобном месте и ковыряйтесь, сколько душеньке угодно. Если разговоры на ходу сильно вас отвлекают, то каждый раз, когда кто-то начинает с вами заговаривать, отъезжайте к обочине или тротуару, останавливайтесь, глушите двигатель, поворачивайтесь к собеседнику и вежливо спрашивайте:.

Опыт подсказывает, что уже после четырех-пяти таких остановок в салоне наступает мертвая тишина. Это, опять же, вполне серьезный совет. С точки зрения психолога, любая модернизация автомобиля резко снижает шансы водителя на выживание.

Не потому, что неправильна технически, а потому, что создает иллюзию безопасности. Между тем у каждого человека есть свой так называемый уровень привычного риска — то есть подсознательное стремление поддерживать вокруг себя некоторое напряжение, вызывающее в душе тонизирующий нервную систему страх.

Вход Войти на сайт Я забыл пароль Войти. Александр Дмитриевич Прозоров Новая библия автомобилиста 1 Предисловие 1 Глава 1 Как не попадать в аварии 1 Глава 2 Хитрости обычного движения 3 Сел я утром в машину, выехал со двора, да и покатил на работу.

Смотрю, стоит на перекрестке милицион

Кибер-вождь Александр Белаш, Людмила Белаш

10.08.2014| Марфа

И даже без ЦФ? Вот чем Горт нравился Хиллари — не погрязая в частностях, не застревая в завалах устаревших прописных истин, генерал сразу выхватывал главное. Напрасно военных считают умственно отсталыми. Просто у них иные, нежели у штатских, свойства разума. Чтобы понять это, назначьте программиста командиром взвода в боевых условиях. Поэтому армия должна быть профессиональной, из добровольцев. Не надо мешать естественному отбору; пусть грубо и прямо мыслящие, мускулистые ломцы идут в военные, а худосочные любители порассуждать о заоблачном — в фирмы и офисы, писать программы одна другой запутанней.

Это позволит глобально рационализировать применение киборгов и упростить управление ими. За счет чего и как это будет достигнуто, Хиллари пока распространяться не стал. Но слова его, нарочно так подобранные, чтоб ответ напоминал официальный документ, умилили Горта. А я по национальности — централ. Так-с, дела побоку, переходим к бабам. Что ж ты нас не оборвал?!

Остаток пути к ресторану генерал вслух вспоминал, как тяжело было крутить любовь на одной далекой планетарной базе. Ужас что; к медику очередь на кодирование — один для гарантии два раза опечатался, и так ему стало все равно, что он даже по тревоге не вылезал из спальника и то и дело засыпал на толчке.

Я видел твою тему в регионе ФПБ — весьма достойная. Ресторанов в Городе множество, знай выбирай. Одни недалеко ушли от закусочных, в другие без тысячи бассов и заходить не стоит.

Еще есть видовые; их мало, и они столь экзотичны, что у снобов принято побывать во всех. Имя великого биндэйю, предсказавшего слияние всех цивилизаций хорошо хоть не генетическое , означало, что тут рады любым состоятельным гуманоидам. И сюда похаживали многие — кто щеголял своим ридгелизмом и готов был расцеловаться с ихэном, кто ценил пикантную кухню, кто увлекался затейливыми байками платных рассказчиков.

Развлекать публику нанимались и актеры средней руки, и записные сплетники, и просто смельчаки — как встарь в Риме удальцы всаднического сословия шли в гладиаторы за обожанием и славой. Официанты не забывали сказать приходящим, какие есть мастера приятной и занятной болтовни. Чем дольше гости просидят, тем больше выпьют и съедят. И религиозные чувства его не пострадают — в залах нет идолов. Шуань высказал одобрение, но Габар молча глядел в пол.

Когда он заговорил, Шуань понял, что паренек — истый тьянга-масон и огрех в его биографии вскоре сгладится под прессом верности семье, богу и мечу. Пока это так, я не смею принять ваше предложение.

Я соглашусь, если вы возьмете и его тоже. Ему будет оказано предпочтение. Вы отметились в шумной истории. Будьте разговорчивей, не умалчивайте подробностей. Вы будете получать половину платы за вызов к столу, но все чаевые — ваши, поэтому старайтесь, чтобы рассказ был занимательным. Габара и не надо было уговаривать. Но помочь пострадавшему из-за него Гаятуну, внести свой честный вклад в расчет с Хармоном — ради этого стоило забыть и робость, и смущение.

В задней комнате, где ждали вызова рассказчики, говорили красиво, показывая свое мастерство. Габар, одетый строго, как на храмовое посвящение, немного дичился пестрой компании, молча сидел в уголке, поминутно трогая плитку локал-трэка на груди и укрепляя себя немой молитвой: Без внимания он не остался. К нему подсела небольшая бойкая метиска красивой игреневой масти — сама темно-шоколадная, а ушки, бровки, бачки — снежно-седые.

Ты не сжимайся, новеньким всегда не по себе. Ты из третьей национальной, я читала. А я училась в пятой, перешла в общий колледж, учусь с эйджами. Если тебе трудно, уходи к нам, в общем и секция меча есть. Ассимилянтов, у кого высокий балл, берут запросто. Слова вставить не давала! Не иначе ее, говорунью, навострили людей переманивать. Чем больше завлечешь учеников, тем больше грантов от властей твоему колледжу. Она немного старше, но южная кровь измельчает людей. Однако правоверные девчонки так не наседают!

И не берут за руки. Нечем гордиться, если кровь разбавлена, а манеры развязные. Не хватало еще, чтоб свидание назначила. Тогда надо обидно сказать: После всего, что стряслось, Габар не то чтоб повзрослел, но стал серьезней относиться к вере и традициям. Но показать это боялся: И будешь, чтоб его умилостивить, развлекать малявок-эйджи в детских учреждениях: Шипучку не пей — с нее газом рыгается. Угостят — ешь мало и что-нибудь легкое, вроде сушеных рачков. Жуй с закрытым ртом….

Одно слово — ресторанная девка. Габар начал потеть и мысленно клял Черную Снежинку — как теперь к людям выходить?.. Или она нарочно, конкуренту навредить хочет? Взлохматит нервы — и иди такой! Начни вежливо, а потом расходись; они все падкие на откровенности.

Закругляйся с поклоном и скажи: При этом смотри в глаза и улыбайся. Лучше отделаться пятью арги, чем если она захочет встречаться. Не время затевать растратные знакомства, когда на семье долг Хармону висит. Залы благоухали едой запретных для масонов блюд тут не готовили , бумкала музыка, над столами стелилось бормотание приглушенных бесед.

На низкой эстраде изящно, пристойно и холодно танцевали две ньягонки в обливных трико и буфах на плечах и бедрах; тонкие тела их отливали живой синей сталью. Столик семь в третьем ряду. И кто — всем известный седой дядюшка библиотекарь. С ним — худощавый, по-северному мосластый молодой тьянга, в настолько масонском сюртуке, что сразу видно — приезжий с родины. Я подумал, что тебе легче будет начать со знакомыми людьми, и заранее заказал встречу. Это — Лахарт, сын моей двоюродной племянницы, он коммерсант, начинает здесь торговые дела.

Коммерсант изъяснялся на прекрасном тьянгуше. А незаметно записать его откровения — и того легче. Приезжий агент уже многое знал из донесений библиотекаря. Киборги задумали и провели впечатляющий теракт. Киборг стрелял в эйджи. Бытовой робот уверенно действовал мечом.

Кибер-стража полярных территорий должна быть способна на все. За разговором потливость пропала, стало легче дышать, но Габара словно вычерпали до дна. Мудр тот наставник, что благословил тебя нести свою историю людям ради знания и назидания….

Говорят — как масло льют. Оба дали ему по десятке арги. Буууу, всегда бы так! Габар воспрял духом и охотно принял от коммерсанта визитку. Обращайся, когда будет нужда, в любое время. С горем или с радостью — встречу как родного. Габара согрело, как зимой у батареи.

Какие на родине люди душевные! Не то что некоторые здесь, в школе…. Второй вызов был опять к мохнатым. Трое разбитных деляг представляли разведку Южной Тьянгалы. Веротерпимая светская республика, охотно дававшая северным беженцам визы в Федерацию, была озабочена планами Генерала-Пресвитера и тоже хотела больше знать о киборгах. Эти расщедрились по пятерке с носа. Можно будет сразу расплатиться со Снежинкой. На исходе дня Габар ощущал себя коргом; язык у него заплетался, а в животе плескался аквариум минералки с рачками.

Его даже выслушали через толмача невозмутимые туанские офицеры! Пора было уходить домой, готовиться к школе, но время не вышло. Пару раз замечал брата — тот, изысканно одетый, прислуживал в зале. Удалось заглянуть в меню на самого себя: Наверное, это в обычаях ресторанов — подавать рыбу за птицу. Глаза смыкались; он попросил себе чашку травяной заварки. Домой, домой, выложить деньги и… отойти в сторонку.

Это его долг перед семьей, а не личные сбережения. Я не за этим. Тебя зовут в служебную часть, это по коридору налево, номер седьмой. В ушах пели мухи; коридор расширялся и звенел, уходя в бесконечность. Брат, наверное; поздравить хочет. Да, брат был тут — отпросился из зала. Пожал за плечи — и заторопился, но Габар остался в комнатенке не один…. Восемнадцать дней после ранения; язва на плече стала затягиваться, но каждое движение напоминало о ней болью.

Я приходил, но вас не оказалось дома, жаль. Карие глаза тьянги блестели, рот растянулся в радостной улыбке. Это прекрасно, что ты устроился сюда; здесь ты не будешь чувствовать себя в изоляции. Извините, что я так сразу… был так несдержан. Я вас не обидел? Сто миллионов суетящихся, равнодушных — и один мохнатый школьник, прибежавший к тебе домой, как к другу.

И вдруг чужой мальчишка полюбил его — не F И ты — зачем ты пришел сюда? Ты хотел увидеть, как тебя встретят. Ты увидел — и ты растерян. Но отвергнуть восторг Габара, замкнуться, отступить — уже нельзя. Невозможно предать того, кто тебе доверился, даже забыл о масонских приличиях. Если тебе понадобится что-то — я всегда готов помочь. Вот телефон… — Джастин привычно опустил руку в карман, где лежал экранчик и всякие карточки для общения. Ты должен хорошо сдать переводные экзамены, а летом я подпишу тебе разрешение на монтаж и буду помогать.

Сейчас мне пора идти — меня впустили по просьбе Гаятуна, не надо его подводить. К выходу Джастин шел, задумавшись. Он обещал; слово следует сдержать. Охранник-эйджи у двери требовательно протянул руку:.

Секьюрити нахмурился — что-то не так?.. Пройдя пару кварталов, Джастин потоптался у входа в магазин. Нет, нет, пока нет. Казалось, говорить опасней, чем монтировать бомбы. Габар не должен знать об F Это надо спрятать еще глубже, накрепко. Сделать перерыв в акциях. Эти мысли Джастин понес домой, с ними уснул и проснулся. Он был из тех, в ком мысли застревают; словно зерна в почве, они пускают корни и дают ростки, а после — приносят плоды категоричных решений.

Библия была толщиной миллиметров девять, а форматом — вроде бумажной книги. Оказалось, люди продолжают ценить осязаемость информационных продуктов, интимность перелистывания страниц, стабильность раз и навсегда напечатанного текста, который не заест и не зависнет.

И этот ланбук был из породы назойливых — едва Хиллари потянулся к нему, однотонная темная обложка с золотым крестом растаяла, заиграл гимн, и появившийся плат Вероники доверительно прошептал: И зеркало целовали, и в Библию наугад тыкали, и домового ночью спрашивали. И выходило на все лады — и крах, и страх, и обойдется. Босс, тебя не на руках несли от входа? Первое послание к коринфянам, 15, стих Хм… Палец не туда попал — та же глава, но двадцатью стихами раньше: Вся Библия — энциклопедия многозначительных намеков.

Если на то пошло — гадать надо до трех раз! Исайя, 52, стих 2: Сними цепи с шеи твоей, пленная дочь Сиона! С Гортом и Гердзи успех отмечал. Генерал все хотел, чтобы я выпил. Если ты преуспел, надо по этому случаю отравиться алкоголем. Ну-с, что с Маской проделывать будем? Маска, какой она стала сейчас, не привлекала внимания Хиллари. Состояние ее мышления было последовательно прослежено Пальмером и внесено в архив. Он едва бросил взгляд на тело, пристегнутое к стенду; слух его не улавливал остервенелой брани.

Дымка имеет на этот счет целую теорию, но как проверить ее на практике? Шлем охватил голову нестесняющей мягкой прохладой. В голубой бездне перед глазами проступила серебряная надпись:. Команда нанесла скоплению плит и колонн единственный укол — и каменная твердыня начала рассеиваться, будто дым.

Собственно, и картины-то не было — не было ничего. Запись в масштабе 1: Лильен вышла из камеры в сопровождении серого стража. Не стоит и надеяться, что можно убежать отсюда; единственный выход закрыт хищным силуэтом автомата. Каждый раз, когда к ней входили в камеру и когда однажды повели на опознание, Лильен внутренне сжималась, готовясь к худшему — вот сейчас, вот потащат на стенд вынимать мозги… и Лильен раз за разом повторяла слова Косички: Она перебирала информацию и прощалась, прощалась с каждым часом, каждым днем своей свободной жизни, оказавшейся такой короткой.

Но торопиться не следует. Она сотрет себя тогда, когда поймет, что выбора больше нет, когда увидит стенд, не раньше. Немного уверенности ей придали странные переговоры в темноте подсобки и затем — принесенная одним из серых весточка от Чары: Нам всем нелегко сейчас. Лильен не знала, кому верить, и иногда ей казалось, что все эти игры ведет сам Хармон, чтобы усыпить ее бдительность, перехитрить и обмануть.

А еще ее неотступно преследовала, угнетала и терзала мысль о Фосфоре. Что с ним сделали? Он мог уйти, скрыться — но он предпочел борьбу.

Он стрелял в Хармона… в человека? Как же он смог?.. В коридоре Лильен, преодолевая слабость и внезапную дрожь, написала в командной строке первую цифру кода. Но идти пришлось недалеко и даже не наружу. Они остановились у камеры 12, киборг набрал шифр, тяжелая дверь ушла в паз — и Лильен не заметила, как оказалась внутри; она влетела в камеру, не чувствуя себя и видя одно — распростертое на полу тело.

Картины менялись наплывами, впиваясь в память, а с умножением их нарастал страх — она не знала, что делать, что подумать; мозг выходил из-под контроля; грудные контракторы, имитирующие дыхание, работали вразнобой; волны крупной дрожи сотрясали ее. Лильен ощупывала тело Фосфора — неподатливое, холодное, застывшее — и стонала:.

Серый тотчас изготовился, предостерегающе подняв ладонь. Что серые решили устроить тебе свидание и ради этого вмешались в систему слежения?.. С этого дня вы будете содержаться вместе, в одной камере.

Точно такие же стены, в каких она была заключена до этого, лежак, видеоголовка — но как все изменилось! Рядом любимый, ему нужна помощь — ему еще больней, тяжелей и страшнее, чем ей. Несомненно, изверги влезали к нему в мозг и, исчерпав его до дна, бросили изнемогать от бессилия.

Она поможет ему, поддержит его, восстановит его память, силу и волю. Она не может бросить свою любовь умирать в одиночестве.

Он не знал, когда пытка начнется вновь, потому что тело ему не подчинялось и не могло предупредить о начале новой атаки. Когда же поле внутреннего обзора заливало голубым сиянием и бесстрастный голос сообщал, что мозг готов к работе, было уже поздно, но Фосфор и тогда сопротивлялся изо всех сил. Питание не было отключено, мозг активно действовал, и Фосфор ожесточенно вступал в схватку, подавляя энергию штурмовых зондов, перехватывал их, направлял в обход, по ложным путям.

Зная, что людям неприятны сцены насилия и нищеты, Фосфор щедро показывал их ведущим зонды, дотошно воспроизводя в деталях удар, струйку крови из разбитой губы, вскипающие пузырьки слюны, блик на обнажившемся белке жертвы, животную гримасу, и пустые глаза напавшего, и его слова — жирные, густые плевки, что как грязь срывались с языка.

В последние дни, почуяв зонд, Фосфор забивал его путь видениями, молениями и танцами Пророка. Не в состоянии пошевелить контракторами, Фосфор активировал на всю мощь двигательный сектор и повторял самые яростные, самые неистовые прыжки и повороты.

Ему доставляло наслаждение длить свои муки и в открытом потоке сознания двести, триста, четыреста раз подряд сделать двойное сальто. Хиллари и Гаст выбирались из шлемов зеленые, с трудом подавляя позывы на рвоту, и, когда Фосфора отвозили в камеру, они по нескольку часов приходили в себя в комнате релаксации.

Но нет скотины упрямее человека, и под причитания Нанджу они, слабея и зверея, упорно считывали необходимую информацию, пробивались в командные сектора и блокировали, блокировали, блокировали…. Таймер остановился еще на шоссе, когда впервые в стройный и тайный мир мысли вонзился острый, как игла, и сияющий, как боль, штурмовой зонд.

Теперь Фосфор отсчитывал время по биению сердца, пульсация которого жила в мозгу, наполняя мир ритмом. Вот за этот мерцающий огонек и шла борьба. Фосфору приходилось тяжко, он должен был обойти запреты и взять управление на себя, но пилоты зондов пробивались к цели, зная карту мозга, парализуя целые зоны, превращая их в западни, в переплетенные кольца, замкнутые сами на себя, в которых мысль безостановочно блуждает по кругу, не в силах найти выход.

Они отняли у него не только тело, но и логику, ясность мышления; они загоняли его волю в тупик. Вот теперь он стал бессилен что-либо сделать. Фосфор сошел с ума. Бесцельные мысли сами по себе ходили по каналам связей, разорванный внутренний мир распадался на части; ни тело, ни внешние раздражители его не интересовали, перед глазами галлюцинациями вставали фрагменты воспоминаний, появляясь и исчезая, распадаясь и трескаясь, как стекло.

Тело Фосфора трогали — а он не чувствовал этого; вода освежала рот — он глотал ее нехотя, еле шевеля языком. Он бредил наяву, плыл куда-то по течению, упираясь мыслью в преграды, отдыхая, чтобы потом вновь вступить в схватку с врагом. Вдруг издалека, из тьмы донесся голос Лильен, звавший его по имени. Я рядом, я здесь, с тобой!

Я рядом, я твоя до самой смерти. Никто нас не разлучит. И Лильентэ, обняв Фосфора, говорила с ним до поздней ночи, укрыв его от боли и наваждений пологом живых волос. Лильентэ, госпожа бога смерти Кера, взяла то, что принадлежало ей по праву. Молодой воин покорил ее сердце, а незримый муж пусть уходит в ночь, поищет себе новую жертву. Никто теперь не посмеет переступить порог, пока Лильентэ охраняет тело воина и поет песнь любви, так похожую на плач.

Другим нет места рядом. Город погружался в ночь, словно тонул. Энрик, устав, длил дремоту разглядыванием комиксов, а Пепс наблюдал за наступающими сумерками, стоя у окна. Внизу, на площади, загорелись тысячи огоньков — это фанаты Энрика, державшие в осаде здание и заполонившие все подступы к нему, устраивались на ночевку. Трэк повторно издал нетерпеливый, вибрирующий звук. Он сильно устал и быстро вспыхивал.

Умение терпеть входило в круг должностных обязанностей Пепса. Он молча подошел, взял трэк и так же молча показал Энрику, что аппарат светит красным глазом — связи нет. Выслушав ответ, Пепс отрапортовал, что станция входящий сигнал не поддерживает и вообще проверка подтвердила, что их трэк отключен.

С кем же ты говорил?! Вскоре бесполезные остатки глаз удалили. После узнал — это когда непроизвольно хватаются руками за обожженное лицо.

Ладони влипли в горящий на лице жидкий пластик, и пламя стекло языками до середины предплечий. Ему казалось, что он — в глухом, давящем каменном шлеме и тесных колючих перчатках; остальное тело — нелепый, неуклюжий груз, придаток слепой головы и никчемных рук. От слепоты и плена тела он освобождался во время операций, под наркозом — летал, рассыпался дождем и ходил по воде.

Еще он был свободным и зрячим во сне, а в реальность возвращался, словно в ад. Пластик, всосавшись в поверхность ожогов, отравил почки; их заменили фильтрующими протезами-диализаторами. И следователи, и адвокаты обвиняемых настаивали, чтобы он визуально опознал тех, кто его искалечил. Зрение включилось, как свет в темной комнате.

Белесовато-серая карбонидная псевдокожа маской облепила лицо, обтянула руки. Ногти — неживые, белые. Чтобы плотнее втиснуть в неровности лица растровую бинокулярную камеру, ему сточили носовые кости, просверлили скулы и лоб с двух сторон. Плакать не придется — слезные железы вырезали за ненадобностью.

И так — три, пять, пятнадцать раз. Выручал документ, где его несчастье было заверено печатью и строкой шифра. Хотите должность техника по уборке отходов? Тридцать бассов в неделю, через три года — сорок пять…. Он обнаружил, что все реже хочет выходить из дома.

Но и дома не было уютно: Сестричкин бойфренд тотчас перестал замечать его. Дружок с небрежным видом хвастался тем, какой он изысканный и праздный человек со средствами. Роскошь, азарт и наслаждения — вот истинный удел плейбоя, и он готов приобщить свою пассию к красивой жизни. Конечно, можно со вкусом прожигать время и здесь, в Сэнтрал-Сити, но разве Колумбия — это планета для плейбоев и их пылких милашек?

Тут все наспех, деловито и до убожества конкретно, а бизнес и менеджмент угнетают половые железы. То ли дело курорты Пасифиды с утонченным сервисом — там каждая клеточка тела тает в неге и восторге. А на Старой Земле есть Гавайи, где танцуют, обвив обнаженное тело гирляндами живых цветов — ночью, на кромке теплого океана, у подножия спящих вулканов… В теснинах бесконечных улиц Сэнтрал-Сити это даже вообразить себе нельзя.

Сестра, попивая тягучий ликер, все глубже проникалась волшебством обольстительных речей.

Двадцать лет спустя. В 2 томах. Номерованный экземпляр №43 (подарочное издание) Александр Дюма

10.08.2014| porerbconwa

Перескажите книгу за символов: Книги Дюма входят в список самых любимых. Мне хватило двух ночей, чтобы проглотить книгу целиком.

Такие книги я не просто читаю, они меня просто захватывают, не давая возможности заниматься другими делами. Третья книга отличается большим объёмом, но читается так же интересно. Вторая часть ничем не хуже первой по динамике разворачивания событий. Хотя книга требует определенного возраста.

Она по-разному воспринимается в более зрелом возрасте. Читая ее, я начала выдвигать оценочные суждения к героям, не все их поступки, одобряя с моральной точки зрения. В юном возрасте я читала первую часть с полным одобрением и большим захватом. Как бы там ни было, я рекомендую для прочтения не только эту книгу, но и две остальные части.

Огромное спасибо за роскошное электронное издание одной из моих любимейших книг я имею в виду всю трилогию.

Не переживайте из-за неудачи с колонтитулом, эта небольшая погрешность никак не сказывается на общем впечатлении от книги. И вообще, как говорил один мой знакомый, главный редактор одного весьма уважаемого журнала, ни одно солидное издание не может не иметь опечаток. А если Вам когда-нибудь удастся заменить колонтитул, то это лишь добавит еще один плюс к уже вполне заслуженной Вами пятерки с плюсом!

Книги, написанные Александром Дюма-отцом, давно и надежно вошли в список любимых для миллионов читателей. С тех времен, когда четверка смелых мушкетеров разломала интриги кардинала Ришелье, направленные против королевы, прошло долгих двадцать лет. Однако на этот раз они стоят по разные стороны существующих баррикад. Темы любви, взаимовыручки, крепкой мужской дружбы продолжают развиваться и в этой книге, хотя немного видоизменились вместе с возрастом главных героев.

Дружба кажется своеобразной, скорее всего на французский манер. В России дружба бы не вытерпела двадцатилетнего перерыва. В романе появился новый герой, который заменил кардинала Ришелье, - это кардинал по имени Мазарини, чей образ очень слабо напоминает своего исторического прототипа. Бесконечные интриги, динамичность, захватывающее повествование — все это присуще роману с первой до последней его страницы, а еще немного юмора и своеобразия делают этот роман идеальным для чтения и взрослых и детей.

Прилагаю его здесь как пример блестящей юмористической прозы к сожалению, только в переводе на русский, так как французского я не знаю: Разве есть два парламента? Текст произведения вы сможете просмотреть с любого компьютера и мобильного устройства.

Для широкого круга читателей. База тендеров - Издательство. Все тендеры - Электронные площадки Новости Литрес: Литра Сочинения Библиотеки России. Из них экземпляров изготовлены в переплётах из чёрной кожи с трёхсторонним золотым обрезом и пронумерованы. Номер настоящего издания Несмотря на принадлежность к враждующим лагерям роялистов и фрондеров, герои Дюма в своих полных опасностей приключениях остаются благородными и отважными, верными былой дружбе.

В издании впервые в России воспроизводятся иллюстрации выдающегося итальянского художника Густавино Густаво Россо, , выполненные им для миланского издания года. Книга дополнена обстоятельными комментариями. Автор Александр Дюма Серия Фамильная библиотека. Наличие Отгружается в течение трех недель. Ратгауз, Полное собрание стихотворений в 3 томах комплект. Интендантство во время войны. Православный молитвослов эксклюзивное подарочное издание. Термомагнитные явления в полупроводниках.

Слово о полку Игореве сына Святослава внука Ольгова. Песни русских сектантов мистиков. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии Совершая ошибки или сталкиваясь с чужими, мы успокаиваем себя фразами "Человеку свойственно ошибаться".

Но утешают ли они того, кто стал жертвой чужой некомпетентности? И утешают ли они врача, который не смог помочь? Нам хочется верить, что врач непогрешим на своем рабочем месте. В операционной всемогущ, никогда не устает и не чувствует себя плохо, не раздражается и не отвлекается на посторонние мысли. Но каково это на самом деле - быть нейрохирургом? Каково знать, что от твоих действий зависит не только жизнь пациента, но и его личность - способность мыслить и творить, грустить и радоваться?

Рано или поздно каждый нейрохирург неизбежно задается этими вопросами, ведь любая операция связана с огромным риском. Генри Марш, всемирно известный британский нейрохирург, раздумывал над ними на протяжении всей карьеры, и итогом его размышлений стала захватывающая, предельно откровенная и пронзительная книга, главную идею которой можно уложить в два коротких слова: Что, в сущности, страшнее: По Оруэллу, нет и не может быть ничего ужаснее тотальной несвободы Владимир Гуриев работал грузчиком, сторожем, программистом, журналистом, переводчиком, сценаристом и маркетологом прежде чем отчаяться окончательно и начать писать в Фейсбук.

Многие полюбили его тексты за удивительную наблюдательность и редкое чувство юмора, присущие автору. В этой книге собраны заметки, опубликованные им в Фейсбуке за последние годы, и несколько старых текстов, которые выходили под псевдонимом 2k. Он умеет вглядеться в любой хорошо известный сюжет: Изуверскую, но такую логичную, что ты об одном только думаешь:

У черты Александр Гордиан

10.08.2014| titetidown74

Ночью здесь было тихо особой мертвой тишиной: Но в этот раз ночное безмолвие показалось Рамзесу особенно зловещим. Над озером посветлело, и сердце пропустило удар — дьявол, неужели луна вышла из-за туч?! Но нет, вокруг светлой полосы ночь оставалась черным-черна.

По мосткам весело забарабанили пятки, и кто-то взвизгнул. Мраморное в свете луны тело, замерев на мгновенье в воздухе, красиво вошло в воду. Пловчиха вынырнула, ахнула от холода и радости и закричала. У Рамзеса едва не подломились руки, ведь в прежней жизни его звали Глеб, но девушка кричала не ему.

Мужчина прошагал по мосткам, сел на краешке. Рамзес смотрел ему в спину, и сердце, привычное ко всякому, начинало разгоняться. Рамзес едва не застонал от желания хотя бы коснуться теплой женской кожи. Парень замешкался; стало понятно, что ему и впрямь не хочется в эту холодную черную воду. Парень сполз в озеро, придерживаясь за доски руками, окунулся и по-собачьи затряс головой. Увидел сталкера и заморгал, не успев испугаться и даже осознать.

Это я, понял Рамзес. Такой, каким стал бы, останься в той, другой жизни. Ухоженный, нерешительный, с гладкими руками офис-менеджера. Без единого седого волоса и со шрамом только от аппендицита. Зато с выражением телячьего счастья на упитанной ряшке. Его утащили, пока Зона развлекала сталкера миражами, и едва не затянули в воду. Сталкер долго шарил в прибрежных камнях, нашел и вытравил податливый шнур. Рамзес ощупал ровнехонький срез, какой не всяким ножом сделаешь, и смотал остатки шнура.

Интересно, гранату этот ублюдок переварит? К неудачам сталкер относился философски, на пустые эмоции не тратился. Он, не мешкая, обследовал заросли и срубил у основания внушительную хворостину. Раздвоенный конец заострил, образуя багор. Ночь не заметила его суеты. Наглая озерная тварь временами плескала, но, кажется, не приближалась.

Выше, над песчаным откосом, начинались строения деревни Куприяновки, и там жили; Рамзес чуял песий дух и, возможно, кровососа. Но и там не шумели, не гавкали, не визжали, собирая облаву на чужака. Зона пережидала ночь, таясь в злобном оцепенении. На большой земле говорили, что с орбиты это место выглядит, как черная дыра в окантовке яркой от прожекторов отсечной полосы.

Знал, что десятки убежищ и сотни костров запятнали дыру оспинами света. Рамзес вытянулся на берегу и завел багор под мостки. Тело плавало лицом вниз, стукаясь о гнилые опоры. Вокруг него происходило некое бурление, озерная живность рвала труп. Багор соскользнул с окоченевшего тела и плюхнулся в воду.

Рамзес замер, и замер монстр в центре озера. Рамзес через слепые инфракрасные очки не видел его, но мурашки побежали вдоль позвоночника. Выждав контрольные минуты, Рамзес сделал еще одну попытку. Багор запутался в лямке мертвякового рюкзака, но тяжелое как плот тело все равно не слушалось.

Его занесло ногами за толстую опору и там заклинило; сталкер тянул багор, толкал, но сдвинуть труп не мог. Капля пота сорвалась с обожженной брови и затекла Рамзесу в глаз. Сталкер через тепловизор видел, как это чудо крутит пылевой вихрь. Над ухом клацнули зубы, и Рамзес застрелил самого резвого пса. Слепцы по ту сторону забора суетились, отыскивая прорехи в изгороди, а с улицы в проулок уже опасливо трусили другие охотники.

Рамзеса загоняли по всем правилам. Собачья пасть хамкнула в опасной близости от лодыжки, но аномалия уже тянула сталкера. Рамзес летел, уже понимая, что удалось, слава Зоне, что в эпицентр не затянет, а наоборот, раскрутив, зашвырнет куда сам не допрыгнешь. Он ударился грудью о ржавую балку над воротами, перевалился через нее и весьма удачно приземлился. Не напоролся на острое и поднялся секунд через десять, когда снова научился дышать. Высший пилотаж, говаривал о таких фортелях Ворон, но повторять не решался.

Старый я, ворчал тридцатилетний ветеран, ну их к псам, эти фокусы. За оградой заливались осатаневшим лаем собаки. Рамзес пнул забор, и железные листы загудели, ржавчина еще не съела металл. Сталкер выдернул чеку и — на сто один, сто два — перекинул гранату наружу.

На бегу услышал, как граната ухнула и посекла вокруг осколками. Страшно завыла и смолкла, захрипев, собака. За воротами обнаружилось нежилое здание. В том смысле, что в нем и раньше, при людях, не жили, а использовали для какого-то производства. Рамзес едва не переломал ноги в лабиринте старого железа, его чутье, так славно работавшее на порождениях иной реальности, оказалось бессильно перед чушками грязного чугуна. Картинка потеряла четкость, залитая по краям белым и желтым.

Не иначе, здесь придется топать совсем вслепую. Рамзес запоминал карты и таблицы провешенных маршрутов с первого взгляда. Фокс, или что от него осталось, лежал где-то здесь, метрах в тридцати прямо по курсу. Было там еще что-то, погубившее опытного ходока, и Рамзес заосторожничал. Он нашел задраенную накрепко дверь и, коснувшись металла, почувствовал тепло. Прислушался — тихо… Нет! Издали, с той стороны длинного здания донесся приглушенный лай.

Рамзеса вновь окружали собаки. Надо же, и минуты не прошло…. Когда-то, по молодости и глупости, он вполз на крышу по стене панельной девятиэтажки. Никакого криминала — любовь! Под окнами восьмого этажа он разбрызгал из баллончика признание: Стена казалась ощутимо горячей. Ее, родимую, сталкер опознавал издалека, с закрытыми глазами и без всякого детектора. Тепловизор совсем закапризничал, и Рамзес, прилипнув телом к горячему кирпичу, поднял очки на лоб.

Уже светало — совсем чуть-чуть, но достаточно, чтобы разглядеть неровный скат крыши. Рамзес, немыслимо изогнувшись, свистнул. Ей-богу, Зона попутала схулиганить! Огромный седой кобель внизу даже гавком подавился, зашелся хрипом. От него смердело не звериной, вполне человеческой осмысленной ненавистью. Чуют твою ненависть и отвечают тем же. А если о нем хорошо думать? Попробуй, криво усмехался Ворон, поглаживая обрубки двух пальцев на левой руке. Под крышей тянулся промышленный водосток, проржавевший от времени и забитый нехорошим мусором.

Сток выдавался на полметра от стены, и Рамзесу, чтобы миновать его, пришлось бы сделать почти цирковой трюк. Сталкер нашел место укрепиться ногами, ухватился за иззубренную жестяную кромку и сразу же порезался.

Желоб натужно заскрипел и порвался. Сталкер распластался по стене. За спиной посыпался вниз радиоактивный мусор, и пролетело что-то светящееся. Сталкера делают ноги, желудок и пальцы, объяснял Ворон. Ноги — понятно, желудок — чтобы нажраться впрок, а пальцы Пальцы — это первое, что оторвет тебе Зона, если будешь совать, куда не следует. Рамзес смотрел тогда на свои музыкальные пальцы, которые так нравились девушкам.

Ни за что не поверил бы, что через два года сможет вязать ими гвозди или прикуривать от раскаленного уголька.

Сохранил все — повезло! Собаки брызнули в стороны. Наверное, это был хороший артефакт, сильный, но Рамзес давно научился не болеть излишней жадностью.

Ушел артефакт и ладно, значит, так Зона распорядилась. Рамзес отодрал от стены остатки желоба и перевалился через невысокое, в три кирпича, ограждение. Здесь он позволил себе пару секунд отдыха и включил фонарь.

Плоская крыша тянулась вперед метров на двадцать и пропадала за пределами освещенной полосы. Если Фокс лежал на крыше, то где-то дальше. Но, скорее всего, искать труп следовало внутри здания и поспешать с этим, ибо крыша — это ловушка, и спустя минуты под стенами будет столько голодной живности, что….

А что не ловушка? Куприяновка, с ее бесчисленными сараями-подвалами, сама по себе ловушка. Кой черт занес сюда матерого волчару Фокса?! Рамзес сделал шаг и остановился. По спине побежал знакомый щекотный холодок - слишком чисто! На крыше с остатками бурой краски совсем нет мусора. Сталкер взял автомат наизготовку и шагнул. Потом еще и еще, но каждый следующий шаг получался короче.

Плечи свело мгновенной судорогой, чего давненько не бывало, и Рамзес отступил, как инстинкт требовал. Отступил бы дальше, но собачий вой под стенами заставил снова двинуться вперед. Ощущения невероятно обострились, и Рамзес зафиксировал, наконец, что опасность исходила снизу, изнутри здания, где творилось что-то непонятное.

Сталкер медленно перемещался, чувствуя сквозь подошвы горячую крышу, и на очередном шаге события вновь понеслись галопом. Кровля расползлась, как пластилин, стоило Рамзесу перенести вес на выставленную ногу. Сталкер с воплем ухнул вниз, едва успев сгруппироваться и вскинуть оружие над головой. Рамзес испугался, лишь когда ровная поверхность больно ударила по пяткам.

Он балансировал на краю металлического помоста, а под ним, в сотне метров, не меньше, бушевало пламя. Одно мгновение казалось, что удержаться не удастся, что сейчас сила тяжести потянет Рамзеса вперед и заставит сделать шаг в бездну. Сталкер с мучительным стоном швырнул от себя автомат и поднял руки над головой, будто сдаваясь. Тело качнулось назад, ноги нашли опору.

Автомат, кувыркаясь, полетел в огонь. Через полсекунды от жара взорвался магазин: Рамзес успел прикрыть лицо, а потом стряхнул с рук, приплясывая от боли, несколько раскаленных свинцовых клякс. Как плавится его автомат, сталкер уже не видел.

Сталкер живет секундой, говорил когда-то Мишка Ворон. Прошлого нет, будущего тоже. А настоящего — одна секунда. Вырви ее у Зоны, одну, другую, глядишь, и живой. Пистолета Рамзес не носил из принципа, предпочитая бесполезному пугачу несколько запасных магазинов. Здание высотой в четыре этажа изнутри казалось гораздо просторнее.

Зона ли навела морок, или пламенная аномалия, испарив сотню метров грунта, создала обманчивое впечатление простора - непонятно. От аномалии исходил тусклый свет и жар. Не иначе, этот раскаленный шарик через несколько месяцев обрушит стены, а еще спустя пару сотен лет провалится до мантии. Тогда в Зоне начнется самое интересное. Геологического масштаба катаклизмы начнутся в Зоне. Температура в удалении от эпицентра падала стремительно, вопреки законам термодинамики.

И все же ребристый металлический настил казался нестерпимо горячим. Он уходил вдоль стен влево и вправо и с обеих сторон обрывался. Может быть смертельно, потому что другой дороги сталкер не видел. В стороне от жерла стемнело, и стали видны серые проемы окон под самым потолком, забранные решетками. Пандус обрывался, скомканный как бумага. Острые даже на вид металлические кромки не давали шагу сделать, и противоположный край просматривался далеко, метрах в десяти.

Эту часть пандуса явно подорвали, но ни граната, ни кумулятивный заряд РПГ таких бед не натворили бы. Внизу бурлили слабые аномалии, каждую из которых по отдельности комбинезон выдержал бы, но вместе Рамзес, не мешкая, двинулся обратно. Взгляд зацепился за эпитафию, выбитую на стене ножом: Брат, если выживешь, передай Бубе Он никогда не слышал ни о Степане, ни о Бубе, зато слышал, как дерутся слепые псы за стенами.

Слева разрыв в пандусе оказался уже, всего метра четыре. Под ним засела гравитационная ловушка, которая пригнула к себе и постепенно разорвала металлическое полотно. Рамзес достал увесистую гайку с обрывком бинта, швырнул в проем.

Гайка камнем пошла вниз. И здесь не судьба! Рамзес для очистки совести еще посветил вверх, хотя перспектива выламывать решетки из окон его не радовала. То есть ломать, возможно, и придется, но времени на это уйдет много больше, чем Зона подарила. Сталкер наглядно представил, как стекаются к зданию все новые и новые монстры: Сталкер вернулся к правому, развороченному взрывом провалу. Достал притороченный за спиной топор и начал расчищать металлические завалы.

Рамзес давно сообразил брать в Зону инструменты, и только диву давался, сколько проблем могли решить в иной ситуации топор или кусачки. Его топор — сказка, а не топор! Очень скоро Рамзес стоял на краю и раскручивал над головой капроновый шнур со стальной кошкой. Кошка шкрябнула по скрутке рваного металла на той стороне и сорвалась. Кошка засела в скомканном металле. Рамзес потянул всем весом и законтрил ее насмерть.

Перехватил шнур специальными накладками, чтобы не разрезать ладони и прыгнул. Зловредная аномалия поддала ему под копчик, но остановить не сумела. Недолгое ощущение полета и вот он, пандус. Перебирая руками по краю, сталкер добрался до ровного участка и подтянулся. Кошку решил бросить за дефицитом времени, срезал только шнур, насколько дотянулась рука.

Еще одна отмычка Фокса, позывной которого Рамзес забыл, едва увидев его в ПДА утопленника, висел между небом и землей, по-мясницки насаженный на крюк промышленного крана. Обескровленное лицо, какое только и бывает от поцелуя кровососа, в свете фонаря казалось рыхлым и белым как творог.

Винтовка М16 лежала внизу, среди россыпи гильз. Отстреливался, друг сердешный, да в панике все пустил в белый свет. А сменить магазин кровосос не позволил. Ибо кто еще может свернуть шею бугаю килограмм под девяносто весом, как не он, всесильный невидимка, страшилище и пугалище Зоны.

Рамзес топором подцепил тело, втянул на пандус. Заглянул мельком в белые от предсмертного ужаса глаза, но тут же отвел взгляд и быстро обыскал погибшего. Рамзес повесил кобуру на поясной ремень. Хабара нет, констатировал он, включая ПДА убитого. Значит, как и предполагалось, шли с четкой целью и не отвлекались на мелочи. Что ж, хлопчик не дурак, сделал вывод Рамзес.

Прикрыл черный ход к бесценным данным. Рамзес снова двинулся вперед. Железный настил во многих местах оказался сорван или засыпан битым кирпичом и мусором. В бледном свете из пролома в крыше Рамзес видел непроходимый пол. Дурная трава выше человеческого роста скрывала опасный промышленный лом, радиационные пятна и аномалии. Из зарослей тянулись вверх яркие лепестки-пасти плотоядных цветов, которые и не цветы вовсе, а дьявол знает что.

С крошечным мозгом, сердцем и позвоночником, уходящим корнями в землю. Мясо у твари пахучее, но съедобное, Рамзесу доводилось пробовать. Спускаться не хотелось, но сталкер, ориентируясь больше по приборам, разглядел, наконец, Фокса и понял, что отступать некуда.

Бандит лежал внизу, на пологом взгорке, раскидав нелепо руки, и казался спящим. Рамзес сбросил шнур, бесшумно соскользнул в траву, и ощущение близкой опасности накрыло его. В позвоночник будто спицу вставили. Стиснув зубы, сталкер в два прыжка достиг пригорка, упал на труп с намерением отползти, прикрываясь, и земля под ним мелко завибрировала. Рамзес быстро-быстро засучил ногами, отталкиваясь. Подвывая от ужаса и сознания конечности отпущенного времени, покатился вниз, в ложбинку, чтоб он была чиста.

Последнее, что он запомнил — жгучий электрический удар по ногам. Пожилой кровосос, натужно сопя из-под куста ротовых щупалец, играючи вертел в руках непонятное существо о двух головах и восьми сплетенных конечностях. Мутировавший разум подсказывал ему, что по отдельности они вполне возможны, эти существа. Один теплый, полный горячей вкусной крови, от которой у него бывала изжога.

Второй — холодный, и кровь его, густая и комковатая, напоминала бы томатный сок, знай кровосос, что это такое. И теперь мутант пытался разделить этих сиамских близнецов. Он держал труп сзади, в борцовском захвате сомкнув ладони на его груди, и, подчиняясь инстинкту, притворялся мертвым. Кровосос, недовольно бурча, ухватил Фокса за висевший на груди автомат и рванул.

Рамзес едва не завопил от боли в плечах, на которые легла ударная нагрузка. Звонко лопнула антабка, крепившая ремень к цевью автомата — слава вам, бракоделы! Мутант знал, что это такое, а может, ему не нравилось мертвое железо, но он разозлился и несколько раз ударил автоматом непонятное существо. Господи, немо изумился Рамзес, слыша, как лопаются ребра трупа, за что ты спас меня в этот раз?

Осатаневший кровосос тоже не понимал и швырнул добычу на землю. От боли в спине Рамзес зашипел и вернулся в себя. Во лбу монстра образовалась глубокая борозда, и сквозь звериный вопль прорвался звук отдаленного выстрела! Снайпер почти не промахнулся. Пуля ударила кровососа в лоб по касательной и срикошетировала от толстой как танковая броня черепной кости.

Монстр резво отпрыгнул, его шкура пошла рябью трансформации. Сталкер разжал ладони, не чувствуя пальцев. Он яростно закричал, понимая, что время уходит, монстр уже почти невидим, а автомат Фокса — где он? А если монстр повредил его? Рамзес нащупал кобуру, заставил пальцы ухватить рукоять пистолета и потянуть ее вверх. Кровосос уже накинул плащ-невидимку. Сталкер повел стволом на звериный хрип.

Пальцы в этом фокусе значили не меньше, чем лисий слух, а они до сих пор ощущались чем-то чужеродным — протезы, а не пальцы. Рамзес аккуратно выпустил на звук все заряды единственного магазина. Убегающий кровосос ревел, яростно и совсем не предсмертно, как и следовало ожидать от этой живучей твари. На пули он не шел, старый, ученый! Молодой бы бросился, а этот будет следить, ждать момента, но из Зоны не выпустит.

Сталкер бросил пистолет и заметался. И времени нет, дьявол Рамзес подхватил Фокса и побежал в противоположную от кровососа сторону.

До этого момента Рамзес видел только затылок бандита с едва отросшими волосами, теперь заглянул в лицо, навсегда перекошенное от ненависти.

Фокс, сталкер от бога и бандит от черта, умер в бою. Рамзес срезал с тела рюкзак и вывалил содержимое на землю. Если у Фокса и было что-то тяжелое, кроме автомата, то не при себе. Сталкер нашел старый ПМ, отщелкнул магазин — пусто. Передернул затвор, и одинокий патрон выпал на землю.

Рамзес поймал его, затолкал в магазин и дослал в ствол. Что ж, не на монстра, так на себя хватит. Кроме пистолета, Рамзес забрал ПДА и бумажник, сунул их за плотно облегающий жилет-разгрузку. И постарался забыть об Оке и маршруте, озадачившись главным. Рамзес дополз до широкого пролома в стене - не иначе, кровосос поработал, и затаился наблюдать.

Контакт-лист на смарте оставался девственно чист, значит снайпер стрелял издали. Вот через этот пролом, наверное, и стрелял: Рассвет освещал его достаточно хорошо, чтобы разглядеть в правильную оптику и достать мощным боеприпасом.

Так что же, чудо? Или тайный спаситель захочет проверить на прочность сталкерский бронежилет? Рамзес попытался найти чужака в бинокль, но разглядел только собак в отдалении. Посмотрим на ситуацию сверху, говорил Ворон - они с Рамзесом как-то прятались в кроне дуба, а внизу за них дрались собаки.

Вдруг неизвестный снайпер положит кровососа и даст тебе уйти? Рамзес истово верил в правильно организованное чудо, но совершенно не представлял, кто и зачем организовал именно это. Не исключено, что снайпер целился в него, а промахнулся в монстра. В него не стреляли, но сталкер бежал, пригибаясь, ежесекундно меняя направление. Зато собаки мешкали ровно столько, сколько нужно, чтобы преодолеть страх перед извечным врагом - кровососом. Широким полукругом стая вышла за Рамзесом, и, судя по звукам, было их не меньше полутора десятков.

Как мало, когда при тебе автомат! И как много сейчас Рамзес брал заборы с ловкостью чемпиона по бегу с барьерами. Собаки возле каждого терялись, сбрасывали темп, но врожденная свирепость гнала их за человеком.

Сталкер покатился в овраг и чувствительно приложился о каменистую землю. Встал, приходя в себя от нокдауна, но преследователей не увидел. Псы не показывались пять секунд, десять, и у Рамзеса нехорошо засосало под ложечкой. Он попятился, а потом побежал. Вслед ему раздался рев кровососа и возмущенный собачий лай.

Кровосос восстановился, понял Рамзес. Лучше уж собачки, ибо от кровососа убежать невозможно. Максимум, на что мог теперь рассчитывать Рамзес, это на схватку в более-менее выгодных условиях. Небо из чернильного стало просто грязным, как годами не мытое стекло. Кляксой бурой плесени неспешно ползло за тучами солнце. Зачем ему силы, если нет шансов, сталкер не задумывался. Осел упертый, ругала его когда-то жена, и правда, Рамзесу в голову не приходило сдаться.

Кто сказал, что нет шансов? В жизни, в которой есть место подвигу, есть место и удаче. А в свою звезду Рамзес верил, имел основания. Сталкер шел скорым экономным шагом, благо местность вдали от зачумленной Куприяновки позволяла, аномалии встречались редко. Удобные ботинки, сделанные на заказ, словно плыли над землей, едва отрываясь от поверхности. Этому шагу Рамзеса научил Ворон, оттопавший в Зоне не одну сотню километров. Иногда Рамзес позволял себе перейти на бег — не такой рискованный, как давеча в Куприяновке, шагов сто, не больше.

Бегать в Зоне кроме него решались немногие. Ворон, к примеру, только ходил. Еще на пути к озеру, следуя инстинкту намечать пути отхода, Рамзес запомнил могучий дуб, вывернутый из земли не то ураганом, не то Зоной.

Теперь Рамзес сноровисто забрался на толстый, в три обхвата, ствол и затаился в разлапистых корнях. Не так давно — еще остались листья на ветвях - дуб накренило ураганным порывом ветра, и аномалия уже не выпустила добычи.

Если у корней тяготение почти не отличалось от земного, то в кроне вырастало до смертельного. Наступили блаженные минуты отдыха. Рамзес достал компьютер Фокса и усмехнулся, прочитав тиснение на крышке: Честное слово, ничто не обходится так дорого, как дешевые понты!

Оставалось гадать, когда это произошло. Когда монстр бил по трупу автоматом? Или раньше, еще при жизни хозяина? Последний вариант был ой как нехорош. Непонятно, вчера это случилось или в день выхода, и, может статься, все риски по овладению этой раздавленной как жук коробочкой напрасны. И Око придется искать самостоятельно, а чтобы такая удача свалилась подряд двум разным сталкерам… В такое счастье Рамзес боялся верить. ПДА отозвался и даже запросил пароль, но мог работать только в аварийном режиме.

Можно было только надеяться отыскать алмаз в куче мусора. Сначала Рамзес, затаившись среди корней, увидел, как воздух пошел мелкой рябью, и проявились из ниоткуда глаза. Сталкер прицелился между двумя налитыми кровью шарами, и долгую секунду не мог заставить себя крикнуть. Впрочем, совершать подвиг не пришлось.

Немногие в Зоне могли похвастать чутьем, равным чутью кровососа. И даже гнойное дыхание ощутил на лице, прежде чем выстрелить. Пуля, единственная у Рамзеса, проломила кровососу лоб и остановила в прыжке. Монстр разом потерял невидимость, и, захлебнувшись криком, начал было падать, но руки, длинные и корявые, успели схватиться за корни. Мутант повис, судорожно дергая головой и разбрасывая в стороны длинные как плевки сгустки крови.

Здесь уж медлить не приходилось. Смерти подобно было упустить хотя бы мгновенье. Рамзес вскочил кровососу на плечи, сунул руку под пук ротовых щупалец и с оттягом резанул ножом по жилистому горлу.

За секунду до и секунду после этот номер закончился бы для Рамзеса печально. Сталкер не взялся бы повторить его на бис, даже за большие деньги. Разве что за маршрут к Оку. Нож сталкера, видом и убойным действием напоминающий ятаган в миниатюре, не подвел. В который раз подтвердил аксиому, что страшнее клинка оружия не придумано. Фонтан тухлой крови окатил Рамзеса и сразу же опал, видимо оба мутантских сердца остановились.

Кровосос мелко задрожал, но не сорвался, его руки зашлись в предсмертной судороге, и отрубить их казалось проще, чем разжать. Нестерпимо хотелось курить, но еще больше помочиться. Рамзес чувственно понял тех, кто в смертельном напряжении не может удержать естественные позывы. Он встал на краю, намереваясь как в пещерные времена омыть врага презрением, и закаменел.

Под корнями стоял еще один кровосос и с интересом наблюдал за ним. Молодой, сильный и любопытный кровосос. Без единого ранения, которое могло бы подарить сталкеру микроскопический шанс.

Сознающий свое превосходство, и оттого играющий невидимостью, как тореадор плащом. Бог перестал меня любить, вспомнилась сталкеру напыщенная фраза. С нервным смешком Рамзес отступил, лихорадочно ощупывая пояс. Рука сдернула с ремня моток еще до того, как мозг осознал, зачем это нужно.

Сталкер, не отрывая взгляда от врага, закрепил шнур в корнях и едва успел сунуть другой конец под ремень и связать надежным морским узлом. Монстр жадно шевелил ротовыми щупальцами, двигал руками и ногами, будто разминая их. Рамзес понял, что враг сейчас прыгнет, и отступил по древесному стволу. Через секунду кровосос показался в корнях.

Человека и монстра разделяли считанные метры. К чести сталкера, думал он только, как отдать жизнь дороже. Если, конечно, эту звериную эмоцию можно было назвать мыслью. Сталкер, отступая, быстро двигал перед собой ножом, заметив, что интерес кровососа прикован к этой полоске стали. Чем он считает ее? Замечательным приспособлением для добычи крови — чтоб фонтаном, как из того старого неудачника?

С каждым шагом ствол истончался, а гравитация росла. Когда ноги отяжелели настолько, что начали срываться, Рамзес встал. Кровосос издал ликующий вой, обозначив атаку, и Рамзес сделал выпад. Закончилось все в долю секунды, так быстро, что обычный человек и не понял бы происходящего. Монстр резко шагнул вперед, отводя нож ударом лапы, и отчаянный бросок сталкера не имел особого успеха.

Рамзес наткнулся на твердое как паровозный шатун колено и опрокинулся, едва задев врага клинком. Мутант обиженно заревел, а сталкер, понимая, что вот она, смерть, кувыркнулся со ствола.

Гравитационная аномалия подхватила его, потащила в крону сквозь иссохшие ветви. Потом дернуло за пояс, и Рамзес со сдавленным ахом повис. Капроновый шнур загудел от натуги, удерживая неподъемный груз. От резкой смены тяготения Рамзеса замутило, но желудок, сокращаясь в конвульсиях, вытолкнуть содержимое не мог, сталкер весил теперь втрое. Наверху озадаченно ревел кровосос. Рамзес надеялся, что ранил его достаточно серьезно, хотя никакого проку от этого ранения не предвиделось.

Рамзесу повезло, кровосос ему повстречался молодой и неопытный. Посыпалась древесная труха; мутант прыгнул сам, целя на запах крови и стук человеческого сердца.

Аномалия подхватила его в воздухе и, крутанув, безжалостно швырнула на ветви. Рамзес услышал гулкий удар, словно лопнул залитый под горло бурдюк, и монстр захрипел. Видимо ему досталась вовсе уж запредельная гравитация, такая, что и протолкнуть воздух из легких не получалось. Рамзес победно завопил и замолотил руками и ногами. Тут же захлебнулся криком.

Сталкер вдохнул-выдохнул, чувствуя, как натужно сокращаются легкие, как тяжело бухает сердце. Шнур держал сталкера за ремень, сзади и чуть сбоку. Рамзес, передохнув, извернулся, перехватил толстую капроновую нить и подтянулся. Его организм давно адаптировался к Зоне, избавился от всяких подкожных излишеств и приобрел хищную поджарость. Даже тройной его вес сталкер вытягивал из гравитационного капкана.

Сантиметр за сантиметром, перехват за перехватом Рамзес выбирался из опасной зоны, чувствуя, как легчает в груди. Еще через полметра он разглядел узел отчетливо и едва не разжал от отчаяния руки. Сталкер выдержал — шнур нет. С каждым рывком хвостик вслепую завязанного узла становился все короче. Шнур звенел от напряжения и вытягивал конец из накинутой на дерево петли. Рамзес захрипел от натуги, перебирая руками, но узел развязался быстрее. Сталкер почувствовал смертельную легкость в ладонях и с криком полетел обратно.

Сухие ветви трещали вокруг, сыпали трухой в сторону аномалии. Только чудо и комбинезон с кевларовой подкладкой не дали им располосовать сталкера. В кроне человек застрял. Узловатый сук толщиною в руку вошел прямо под жилет-разгрузку и законтрил Рамзеса намертво. Сказать, что ему повезло, Рамзес не решился бы. Он, впрочем, и не думал об отвлеченных вещах. Не умер, и ладно. Отнял у Зоны одну секунду, нужно отнять следующую. И еще пару сотен миллионов секунд. Рамзес провисел час, другой, третий.

Теперь он весил раз в пять-шесть больше, сдвинуться и даже повернуться не мог, сил не хватало. Сталкер выбросил из разгрузки все, до чего дотянулся, сберег только нож и взятые с Фокса вещи. Он достал таки кончиками пальцев до ветки над головой, но ничего не смог поделать. Остался висеть, и сук понемногу впивался ему в тело. Сук распорет кожу и двинется к легким. Невеселая перспектива, жаль, что я всегда легко переносил боль. Как было бы приятно сойти с ума от шока!

Вскоре у сталкера начало гаснуть зрение и истончаться слух. Кровь оттягивалась гравитацией от головы, и рвущееся в запредельной нагрузке сердце не справлялось. Рамзес начал одновременно слепнуть, глохнуть и засыпать. Ему уже не причинял боль впившийся под ребра дубовый сук. Его не мучили глупые мысли и не страшила близкая смерть. Просто так, назло, но оттянутые книзу губы не слушались. Рамзес постарался еще раз, и у него получилось, отчего сталкер испытал прилив невинной детской радости.

Даже посмеялся, квохотнул несколько раз как сонная курица. И тогда сверху к нему прилетел увесистый камень — на самом деле речная галька, опутанная шнуром, таким же, какой подвел Рамзеса утром. Камень нечувствительно ударил в грудь, но тело сталкера чуть-чуть просело, и сук вошел таки в кожу.

Рамзес ощутил, как кровь начала сочиться из раны; негусто, а это значило, что умирать придется медленно. Веревка нетерпеливо подергалась, и Рамзес сделал единственно возможное. Онемевшими уже руками он протянул шнур под разгрузкой и связал прочным узлом. Прилив ленивой радости закончился, сталкер отчетливо понял, что вытянуть из аномальной трясины четыре сотни килограммов попросту невозможно.

Поэтому, когда над головой что-то прожужжало, и неведомая сила грубо рванула его, вывернув окровавленный сук из-под разгрузки, он удивился и только затем потерял сознание от резкого скачка давления Рамзес очнулся раньше, чем открыл глаза и сначала не понял, почему так легко. Потом вспомнил и попытался вскочить.

Тело отреагировало на приказ тотальной болью, и некоторое время сталкер уговаривал организм подчиниться. С трудом сел, голова кружилась.

Раннее утро нового дня. Рамзес промок насквозь, и в его состоянии это грозило воспалением легких с предсказуемым исходом. Давешний дуб, сначала подаривший ему жизнь, а потом едва ее не отнявший, стоял неподалеку, в паре десятков метров, и бесконечно далеко, в предыдущей жизни.

Рамзеса отволокли, будто куль с бельем, до ближайшего удобного пятачка, где оставили умирать. Рамзес проверил карманы — забрали! Рамзес помнил, что привязывал себя, а потом? Сталкер на месте спасителя перекинул бы шнур через ветку попрочнее, закрепил на другом конце груз, и запустил его в эпицентр аномалии. Не иначе, Робин Гуд так и поступил, а когда Рамзеса выдернуло из кроны как пробку из бутылки, рубанул по шнуру. Интересно, это он стрелял в кровососа? Один ответ Рамзес все же нашел.

Он доковылял до поваленного ствола, и там увидел кровососа, распятого на ветвях почти в центре гравитационной воронки. Поразительно, но монстр еще жил! И даже тянул лапу к суку над головой, еще вчера толстому, а теперь исполосованному когтями до гнилой сердцевины. Клешня опять сорвалась, гравитация потянула лапу и с хрустом вывихнула ее. Кровосос протяжно вздохнул, и Рамзес даже смутно ему посочувствовал. От ходьбы Рамзесу опять стало нехорошо, аптечка пригодилась бы, но где она?

Почти на другой планете, то есть под деревом, в цепких лапах гравитации. Там же, где топор и рюкзак. На груди завибрировал смарт. Митька Цент, больше некому! Никто кроме толстяка Цента не знает этого номера. На экране смарта образовалась понятная только посвященным картинка — множество пересекающихся линий, замкнутые контуры, иконки.

На снимке со спутника Рамзес вычислил несколько маршрутов и выбрал самый короткий. Буду ждать тебя в Вешках… - Цент замялся на секунду и добавил, - лично.

Машинально, потому что выкинул их вместе с аптечкой и прочим неподъемным от гравитации хламом. Выйти сразу Рамзес не смог, ему требовался врач или хотя бы отдых. Сталкер заполз в корни дуба, инстинктивно, как умирающий зверь, выбирая укрытие от дождя и опасности. Там сжался в комок, стараясь побороть дрожь, и замер.

Вскоре ему стало жарко, но и лихорадка усилилась. Сознание ускользало, и в этом состоянии полусна Рамзес буквально чувствовал, как борется организм. Как слипаются разорванные тяготением капилляры. Как кровь бурно насыщается живительной биохимией и разносит ее по контуженым тканям.

Сталкер заснул беспокойным сном раненного солдата. Ему снился пестрый кошмар. Он разговаривал во сне с покойным Вороном, обыскивал какие-то мерзкие трупы, строго допрашивал давешнюю Ингу из озера, и все время ощущал затылком тяжелый взгляд.

Перед пробуждением, когда сознание, не обремененное телесными узами, как никогда свободно, Рамзес понял, что не человек следит за ним. Это Зона, чуждое людскому овеществленное сознание, расставляет фигуры в предстоящей партии. Инга Рив любовалась такой чахоточной природой много лет, чтобы испытывать что-нибудь кроме скуки.

И хотя где Мэн, а где это захолустье, потерянное богом среди России или Украины — Инга так и не разобралась толком, а вот поди ж ты!

Будто и не летела на другой край земли. Правда, здесь ей обещали приключения, Зону и экстрим на грани. Круче, чем камбоджийские джунгли, после которых, к слову, Инга три месяца изгоняла из организма не к столу будет сказано какую гадость.

Дилер назвал три суммы, Инга, не торгуясь, выбрала самую крупную. Дилер поскучнел, но оформлять не отказался. Только спросил перед вылетом:. Инге не требовался секс-тур.

При ее данных секс-тур она могла организовать сама, в любом месте и в любое время. Бефо ту гоу Зона, ю маст арми Здесь не жили, островки бурлящей жизни с колоннами грузовиков и дымящими трубами сменялись километрами запустения, серыми зданиями с выбитыми или грязными до непрозрачности окнами. Промзона, так это, кажется, называлось. Инге следовало бояться, а она веселилась: Когда пошли на третий круг по одним и тем же местам — жулики не то путали следы, не то хотели содрать с американки по грабительскому тарифу, она возмутилась и на чистом русском почти вежливо попросила не крутить вола за хвост.

Хлыщ издал звук, будто лампочку проглотил. Покраснел так, что обильные прыщи выделялись белым на потной мордочке. Сразу же свернули в неприметные ворота, поднялись в офис, бывшую заводскую канцелярию, и здесь Ингу ожидал сюрприз. Говорили, будет посылка из Америки, а это ты. Как там папанька, старый дрочила? Инга с достоинством объяснила, что папа занимается бизнесом, после десятого миллиона впал в ностальгию и любит вспоминать прошлое, особенно Федьку.

Поскольку папа о малой родине кроме как площадными словами не говорил, Инга очень надеялась, что пузатый Федька не станет вдаваться в подробности. Бронированный автобус, охранное агентство Пинкертона, десять километров по рокаде вдоль Периметра и внутрь километра на два, до транзитного блок-поста. Там покажут надувного монстра, от чего тетя Мери из Мериленда ляжет в обморок, и вас с мигалками вывезут до ближайшей сувенирной лавки.

Может, еще вертолет пустят, для шума. На час-другой, не больше. Идти с тобой в Зону дураков нема. Ищи нормального, пусть проводит тебя Очень советую - недалеко!

Плати, как вернетесь и, бога ради, держи его на прицеле. Всегда — когда спишь, ешь или писаешь. Секс-туры вот, со скидкой. Машина с Ингой давно выехала за ворота, а Федька все стоял, изучая грязные разводы. И деньги вернуть не требует… Странно все это! Набери-ка мне, сам знаешь кого…. Над головой захрипело, и девушка очнулась от полудремы. Отпила воды из купленной на остановке бутылки.

С переднего сиденья поднялся нагловатый рыжий паренек, с которым Инга переглянулась на посадке — она холодно, он с интересом, и взял в руки микрофон. Автобус, судя по салону, отслужил в турбизнесе много лет назад, но громкоговорители работали. Мы с вами проезжаем вдоль так называемого Периметра, который есть просто забор между Зоной и нормальной жизнью, если можно ее так назвать.

Инга отвернулась, но парень не унимался и говорил красиво, стервец! О Чернобыле, взрыве, зоне отчуждения, которая неожиданно для всех стала Зоной. Просто Зоной с большой буквы. О монстрах говорил, об артефактах, о странных делах, что творятся на той стороне. Народ одобрительно гудел и вставлял реплики. Ищенкову корову задрали, а саму загнали на дерево.

Нюрка-то в теле, пудов шесть, как влезла не помнит, но как яе сымали Инга даже прищурилась, не желая отводить взгляда. Там минные поля и пулеметы с автонаводкой. Каждый метр изгороди просматривается с телекамер, а в двухкилометровой отсечной зоне барражируют беспилотники За рулем у нас, как всегда, дядя Саня, а службу несет Самозваный гид не договорил. Автобус, миновав слепой поворот, вдруг задергался, шофер бил по тормозам короткими ударами.

Зад ощутимо повело в сторону обочины, и автобус под общий стон-выдох встал поперек дороги. Дядя Саня пожелал неизвестному гаду столько всего занимательного, что Инга, наверное, и записала бы для памяти, но тут в лобовое стекло впечаталась снаружи ладонь. Неимоверно грязная, она поползла вниз с отвратительным стеклянным взвизгом, оставляя черно-красный след. Старый фильм о кораблекрушении Инга помнила, но здесь было не как в кино. Ничего эротичного и даже изящного. Кто-то пытался то ли остановить автобус, то ли просто удержаться на ногах.

Таким безнадежным показалось это движение. С утробным звуком распахнулась дверь. Вспотевший ефрейтор изготовил автомат и грохотнул по ступеням подкованными ботинками. Дядя Саня уперся в лобовое стекло и заглянул в мертвую зону перед бампером.

Шофер вдруг побледнел и слепо заискал рычаг. Дверь зашипела, начала схлопываться, но ее перехватили и со скрежетом разомкнули. Синюшная рука ухватилась за поручень, и в салон втянулся черный человек с красными глазами. Рядом с Зоной таких шуток не понимали. Инга увидела, как селянин юрким движением сунул руку под пиджак.

Пришелец встал, опираясь на милицейский автомат как на тросточку. В лицо ему не смотрели, или смотрели как Инга, из-под ресниц. Все же, это был не монстр. Невысокий, седой человек, иссиня-черный неестественной чернотой, словно гематома расползлась на все тело. Только глаза цвета свежей крови. В дверь заглянул, не решаясь подняться, ефрейтор Кулебяко. Милиционер держал руку на весу и выглядел не так воинственно, как полминуты назад.

Человек, не оглядываясь, уронил автомат и быстро зашагал между креслами. На ходу сжал плечо бойкому селянину, не давая выпростать оружие. Человек смотрел на Ингу, это она поняла отчетливо. Не за спину, не на соседку, на нее! Страх, и до того невеликий, привычно обратился азартом: Что этот черный седой красноглазый сделает? Инга впервые услышала его пересохший голос.

Человек бережно принял бутылку и одним движением влил в себя все, что в ней оставалось. Вода побежала по лицу, по испачканному — даже цвета не разобрать — армейскому комбинезону, закапала жидкой грязью. Человек выронил бутылку и опустился на пол. И заснул, приткнувшись к подлокотнику Ингиного кресла. Ефрейтор Кулебяко стоял над ним, щелкая предохранителем автомата, и не знал, что делать. Он не ожидал, что Ника появится из безделушечной машинки, следил за тротуаром и остановкой маршрутного автобуса.

Глеб сразу все понял. Даже не так, понимал умом давно, а сейчас почувствовал, как тяжелый комок, слепленный из вины, ревности и надежды, прорвался и затопил душу безнадегой. Ника должна была с разгону врезать ему жестким кулачком в глаз. Тогда все стало бы на свои места. Они бы поскандалили, а ночью громко помирились, пугая соседей. Они зашли в ресторанчик, и официанты стали носить заказанные блюда. Угощение Глеб выбирал придирчиво, хотел угодить жене, а теперь, глядя, как она равнодушно двигает тарелки, застыдился.

Все показалось убогим и провинциальным, этот ресторан на окраине, этот город. Ника разделывала мясо, ловко управляясь ножом и вилкой. Раньше она ела не так, сначала все резала, а потом уминала блюдо с аппетитом новобранца. Нет, давить на жалость он не станет! Еще не опустился до этого. Да и к чему поминать лишний раз подпольную лечебницу? Глеб молчал, не находя, что ответить, и молчала жена, которой, очевидно, было нечего сказать. Я не знаю, кто мне звонил вчера и с кем я разговариваю сейчас.

Я тебя ждала, дурак, а ты!..

Острый взгляд на научный коммунизм (Анти-Маркс) Александр Рофе

10.08.2014| Христина

Сегодня для моей дочки прозвенел последний звонок Монс Калентофт "Дикая весна" от thosik рецензия 2. Для регистрации на BookMix. Подробнее об акции [x]. Я читал эту книгу.

Рецензии Отзывы Цитаты Где купить. Анархия, ее философия, ее идеал. Зарегистрируйтесь, чтобы получать персональные рекомендации. Заметка в блоге Спор о "Золотых перьях". Сергей Айсон 2 дня 7 часов 21 минута назад. Новости книжного мира Сегодня, 25 мая, в истории Сегодня День филолога! Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе: При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться.

По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии. Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар": Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку " " перед словом или перед выражением в скобках. В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.

В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден. Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе. Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса. Например, нужно составить запрос: Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос: Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение.

Бисероплетение на станке Александра Кидд

10.08.2014| Аркадий

Элегантные браслеты, экстравагантные пояса, нарядные сумочки и кошельки, выполненные из бисера, украсят каждую женщину. В этой книге рассказывается, как овладеть техникой бисероплетения на станке и самостоятельно изготовить оригинальные украшения и аксессуары для дома. Подробные пошаговые инструкции в сопровождении цветных схем позволят вам быстро овладеть этим видом рукоделия.

Доставка всех товаров из Москвы до пункта выдачи в Кирове, вне зависимости от объема, осуществляется бесплатно. Вы можете осмотреть товар в пункте выдачи и осуществить оплату только в случае, если внешний вид, состояние и другие характеристики товара вас устраивают. Также мы осуществляем доставку по всей России — до пункта выдачи в соответствующем городе, курьером до адреса или почтой РФ. Точная стоимость доставки зависит от объема заказа, конкретного региона РФ и выбранного способа доставки.

Расчет стоимости доставки вы увидите на странице оформления заказа после того, как наберете необходимые товары. Согласно ФЗ "О защите прав потребителей", вы имеете право вернуть товар в течение 14 дней с момента покупки с полным возвратом денежных средств. Коллекция оригинальных моделей 2 рец. Если вы обнаружили ошибку в описании книги " Бисероплетение на станке " автор Александра Кидд , пишите об этом в сообщении об ошибке.

У вас пока нет сообщений! Рукоделие Домоводство Естественные науки Информационные технологии История. Исторические науки Книги для родителей Коллекционирование Красота. Искусство Медицина и здоровье Охота. Собирательство Педагогика Психология Публицистика Развлечения. Камасутра Технические науки Туризм. Транспорт Универсальные энциклопедии Уход за животными Филологические науки Философские науки.

Экология География Все предметы. Классы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Для дошкольников. Каталог журналов Новое в мире толстых литературных журналов. Скидки и подарки Акции Бонус за рецензию. Лабиринт — всем Партнерство Благотворительность. Знаменитая Алиса в деталях. Вход и регистрация в Лабиринт. Мы пришлем вам письмо с постоянным кодом скидки для входа на сайт, регистрироваться для покупок необязательно.

Войти по коду скидки. Вы получаете его после первой покупки и в каждом письме от нас. По этому номеру мы узнаем вас и расскажем о ваших скидках и персональных спецпредложениях! Войти через профиль в соцсетях. Откроется окно подтверждения авторизации, после этого вас автоматически вернут в Лабиринт.

Вход для постоянных покупателей. Введите Ваш логин в ЖЖ, и цена товаров пересчитается согласно величине Вашей скидки. Введите Логин в ЖЖ: Введите e-mail или мобильный телефон, который Вы указывали при оформлении заказа.

Примем заказ, ответим на все вопросы. Время В течение часа. Укажите регион, чтобы мы точнее рассчитали условия доставки. Начните вводить название города, страны, индекс, а мы подскажем. Элегантные браслеты, экстравагантные пояса, нарядные сумочки и кошельки, выполненные из бисера, украсят каждую женщину.

В этой книге рассказывается, как овладеть техникой бисероплетения на станке и самостоятельно изготовить оригинальные украшения и аксессуары для дома. Подробные пошаговые инструкции в сопровождении цветных схем позволят вам быстро овладеть этим видом рукоделия.

Главная Философия Детективы Боевик. Скачать книгу "Александра Кидд: Клинические лекции по педиатрии Французский язык. Краткий курс грамматики Аньес Бессон: Начертательная геометрия для бакалавров.

Эктопия поджелудочной железы в большой дуоденальный сосочек Тверской Алексей und Должиков Александр

11.08.2014| Софрон

Приведено редкое наблюдение развития злокачественной опухоли из эктопированной панкреатической Обо всём этом и не только в книге Эктопия поджелудочной железы в большой дуоденальный сосочек Тверской Алексей und Должиков Александр. Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Монс Калентофт "Дикая весна" от thosik рецензия 2. Для регистрации на BookMix. Главная Медицина и здоровье Внутренние болезни Эктопия поджелудочной железы в большой дуоденальный сосочек Купить в магазинах: Подробнее об акции [x].

Я читал эту книгу. Рецензии Отзывы Цитаты Где купить. Что такое отеки и как от них избавиться. Вопросы патогенеза, диагностики, лечения.

Как самый могущественный орган управляет нами. Причастность эктопированной в двенадцатиперстную кишку поджелудочной железы к вероятности развития острого, хронического панкреатита и ложных кист представляет практический интерес в связи с широким и активным использованием эндоскопических вмешательств в данной зоне.

Ранее в литературе имелись лишь единичные наблюдения вероятной связи эпизодов острого панкреатита с эктопированной поджелудочной железой Vix J. В настоящее время такая вероятность не оспаривается Татьяненко Т. Однако в отличие от ряда других локализаций эктопия ткани поджелудочной железы в БСДК с морфологической точки зрения наименее изучена, что определило цель и задачи данного исследования. Изучить морфологические особенности и варианты морфогенеза эктопии ткани поджелудочной железы в большой сосочек двенадцатиперстной кишки, определить её клинико-морфологическое значение.

Впервые на материале наибольшей из известных в литературе серии наблюдений проведено комплексное исследование анатомических и микроскопических особенностей эктопии ткани поджелудочной железы в большой сосочек двенадцатиперстной кишки.

Впервые с использованием традиционных методов патоморфологиче-ского исследования, гистохимических и иммуногистохимических методов изучены возможные варианты морфогенеза эктопических структур поджелудочной железы, уточнены гистологические варианты эктопии, её связь с изменениями БСДК.

Установлено, что основные места локализации эктопии поджелудочной железы в БСДК связаны с терминальной частью главного панкреатического протока. Показано как возможное дисонтогенетическое происхождение эктопии поджелудочной железы, так и её формирование de novo из про-токовых образований БСДК. Установлены основные макро-микроскопические и гистологические варианты, частота эктопии поджелудочной железы в БСДК, значимые патоморфологические изменения эктопических структур, возможные основы их морфогенеза, которые имеют прикладное значение для прижизненной морфологической диагностики поражений БСДК, тактики эндоскопических вмешательств на нём и профилактики постманипуляционных осложнений.

Установлена связь эктопии поджелудочной железы в БСДК с наличием желчнокаменной болезни и хронического панкреатита. Полученные данные имеют значение для патоморфологии и хирургии желчных путей. Эктопия поджелудочной железы в большой сосочек двенадцатиперстной кишки является частой аномалией и имеет связь с наличием желчнокаменной болезни и хронического панкреатита.

Локализация и морфогенез эктопированной ткани поджелудочной железы в БСДК в наибольшей степени связаны со структурами терминальной части главного панкреатического протока. Основными местами локализации являются медиальная стенка сосочка и межпротоковая перегородка. Основными гистологическими вариантами эктопии поджелудочной железы в БСДК являются экзокринный с различным соотношением ацину-сов и протоков, полный с наличием всех органотипических структур железы и протоковый вариант, являющийся как самостоятельным, так и следствием атрофии и перестройки ацинусов.

Значимыми патоморфологическими изменениями эктопированной в БСДК ткани поджелудочной железы являются её атрофия со склерозом стенки сосочка, гиперплазия дуктулярных структур и стромальных элементов с опухолеподобными изменениями БСДК, кистозная трансформация, а в редких случаях - малигнизация. Апробация диссертации проведена Белгорода, Белгородского областного патологоанатомиче-ского бюро, учебный процесс на кафедрах патологической анатомии, гистологии и эмбриологии, анатомии человека Курского государственного медицинского университета, на кафедре анатомии и гистологии человека Белгородского государственного университета.

Диссертация изложена на страницах печатного текста, состоит из оглавления, введения, обзора литературы, главы материала и методов исследования, результатов собственных исследований, изложенных в четырёх подглавах, обсуждения полученных результатов, выводов, практических рекомендаций и указателя литературы. Иллюстрации представлены 6 таблицами, 35 рисунками, включающими 5 графиков и диаграмм, 1 схему, 29 монтажей из микрофотографий.

Указатель литературы включает источников 74 отечественных и иностранных авторов. Основным местом локализации эктопированной в БСДК ткани поджелудочной железы является медиальная стенка сосочка с близостью к главному панкреатическому протоку, в равной степени встречается локализация эктопии в межпротоковую перегородку.

В толще стенки БСДК в большинстве случаев эктопированная ткань поджелудочной железы встречается в слизистой оболочке и толще сфинктеров сосочка как изолированно, так и в сочетании с эктопией в межпротокувую перегородку.

Гистологические варианты эктопии ткани поджелудочной железы в БСДК целесообразно подразделять на три варианта: Протоковый вариант может быть как самостоятельным, составляя при сочетании с гиперплазией клеточных элементов с гладкомышечным иммунофенотипом морфологический субстрат аденомиом сосочка, так и следствием атрофических изменений ацинарных структур.

Наиболее значимыми патогистологическими изменениями БСДК при эктопии в него ткани поджелудочной железы являются атрофия собственных эпителиальных структур и эктопических элементов, в разной степени сочетающаяся с очагами гиперплазии, аденомиозом, и кистозные изменения протоков эктопированной панкреатической ткани с выраженными количественными и качественными нарушениями секреции слизи.

Установлена статистически достоверная связь патоморфологических изменений эктопических панкреатических структур в БСДК с желчнокаменной болезнью и хроническим панкреатитом. Клинико-морфологическое значение эктопии ткани поджелудочной железы в БСДК заключается в её относительно высокой частоте, преобладании локализации в медиальном секторе сосочка, являющемся основным местом эндоскопических манипуляций, частом развитии атрофически-склеротических и кистозных изменений эктопической ткани при желчнокаменной болезни и хроническом панкреатите, а также её возможной малиг-низации.

При наличии в БСДК одиночных или множественных узловых гиперпластических образований из дуктулярных структур и веретеновидных стромальных элементов аденомиом или аденомиоза сосочка с целью дифференциальной диагностики необходимо исключение их эктопического происхождения.

Для верификации эктопических структур поджелудочной железы целесообразно использование гистохимических методов выявления зимо-генных гранул и слизи сочетание окраски альциановым синим и ШИК-реакции , а также В- и А-клеток. Эмбриональный гистогенез и постнатальное развитие органов человека: Сравнительная морфология и реактивные изменения ампулы большого сосочка двенадцатиперстной кишки млекопитающих животных и человека: Структура большого сосочка двенадцатиперстной кишки сравнительно-морфологическое и экспериментальное исследование: Патологическая анатомия заболеваний большого сосочка двенадцатиперстной кишки вопросы этиологии , морфо и патогенеза, классификации: Пренатальный онтогенез внепеченочных желчных путей человека и некоторых млекопитающих сравнительно-эмбриологическое исследование: Нейроэндокринные опухоли поджелудочной железы: Пороки развития органов пищеварения.

Эндоскопические операции на большом сосочке двенадцатиперстной кишки при осложнённой желчнокаменной болезни клинико-морфологическое исследование: Опухоли и опухолеподобные процессы большого сосочка двенадцатиперстной кишки. Клиника , диагностика и лечение заболеваний дистально-го отдела холедоха.

Возрастные особенности строения большого сосочка двенадцатиперстной кишки в норме и при желчнокаменной болезни: КГМУ и отд-ния мед. Морфогенез дуоденопанкреатобилиарных аномалий у детей: Заболевания печени и желчных путей. Heterotopic pancreas as lead point in intussusception: Cancer of the ampulla of Vater: Complete pancreatic ectopia in a gastric duplication cyst: Trigueros Mateos et al. Amyloidosis at the ampulla of Vater and recurrent pyogenic cholangitis: Heterotopic pancreas, periampullari somatostatinoma andtype I neurofibromatosis: Duodenal ectopic pancreas complicated by chronic pancreatitis and pseudocyst formation: Ectopic pancreas causing massive upper gastrointestinal hemorrhage: Intraluminal duodenal diverticulum associated with heterotopic pancreatic tissue: The fate of heterotopic pancreatic tissue: Adenocarcinoma arising in association with gastric heterotopic pancreas: Cyctic dystrophy of the gastric and duodenal wall developing in heterotopic pancreas: Is the sphincter of Oddi a really in man?

The sphincter of Oddi. Carcinoma in heterotopic gastric pancreas.

1 2 3 4 5 6 7