Menu
23.08.2014| Ростислав| 1 комментариев

Укрощение строптивой. Два веронца. Венецианский купец. Сон в Иванову ночь В. Шекспир

У нас вы можете скачать книгу Укрощение строптивой. Два веронца. Венецианский купец. Сон в Иванову ночь В. Шекспир в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

У него есть два соперника, но помимо появления нового возлюбленного Бьянки, их мучает еще одна проблема: Один из них находит своего знакомого, который готов свататься к Катарине. Так начинается вторая линия, Петруччо и Катарины, — линия гораздо более интересная, чем первая любви Бьянки Люченцио добился довольно легко — после того, как она узнала, что его отец богат. Нет вроде бы сомнений, что он действительно разделял это отношение, вполне естественное для той эпохи; высказывалось мнение, что даже образы Адрианы и Катарины в первых двух пьесах вызваны отношениями Шекспира с его женой, и это также возможно.

Но более чем странно, когда начинают находить чуть ли не романтику в отношениях Петруччо и Катарины, и утверждают, что героиня наконец встретила достойного ее, сильного человека, что первые же разговоры доставили им обоим большое удовольствие и были своего рода игрой.

На самом деле, Катарина, прекрасно зная, к чему стремится Петруччо, ведет себя довольно грубо, Петруччо же, поиграв в издевательски вежливый тон, произносит такие фразы, что они до сих пор точно не переведены на русский язык после абсолютно непристойной фразы Катарина дает ему пощечину.

Надо сказать, что вполне оправдана не только грубость Катарины по отношению к Петруччо, но даже и суровость по отношению к собственной сестре. При поддержке отца Катарины он насильно заставляет ее выйти замуж, хотя она до конца надеется, что это подвох. Свадьба, однако, происходит, но Петруччо понимает, что одним этим нельзя добиться укрощения строптивой.

Продолжая издеваться над Катариной, он не дает ей, ждущей уже только нормального человеческого отношения, возможности справить свадьбу у себя и отвозит в собственный загородный дом. При этом он высказывает замечательные мысли: Последняя попытка Катарины отстаивать свои права приводит к тому, что она не получает одежду, принесенную ей галантерейщиком, и выслушивает, как муж оскорбляет портного, сделавшего хорошую работу.

Завершается все это хамство моралистическим выводом: Поэтому Катарина вынуждена одеться в какое-то отребье. Вернуться в Падую она может только в то время, которое назначил Петруччо, хотя его решение специально было неразумным. Во время сцены на проезжей дороге Катарина уже полностью сломлена и готова соглашаться с любой ахинеей, которую сознательно несет муж. Полной победы Петруччо добивается во время пиршества у Люченцио.

Петруччо заключает спор с ним и его бывшим соперником Гортензио, женившимся на вдове. Суть спора — чья супруга окажется послушней других? Но ни Бьянка, ни жена Гортензио даже не приходят, узнав о просьбах своих мужей. Приходит только Катарина, ведя непокорных жен с собой. Она произносит монолог о том, что жена обязана во всем повиноваться мужу. Она осуждает и двух других женщин, и свое прежнее поведение, а завершает монолог сентенцией: Люченцо не распознал ее истинной натуры.

То, что союз Катерини и Петруччо обещает быть счастливее, отдает первенство сторонникам консервативного подхода к браку. Едва встретившись с Катариной, Петруччио сразу же разгадал, что ее "строптивость" - лишь- причудливая одежда. И он мгновенно надел на себя маску "причуды". Когда он морит Катарину голодом и не дает ей спать, он, напомним еще раз, не "ломает" ее. Просто такова его "прихоть". Но под этой "игрой причуд" кроется более глубокое содержание.

Протестующая Катарина встречала к себе лишь враждебное, насмешливое или безразличное отношение. Во всем околотке она прослыла "злой Катариной". Это и огорчает ее, и мучает, и, согласно ее "прихоти", бесит и злит.

Встреча с Петруччио сразу же произвела на нее огромное впечатление. Ведь он впервые заговорил с ней другим языком. Как тонко заметил Гервинус, "когда он сравнивает ее с Дианой, она произносит первое спокойное, небранчливое слово".

Она молча соглашается выйти за него замуж и, когда он опаздывает на свадьбу, вся в слезах восклицает: Она уже любит Петруччио. И вот эти две сильные натуры вступают в борьбу друг с другом, пока наконец - в сцене на дороге из загородного дома Петруччио в Падую IV, 5 - Катарина вдруг не догадывается, что "строптивость" Петруччио - только маска.

И догадавшись, она начинает легко и весело соглашаться с ним. От ее "строптивости" и следа не осталось. С другой стороны, как впервые понял А. Попов, из рук Петруччио также выбито оружие. Оружие это больше не нужно. Оба горячо любят друг друга.

В то время как все друзья Антонио не знают, что предпринять, ей одной удается его спасти. Если взять все пьесы Шекспира в целом, то окажется, что его женские образы по своему разнообразию и содержательности нисколько не уступают мужским. Он показывает своими правдивыми, художественными образами, что женщина, по своему уму, одаренности, силе воли, по всему богатству своей душевной жизни нисколько не уступает мужчине.

Дамы представляли собой настоящий цветник, блиставший не только высокой культурой и изящными манерами, но и большой образованностью. Шекспиру было откуда брать модели для многих своих героинь. Они кружили головы кавалерам весело и беззаботно [ Дживилегов, , с.

Женщина шекспировских комедий - олицетворение чистой поэзии. Это существо нравственно в высшей степени простое, непосредственное, чуждое высшей умственной жизни и общих вопросов. Все силы ее природы сосредоточены на стремлении любить и быть счастливой в столь же светлом и прочном чувстве своего возлюбленного.

Вместе с тем - в вопросах, касающихся личной и семейной жизни, Шекспир проводит мысль о равноценности женщины и мужчины и о праве детей свободно распоряжаться своей судьбой. Это очень смелые и передовые взгляды для эпохи, когда основная масса общества считала жену служанкой и рабой мужа, а сыновей и дочерей - обязанными слепо и беспрекословно во всем повиноваться родителям.

В центре пьесы — изображение субъективности и прихотливости любовного чувства, которое драматург показывает как естественное природное начало, присущее натурам свободным. Конфликт в пьесе — столкновение сильного чувства любви с неблагоприятными обстоятельствами. Комический эффект достигается изображением различных препятствий, возникающих на пути любви главных героев, но эти преграды оказываются иллюзорными. Из экспозиции сцена во дворце герцога — акт 1, сцена 1; разговора Виолы с капитаном — акт 1, сцена 2 мы узнаем о ситуации, в которой будут развиваться события: Виола потеряла брата во время морского путешествия, Оливия живет в трауре затворницей, скорбя об отце и брате; герцог ухаживает за ней, но не пытается встретиться.

Завязкой сюжета является решение Виолы поступить на службу к Орсино под именем Цезарио. Именно из-за этого начинается цепочка недоразумений: Виола влюбляется в герцога, но не может ему открыться; Оливия — в Виолу, которая, естественно, не может ответить на чувство графини; сэр Эндрю начинает ревновать и под влиянием сэра Тоби вызывает Цезарио на дуэль, а потом по ошибке сражается с Себастьяном.

В этой комедии потрясающе напряженная и яркая кульминация — 1 сцена 5 акта объяснение Орсино с Оливией и Цезарио. Несчастный Цезарио не может оправдаться ни перед одним из обвиняющих его героев: Страдания переодетой Виолы прекращает появление Себастьяна и раскрытие тайны — развязка акт 5, сцена 1. В изображении Шекспира любовь — это весьма прихотливое чувство, которое имеет различные варианты; возникает оно часто внезапно.

Драматург показывает разные ипостаси любви, ведь каждый из его героев любит по-своему. Для художников эпохи Возрождения важно было показать человека как индивидуальность, с особенными, лишь ему присущими переживаниями. Так, герцог Орсино испытывает потребность быть влюбленным, поэтому выдумывает себе любовь, выбрав из своего окружения подходящую кандидатуру — прекрасную и юную дочь графа Оливию. Традиция приобретает оттенок музейности, а комедии Шекспира начинают напоминать хранилище, где эти музейные ценности хорошо сохранились.

Не менее сложен вопрос и о новаторском характере комедий Шекспира. Мысль об уникальности их, конечно, бесспорна, поскольку подтверждена самим временем, историей развития жанра. Но и вопрос об уникальности комедий Шекспира может получить достаточно глубокое освещение только при анализе того сложного сплава традиционного и новаторского, коим являются эти комедии.

Вне этого синтеза не может существовать подлинное произведение искусства. Кажется, любая работа, ставящая проблему традиций, начинается с обнаружения источников сюжета. И этот этан важен. Несмотря на некоторые расхождения, эти источники выявлены достаточно полно, внесены во все комментарии: Часто при таком ограниченном подходе к проблеме констатируются наличие сюжетных традиционных мотивов и элементы их модернизации: Но ускользает главное, что делает комедии Шекспира подлинно новаторскими: Написанные в одно время с сонетами и хрониками, они в присущей комедии форме, в границах ее возможностей выразили, как пишет А.

Нам представляется поэтому, что необходимым введением к анализу новаторства Шекспира, в подходе к традиционным типам сюжета и конфликтов должно стать уточнение ряда факторов, таких, как концепция времени у гуманистов, концепция человеческого достоинства, особенности гуманистического понимания индивидуализма, своеобразие моральных критериев и т.

Проблема времени исследована в работах советских литературоведов. Есть интересные исследования о функции времени в сонетах. Время здесь питает жизнерадостную беспечность и иронию, комедийную игру и внутреннее спокойствие Это совершенно точное заключение.

В комедиях в отличие от хроник время никогда не является фактором, обусловливающим разрешение конфликта. Но человек в комедиях Шекспира существует в той же культурной среде, что и человек в хрониках. И вне анализа функции времени в создании общей атмосферы комедий невозможно понять своеобразия гуманистического индивидуализма.

Барг, раскрывая понятие time у Шекспира, показывает многозначность его осмысления в хрониках и сонетах 7. Аспекты этого осмысления достаточно изучены и в других работах. Но представляется интересным рассмотреть, какие из этих аспектов находят отражение и в комедиях, включаются в их общую атмосферу. В этом аспекте трактовка времени обнаруживается в монологе Жака: Другой аспект восприятия времени — это осознание его как индивидуального, внутреннего достояния личности, оно означает движение, возможность свершений, поле деятельности, на котором человек вопреки собственной смертности может раскрыть свою духовную сущность и даже обрести бессмертие.

Пусть будет слава, наша цель при жизни, В надгробьях наших жить, давая нам Благообразие в безобразии смерти. У времени прожорливого можно Купить ценой усилий долгих честь, Которая косу его притупит И даст нам вечность целую в удел.

Только на человека возлагается моральная ответственность за сделанный выбор. Но эпоха Шекспира — поздний Ренессанс — уже выявила и оборотную сторону гуманистического индивидуализма — антисоциальный эгоцентризм 9. Оптимистические надежды сменялись горечью первых разочарований. Конечно, в полной мере ощущение кризиса гуманистических идеалов отразится в трагедиях, но и в комедиях звучат как бы нотки предчувствия, не разрушающие еще гармонию комедийного мира.

Две приметы времени были особенно ненавистны Шекспиру — жажда богатства и жажда власти. В комедиях отдельные проявления аморальности века могут стать предпосылкой развития сюжета, но никогда не определяют характер разрешения конфликта.

В условиях комедийного мира, где господствуют законы Природы, они еще легко устраняются смехом, любовью или просто вмешательством случая. Но не замечать их — значит обеднять сюжетный фон комедий, по-своему дающий более полное представление о мире, нежели содержание сюжета. Ироническую оценку мира, в котором золото все громче заявляет о своих правах, мы обнаруживаем, например, в реплике Принцессы: Правда, не всегда подобные высказывания или даже поступки следует оценивать как следствие порочности века.

Так, например, когда Петруччо заявляет: В ходе развития сюжета подобные декларации не получают развития и не становятся мотивировкой поступка. Атмосфера комедий определяется другой приметой времени — духом открытия мира и самого себя. Это жизнь в движении: Ветер странствий, дальних и ближних, повелевает героями. Петруччо отправляется из Падуи в Верону и на вопрос, какой ветер занес его сюда, отвечает: Тот ветер, друг, что гонит молодежь Искать свою судьбу вдали от дома И опыт приобресть Эту общую атмосферу движения, поиска точно определяет Пантио: Особую напряженность, праздничную взволнованность придает атмосфере шекспировских комедий тот факт, что она, как правило, предстает в карнавализованном виде.

Эта карнавальная струя, безусловно, уходит корнями в традицию народного театра. Лео Салингар отмечает связь комедии со старинной традицией народных празднеств, устраиваемых для того, чтобы известить о наступлении нового времени года, а также для того, чтобы очиститься от зла и заново начать новый год жизни и предотвратить угрозу со стороны духов, выпускаемых в поворотный момент года Праздничные развлечения, веселые пирушки устанавливают своего рода границу между повседневной жизнью и сценой, и некоторые эпизоды и существенные темы шекспировских комедий располагаются в этой пограничной полосе Среди елизаветинцев Шекспир выглядит особенно чутким и восприимчивым к этой традиции.

Внимание исследователей давно привлекло слишком свободное обращение Шекспира с им же выбранными датами. Итак, Время, раскрывающее определенный тип мировосприятия, создающее предпосылки для завязки действия, Время, окутанное карнавальным настроением, — вот что создает основную атмосферу комедий и позволяет найти мотивировку основных сюжетных коллизий.

Эпохе Возрождения была близка платоновская идея любви, зарождающейся из хаоса в мире, движущемся к гармонии, и процесс этот продолжается до тех пор, пока человек не откроет для себя бессмертную красоту и не сольется с ней Такое понимание любви лежит в основе шекспировских сюжетов.

В зависимости от развития этого чувства возникает или разрушается гармония как внутреннего мира личности, так и окружающего мира. И поскольку любовь — высший закон, постольку закон внешний должен сообразоваться с потребностью этого высшего закона и подчиняться ему.

Идеал любви у Шекспира — сочетание верности и брака. Бракосочетание — обязательный элемент отношений любовников. События, движущие любовные чувства к заключению брака, и составляют основу движения сюжета. Это относится ко всем комедиям первого периода. Но брак для Шекспира не совпадает полностью с традиционными представлениями: Это обусловило и весьма ограниченную функцию образа священника в комедиях.

В самом построении сюжетов комедий полно отразились ренессансные представления о мире и характер новаторства Шекспира. Принцип соединения нескольких сюжетных линий, параллельного развития действия не принадлежал к открытиям Шекспира. Этой техникой великолепно владели уже и Лили, и Грин Но синтезировав принципы аристократической комедии Лили с принципами демократической комедии Грина и Пиля, Шекспир и самой технике построения сюжета придает как бы новый смысл, дополнительное измерение.

Итальянский гуманист Фичино пишет: Тому же, над чем плачет Гераклит Важным структурообразующим элементом сюжета, придающим цельность всем сюжетным линиям, подчиняющим их общему идейному замыслу, становится у Шекспира игровое начало.

Как подчеркивает исследователь ренессансного типа мышления Л. Большинство персонажей играют в сюжете как бы двойную роль: Но эти превращения никоим образом не затрагивают сути характера.

Персонажи при этом остаются сами собой, а маскарад становится средством к достижению своих целей, которые для них жизненно важны, и помогает устранению тех внешних обстоятельств, которые становятся препятствием на пути к пели.

Процесс преодоления их и лежит в основе сюжета. В каких же типах конфликта может найти свое выражение сюжет, основа которого любовь? Прежде всего, каковы источники конфликта? Я никогда еще не слышал И не читал — в истории ли, в сказке ль, — Чтоб гладким был путь истинной любви.

III, И далее Лизандр называет причины, обрекающие любовь на гибель: