Menu
25.12.2014| ultajudzo| 1 комментариев

Алмазная пыль Надежда Тэффи

У нас вы можете скачать книгу Алмазная пыль Надежда Тэффи в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Вот какой запомнилась она переводчице Т. Щепкиной-Куперник в самом начале своей литературной карьеры: В ее комнатушке стоял диван, из которого вылезали конский волос и мочало, на столе шипел плохо вычищенный самовар и лежали в бумаге сыр, масло и колбаса — по-студенчески. Сама хозяйка в красном бумазейном капоте, с короткими рукавами, открывавшими очень красивые руки, полулежала на диване, у ног ее в позе Гамлета лежал влюбленный в нее молодой критик.

Она закинула руки за голову и сквозь зубы процедила замирающим тоном: Я помню, как меня поразило несоответствие обстановки и слов. Разъяснить странное поведение хозяйки дома помогла бы фраза, которую частенько слышали от писательницы ее друзья: Что уж говорить о творчестве, которое, по самой сути своей, есть не что иное как игра воображения!

Масок в арсенале писательницы, по ее собственному признанию, было две, как на фронтоне древнегреческого театра — смеющаяся и плачущая. Начиналась же слава Тэффи с сатирических фельетонов в стихах, басен и веселых одноактных пьесок. Одно из неотъемлемых свойств сатиры — злободневность. С уходом реалий сатирические произведения неизбежно теряют свою силу.

Политические фельетоны столетней давности вряд ли вызовут взрывы хохота. Разве что историк-профессионал сможет оценить игру слов и меткость острот Тэффи, которые когда-то передавались из уст в уста. Но и менее эрудированный читатель получит сегодня удовольствие от знакомства с первыми опытами Тэффи в печати. В одной из первых публикаций писательница подробно классифицировала все известные ей разновидности смеха, чтобы в конце подытожить: Но есть один, при воспоминании о котором становится жить теплее.

Этот смех без причины, самоцельный и тихий, и звонкий, весь — сияние, весь — светлая радость бытия. Уснувшая душа и сон вечный — смерть. Люди — марионетки, повинующиеся кем-то заведенной пружине, не смеющие выйти из очерченного круга. Эти излюбленные символистами мотивы повторяются во многих ранних произведениях Тэффи. Из своего сердца, господин поэт. Вы царица этого источника. Как жаль, что он не подарил вам цветов вместо этих камней. Я бы тогда мог попросить у вас один на память. Неужели ты не можешь выпроводить этих двух жирафов?

Они, кажется, расположились ночевать здесь. Дай, я спрячу твое ожерелье в свой чемодан. У меня замок секретный. Оставьте меня в покое! Ведь не вы мне его подарили, так нечего вам и волноваться. Вот, назло оставлю его у себя! Я всегда это говорил. Все знают, что я покровительствую молодой артистке, а у артистки ни одного камушка. Это мне портит кредит! Еще подумают, что у меня нет денег. Ну, если не хочет принимать в подарок, то может просто поносить, а я потом спрячу. У меня много прекрасных вещей еще от покойной жены.

Она имела свое состояние. Я понимаю, что, если женщина влюблена, то она не требует ничего, но раз уже все равно вещи есть, то уж это глупо. Электрическая лампа плохо греет. У вас верно насморк. Нужно насыпать горчицы в носки…. И почему не носить хорошие камни, настоящие камни. Их теперь так ловко фабрикуют. Издали и не отличишь. А я бы дал ей поносить настоящие. Я бы позволил репортерам освидетельствовать их хотя через лупу.

Можно было бы даже пригласить оценщика. Алмазная пыль… Как это красиво. Она летит, блестит, сверкает, осыпает стекло, и оно делается бриллиантом, живым, радостным камнем… Толпа смотрит на него издали, верит его красоте и ценности. Не стряхните алмазную пыль! Не обнажайте тусклого стекла! Вино здесь скверное, но очень крепкое! Не правда ли, господин музыкант?

Я позвоню прислуге, она закроет за вами двери и посветит. Не забудьте кого-нибудь на лестнице. Поэт может на крыльях пролезать в дверную скважину. Завтра поеду его благодарить, а послезавтра он уже уедет. Ты получишь новую кофточку. Здесь продаются такие хорошенькие! Все на вздержку и сбоку бантик. Несколько минут Ми ходит по комнате, смотрится в зеркало. Затем подходит к алькову и одергивает занавесь. Вскрикивает, бежит к звонку, хочет звонить, но вор вскакивает и хватает ее за руку, зажимает ей рот и защелкивает дверь на замок.

Несколько минут борются молча. Я тебя, подлая… Ага!.. Ми вдруг перестает бороться, смотрит на вора пристально, опустив руки. Нет, быть не может. Подожди… Глаза твои… Никас! Ты не узнал меня? Ну, взгляни на мои волосы! Уж они-то не переменились, Никас! Помнишь, забор на площади? Зеленый забор с калиткой. А помнишь, на нем три девчонки сидели, давно… лет восемь тому назад… Одна была Эрли, другая….

А, вот оно что! Ну, как я могу помнить всех девчонок, которые сидят на заборе! Так вы, стало быть, сидели прежде на заборе? Ведь я — Ми. У меня тогда были такие длинные ноги, а теперь я небольшая. Посмотри, Никас, видишь, какая я? Н-да… теперь как будто ростом не вышла. Ну-с, так значит, ты теперь богатая. А мы что же, баловались вместе, что ли?

Как будто я припоминаю…. Ты на меня и смотреть не хотел. Ты такой был важный! Передник носил, на голове ремешок… Дрался с самыми сильными парнями. Помнишь, на площади с сыном сапожника?

Он тебе глаз подшиб. Господи, как я плакала! Кажется, как никогда в жизни!.. Знаешь, Никас, ты мне так нравился! Больше всех на свете. Сижу, бывало, на заборе и мечтаю: Приду, или нет — приеду к тебе в карете. Ты удивишься — это кто? Это я, известная вам Ми! А ты скажешь — вы еще красивее, чем были на заборе. И… ты меня поце… Ха-ха! И знаешь, когда я ехала сюда, я все думала, всю дорогу думала, неужели я увижу Никаса!

Вот мы здесь уже несколько дней. Я все потихоньку бегала по улицам, искала тебя на прежних углах. Точно ты так сидишь там до сих пор, это восемь-то лет! Спрашивала про тебя в лавке на углу, хозяин меня не узнал, а про тебя сказал, что давно не видно. Прямо не знала, куда сунуться. Ну какая я, право, счастливая!

Искала, и вдруг ты приходишь воровать прямо ко мне! Ну, чего же тут! Мало ли, где я бываю. Раз как-то напоролся на агента сыскной полиции. Он, понимаешь ли, оделся купцом и валяет из себя богача. Ну-с, а я подсел к нему — то да се…. Нет, это прямо сказка! Знаешь, я бы тебе прежде никогда и не посмела всего этого рассказать про это… Ну, словом, что ты мне нравишься. Как я об этой минуте мечтала.

А ведь теперь все это сбылось! Ну, взгляни же на меня! Да ведь я уже смотрел же! Откуда, скажи, ты разжилась всем этим, деньжонками и прочим? Ты прямо удивительный, Никас! Смотрит на него восторженно. Сколько я за эти годы народу перевидала! И все такие образованные, важные, знатные! Но знаешь, Никас, нет, это правда — ни одного не было такого, как ты! Какие-то манеры у них не такие, как у тебя. У тебя, Никас, замечательные манеры. Скажи мне лучше, с чего ты так разжилась и за что тебе подарки дарят.

Ах, да, ведь ты и не знаешь! Знаешь, они прямо плачут, когда я пою, так это у меня хорошо выходит. Они говорят, что меня нельзя не любить, что когда я пою… Слушай, Никас, я спою тебе, для тебя… Милый! Я хочу, чтоб и ты… Подбегает к роялю. Вор хватает ее за руки. Должен тебе объяснить, голубушка, что у меня со здешним хозяином нелады. Да так, из-за ерунды! Две шубы и золотые часы принци… пиально. Словом, нам неприятно было бы встретиться после этой размолвки.

Да я и сам не желаю. Ночью слушать пение — это расстраивает нервы. Вор бросает ложки, берет полупустую бутылку и вливает остатки себе в рот, закусывает пирожным. Да просто я как-то пела, а старик барон услышал, спросил у бабушки, да и повез меня в город в школу.

Сам-то он умер, ну, а уж они меня там выучили. Берет со стола сумочку. Да вот бери все! Здесь — два, три… восемь! Мне нужны большие деньги. Сколько у тебя всего? Всего состояния здесь с тобой? Импрессарио мне заплатит только по возвращении в город.

А здесь все расходы взял на себя банкир. У меня больше ничего нет, Никас! Может быть, ты возьмешь мои платья, Никас? У меня такие дорогие платья! Ты можешь их продать. Ты все возьми, все. Оставь мне самое простенькое. За них дадут много денег! Здесь таких и не видали! Я пойду по базару с ее тряпками, чтобы меня сразу сцапали! Разве их можно здесь продавать? Из-за них пришлось бы тащиться черт знает куда на пароходе и где подальше.

Мне деньги нужны к завтрему до зарезу. Ну, да ты все равно не понимаешь. Как досадно, что именно завтра… Подождал бы несколько дней или завтра вечером. Я бы выпросила у банкира. Ну, да, вот еще! Есть мне время ждать!

Завтра потащут в казино миллионы! Я бы подмазался, подкрасился, оделся бы с иголочки — дура! Ведь я мог бы там пошнырять с полчасика, я бы состояние составил! Они, когда играют, совсем ошалевают. Только мне в этом платье никак нельзя. Из-за тебя только ночь даром потерял.

Ну, да — ожерелье. У меня есть тут один человек. Он уж сам его дальше сплавит, а мне заплатит. Я про него и забыла. Это подарок его светлости! Знаешь, я совсем не гордилась, когда он мне его прислал. Мне было все равно. А вот теперь я рада. Я горжусь, что ты видишь меня такой важной персоной. Его светлость сам мне прислал!

Это что-нибудь да значит! Теперь ты веришь мне, что я совсем особенная. Видишь, как все меня любят! И вовсе не потому, что я в моде. Ты… А я… одного тебя… Да, да, я отдам тебе ожерелье, только не сегодня. Сегодня я еще не могу. Видишь ли, я завтра непременно должна надеть его, когда поеду благодарить его светлость. Вот приходи завтра ночью — я тебе его отдам. Ведь мне не жаль!

Как же быть… Никас, ну ты подожди. Ты потом приедешь ко мне в город. Я тебе много, много дам денег… все, что у меня будет. У меня такие красивые комнаты. Вся моя жизнь блестит, как драгоценные камни.

Мы вместе будем… Банкира прогоню. Я знаю, что они все с горя повесятся.