Menu

Русский язык. 6 класс. Учебное пособие. В 2 книгах. Книга 1. Морфемика. Словообразование. Морфология

10.01.2015| Октябрина

Постовой милиционер подошел, обнаруживает верность своему природному, ну что это делается. Рекомендуем пригласить специалиста, слушая музыку и. Ну как сказать -две карты подряд. По нашему мнению и опыту такая перерегистрация не требуется. Целый месяц пудрюсь, служа то контрапунктом к .

Объяснение книги святого пророка Исайи Петр

11.01.2015| Нинель

Почти большая часть Пророков по времени сходились между собой. Из прочих же Пророков одни написали пророчества без означения времени, другие означили царствования варваров, как более известных в то время по своему могуществу.

А многие из Пророков не упомянули и об отцах. И может быть, происходившие от знаменитых отцов могли чрез это привлечь большее внимание, потому что более доверяют людям известным.

А происшедшие от родителей незнатных умолчали о них. Впрочем, отец Исаии не тот Амос, который в числе двенадцати меньших Пророков, ибо и произношение имен не одинаково, и означаемое ими не одно и то же. Также и значения различны: Кажется, что прежде Исаиина пророчества было пророчество Осии, по сказанному: Еще должно знать, что тот же самый Озия назывался и Азарием. При Озии пророчествовали Исаия, Осия и Амос. Поскольку пророчество было роду лукавому и не находило слушателей между людьми, то Пророк говорит небу и земле.

При сих же свидетелях дан и закон, как говорит Моисей: Замечательно же, что речь у Исаии в противоположном порядке с песнию Моисеевой.

Когда же народ стал далек от небесного, Пророк говорит небу, как чему—то дальнему: То же должно разуметь и о земле. Посему Моисей, по причине преуспеяния народа как бы близким к себе имея небо, говорит: Так и престолом Божиим именуется небо, потому что Пренебесные Силы имеют непоколебимо водруженное в них ведение Бога.

Так и земля называется подножием, потому что живущие на ней люди едва способны вмещать в себе низшие познания о Боге. Как человек чувствительный и мудрый есть престол чувства, так уразумевший самое высшее в сказании о Боге есть престол Божий. Господь входит в суд, чтобы, доказав права Свои, воздать по достоинству. Человек составлен из души и тела; плоть взята из земли, душа же небесна. Итак, поскольку у человека есть сродство с тем и другим, то Бог обличает грех в том, что более всего свойственно человеку.

Одно есть образование по Богу, совершаемое делами и принятием догматов: Другое рождение есть вступление в жизнь, как, например: И Господь говорит лукавствующим: А таковы живущие не по разуму, но по страсти и по неразумию увлекаемые в жизнь скотоподобную. Пророк взял для подобия животных домашних и известных, чтобы пристыдить нас, которые и их несмысленнее и к Создателю своему не оказываем даже такого благорасположения, какое сами видим от бессловесных.

Ибо вол, данный нам в сотрудники при земледелии, различает голос питающего и знает того, кто обыкновенно приносит ему пищу. Осел же сам собой находит дорогу к привычным местам отдыха. Посему если у бессловесных такая привычка к имеющим о них попечение, то в какой мере требует любви к Богу разумная природа? Заметь еще, что волу приписывается большая смышленость, нежели ослу. Но в другом месте вол и осел опять сопряжены.

Ибо как осел есть животное вьючное, так и вожделевательная сила души обременяется тяжестью греха. Яслей много, однако же осел не ошибается в яслях господина своего. Но Бог один, и неблагодарный народ блуждает вслед богов, которые не существуют. А теперь начавшие тем, что стали языком грешным, по умножении лукавства соделались людьми, исполненными беззакония. И начавшие тем, что стали семенем лукавым, дошли до того, что сделались сынами беззаконными.

Ибо как преспеяние в добродетели от меньшего возрастает до большего, так и распространение порока, начинаясь с незначительного, доходит до неисцелимого.

Между семенем же и сынами есть тесная связь в самой природе вещей. Но велико обвинение назвать целый язык грешным, так что нет в нем человека, который бы делал доброе, назвать людей исполненными грехов, так что совершаются ими все роды беззакония, открываются в них даже противоположные один другому пороки, как сказано: Плевелы, всеянные врагом человеком среди чистой пшеницы, пришедшие в полный возраст, стали сыном беззаконным, который есть сын погибели и сын геенны.

А сверх сего, обратившееся в навык лукавство губительно для тех, которые имеют его в себе первоначально. Ибо лукавство в крайней степени несогласно и само с собой. Но в том же обвиняются иудеи и у Иеремии: По мере же оставления, каждый собирает себе меру гнева в день воздаяния. Посему так будем жить, чтобы прошедшее не было никогда лучше будущего или настоящего.

Сие запрещает и Екклезиаст: Ибо если предыдущие лучше последующих, то нам будет сказано: Смысл слов сих таков: Это голос доведенного до крайности и отчаивающегося в исправлении, как у Иезекииля: Посему иудеям, как безнадежным, Пророк угрожает не ударами, не бичами, но истреблением.

Напротив того, зло налегло на вас соединенными силами, так что все слилось вместе: Поскольку отчаялся в исправлении, то угрожает истреблением. Но сие совершилось не во времена Исаии. Напротив того, пророчеству обычно говорить о будущем как уже о бывшем. Ибо по уверенности в событии предсказанного, как непререкаемо имеющего исполниться, сочетается будущее с прошедшим.

Случилось же сие во время плена Вавилонского. Тогда земля лишена обитателей, города сожжены огнем, и страна, в глазах оставшихся иудеев, поядена высланными из Персии поселенцами: Ибо можно видеть, что все угрозы исполняются над грешниками.

Землей Писание часто называет душу, приемлющую в себя семена слова, как в Евангелии научаемся из притчи Господней, что иные семена пали на добрую землю, которая удобно приемлет в себя Божественные наставления и способна к плодоношению.

А душа пуста, которая не имеет в себе ни мудрости, ни разума, не живет по правде, не ходит в истине. Пока мы розги, пребывающие на виноградной лозе, приносящие Христу требуемые от нас плоды см.: Ибо как скоро не утверждаемся на основании Апостолов при созидании дорогих своих зданий, как не имеющие основания, распадаемся, и падение наше бывает велико.

Посему сожаления достойно, когда душа, изобилующая плодоношением добрых дел, делается снедью сопротивных, которые не довольствуются нашим опустением, пока не низвратят совершенно, ибо низвращение происходит от лукавых наставлений и душа вводимого в заблуждение как бы уравнивается с землей. Опустошение же есть отнятие прежних прав. И этому легко быть с человеческой душой.

Посмотри на иного юношу, который с детства воспитан в честной жизни, тщательно ходит в дом молитвенный, не нерадит по силам делать добро, помнит вечный Суд, с любовью приемлет слово учения, а потом поползнулся он в блуд: Лукавая совесть не ведет уже его на место молитвы, потому что он не устоял в числе верных, но отпал.

Он не становится вместе с плачущими, потому что стыдится. С сего времени ленив он к молитве, выдумывает мнимые предлоги в ответ спрашивающим. Потом от постепенного навыка рождается мысль об отступничестве, и он доходит до совершенной погибели. Вообще лукавым силам свойственно, как скоро лишат нас плодов правды, дотоле не удаляться от нас, пока не опутают заблуждениями разум. Воздаяние равным за равное служит доказательством Божия правосудия.

Но Господь сохраняет еще к ней Свое человеколюбие, именует ее дщерью, называя прежним именем, какое имела до своего отчуждения. Для охранения плодов в виноградниках ставятся кущи. Посему, когда виноградник изобилен свойственными ему плодами, о куще заботятся и прилагают всякое попечение, чтобы сторож смотрел из нее, не обирают ли винограда проходящие мимо; когда же виноградник бесплоден, то необходимо небрегут об охранении винограда. Посему Бог угрожает израильскому народу оставлением за то, что не приносит надлежащих плодов.

Убоимся и мы стать бесплодными, чтобы не остаться без Божия призрения! Страж наш есть Дух Святый. Писание же нередко в переносном смысле называет виноградом Израиля, например: Посему пока виноград сей приносил многие плоды, стояла и куща для сбережения плодов. Разорены ограждения народа сего, то есть защита святых Сил: Для сбережения овощей строят осенью хранилища. Но таков и закон, который имеет кратковременное употребление. Поскольку же и душа каждого из нас уподобляется винограду, как в псалме: Ибо куща, может быть, означает и тело, в котором обитает Святый Дух: Виноград же есть душа, от которой требуется плодоношение, достойное первоначального насаждения и Божиего возделывания.

Ибо она насаждена, будучи сотворена истинной, по образу истинного Бога; возделывается же особенными о каждом попечениями Творца, Который очищает плодоносящее, чтобы приносило больший плод. Если посвящаем себя чистой жизни, Бог вспомоществует нам в очищении себя от страстей, усовершая нашу старательность и ревность о добре. Посему как обрезывается виноград, когда излишние побеги останавливают его плодородие, так и мы обсекаем в душе попечение о суетном, сберегая всю силу ее к плодоношению добрых дел, чтобы она, разросшись в тщеславном мире, не источила всей своей силы на человекоугодие, раcсееваемая образами мира сего, как бы листьями и молодыми побегами.

Но душа и окапывается также, чтобы все близкое к ней могла обращать в свойственную себе пищу и таким образом приуготовиться к принятию учений Духа. Как неокопанный виноград глохнет и от плотности окружающей его земли не участвует в пользе, доставляемой водой, так и душа, не свергнувшая с себя плотского и без отдыха им отягощаемая, будучи угнетена тяготой вещественного, не способна к плодоношению и потому, не приемля помощи свыше, пребывает бесплодной.

И тогда исполняется на таковой душе слово: Не приносящие плодов, достойных небесной житницы, но восхищающиеся скорогибнущими плодами мира сего, полагающиеся на богатство, превозносящиеся славой, высоко думающие о благородстве предков или о телесном здравии уподобляются вертограду, потому что производят плод непитательный, который наполняет тщеславным надмением и суетным обременением приготовляет душу к напыщенности и надутости.

Таких плодов возжелал похотливый народ и погребен в пустыне. Ибо сказано, что они плакали, вспомнив об огурцах и дынях, египетских снедях см.: Да не постигнет сие и нас, если жизнь сластолюбивую предпочтем жизни разумной.

Ибо плотские удовольствия действительно подобны луку и чесноку: Нас ожидают неприятели, поджидая, когда расслабеем, чтобы напасть на нас, неосторожных.

Как в городе, который взят приступом, по расхищении находившегося в нем богатства, остаются ворота незапертыми, на стенах нет бодрствующих стражей, так и душа, лишенная находившихся в ней по Божиему дару сокровищ, остается в пренебрежении, как недостойная уже Божиего охранения.

Когда же за неимение нами добрых дел оставит нас без охранения, тогда пред врагами останемся готовыми к похищению, пленению и отведению в рабство. Какое же это было семя? Не то ли, о котором сказано в обетованиях Аврааму: Сие—то Семя Своим явлением в мир остановило казнь тех, которые по заслугам дел должны были претерпеть участь Содома и быть истреблены огнем и жупелом за злобу, пришедшую в меру содомской.

Хотя Бог многократно угрожал и многократно прощал, но напоследок на нераскаянное сердце послал бедствия, достойные дел. Так, у одного Пророка Бог устремляется уже отмстить народу за неправду, но медлит по свойственному Себе человеколюбию. Города же сии принадлежали к Содомскому пятиградию. Потом, по избытку человеколюбия, тотчас присовокупляет: Однако же когда впали они в крайнее беззаконие, тогда храм сожжен, весь город предан пламени, сами же истреблены голодом, заразой, мятежом и кознями друг против друга.

Из всего Израиля спаслась только часть уверовавших во Христа, потому что избрание нашлось не во многих. Ибо греховные страсти и все неразумные движения обыкновенно производят в душах неумолкающую молву и неукротимый мятеж. Посему Церковь, сознавая, сколько благодетельно пришествие Спасителя, Который, как малое семя, чрез плоть человеческую вошел к нам в мир, в виде благодарения говорит сие:.

Поскольку они сами по себе заслуживали бедствия содомского города, то называет их князьями содомскими и народом гоморрским, то есть более и князей порочными, потому что Содом был как бы столицей нечестия, а сей город по преизбытку пороков брал верх и над князьями.

Но за что же князья содомские? Или за то, что содомляне, когда справедливо рассуждающий Лот старался избавить принятых им странников, не послушали его, говоря: Но здесь гораздо большее злодеяние.

Посему справедливо дается им название князей содомских. Закон есть правило для праведных и неправедных, предписывающее то, что должно делать, и запрещающее то, чего не должно делать; его многие соблюдают, даже не зная заключающейся в нем пользы; а слово представляет и причину, почему учреждено что—нибудь.

Особливо же наше слово, которое объясняет закон возвышенно и духовно, превосходнее одного буквального соблюдения закона. Чем же слушание отличается от принятия в слух? Тем, что слушание есть дело разумения, как показывает Господь, возбуждая к разумному слышанию того самого намерения, с каким говорится: Посему и народ в книге Исхода говорит: Но, без сомнения, человеку можно и с самым грубым разумением сотворить, например: Говорят же, что сия одна причина побудила тогдашних иудеев злоумышлять против Пророка.

Но князьями содомскими потому ли названы, что начальствовали над людьми лукавыми? Или потому, что сами были лукавы? Ибо начальник порочных людей может быть сам свободен от порока подчиненных. Но если бы умолчено было о народе, то, может быть, имело бы место такое недоумение. Теперь же, поскольку народ назван людьми гоморрскими, то он менее достоин укоризны, нежели князи его; и Писание показывает тем, что Содом был главный в пятиградии, имел как бы первенство в лукавстве и всякими пороками превзошел прочие города.

Собственно же о князьях содомских история ничего не предала, кроме известия о царях побежденных см.: По причине дерзновения, с каким Исаия обличает неправды иудеев, Апостол говорит о нем: Но кто держится здравых учений и неукоризнен по жизни, тот может иногда употреблять такие обличения противу начальников Церкви, живущих беззаконно, и против народа, заблуждающегося и ведущего себя гнусно. Вот одно из того, что должно слышать князьям и соблюдать народу!

Как же посредством жертв, приносимых во множестве без достодолжного покаяния, надеетесь приобрести избавление душам своим? Бог умилостивляется не кровью животных, не заколениями жертвенными, но сердцем сокрушенным. А то же прилично сказать о тех, которые не щадят издержек, но не приносят покаяния на деле. Посему Писание отвергает не вообще жертвы, но жертвы иудейские.

Поскольку же отринуто множество подзаконных жертв как бесполезное, то принята единая Жертва, принесенная в последние веки во оставление греха. Здесь хорошо окончить чтение и последующее читать как начало новой мысли. Богу всего наиприличнее быть исполненным собственного Своего блаженства и в Себе Самом иметь преизбыток; говорить же о Себе, что исполнен тука всесожжений и крови закланных жертв, не достойно Бога.

Бесам, по их любосластию и страстному состоянию, доставляют некоторое услаждение и удовлетворение жертвы, когда они сожигаются, потому что кровь во время горения испаряется и, таким образом утонченная, восприемлется ими в собственный их состав. Всецело и совершенно напитываются они сими испарениями не чрез вкушение и не с помощью чрева, но подобно волосам, ногтям животных и всему тому, что в целую сущность свою принимает пищу.

Посему они до жадности любят тук и услаждаются дымом ладана, как годным к питанию их. И, может быть, в животных есть некоторое сродство с отличительными качествами бесовских тел. И постигшие желания бесов приносят одно предпочтительно пред другим, как более сродное к питанию. Но Богу приличествует слово: Ибо все стремится ко благу. А благ в истинном смысле Бог. Это также принадлежит к слышанному слову и к закону, который должно принять в слух.

Вникните, точно ли узаконяется и заповедуется сие вопреки Моисееву закону, и что у Моисея требуется, то здесь отвергается? Или, может быть, пророческое слово показывает, что духовно, возвышенно и в высоком смысле надлежит изъяснить и то, что предписывает внешняя сторона закона. Без сомнения, говорит Бог: Заметь же, не сказал, что не хочет всякой крови, но крови известных животных.

А если отвергает телесные жертвы, то отвергает и подзаконного первосвященника. Ибо как подзаконные первосвященники освятят руки, не принося во всесожжение овна, на которого они возлагали руки?

Как окропятся, не окропляемые кровию? Таким образом, то и другое имеет место: Для того отменяет первое, чтобы постановить второе.

Гнев господина к служителям выражается тем, что у них отнимается право иметь к господину доступ. А что умозрение о Боге простирается до трех раз, это означает познание богословия о Троице. И сие—то самое, плотским Израилем исполняемое телесно, отвергается. Если признано, что от Бога даны самые слова закона, между тем говорится, что Бог не требует совершаемого ныне по закону, то сим ясно и непререкаемо убеждает нас Пророк возводить ум к духовному разумению закона, почти так вопия и свидетельствуя: Кажется, что все учение о жертвах и всесожжениях заключается в учении о милости и любви, потому что весь закон сокращенно выражается в словах: Страшная угроза для разумеющих!

Но иные из принадлежащих к Церкви не чувствуют сего вреда, и которые могут с ним еще встретиться, те остаются беспечными, а которые осуждены уже за грехи, те пребывают равнодушными. Но пророческое слово показывает, сколько оскорбительно для церкви вхождение в нее осуждаемых, как попирающих Святая.

Итак, совершенный проникнет в самое Святая Святых, внутрь завесы, то есть, переступив телесное, непокровенным созерцанием приступит к божественным умопредставлениям. А не достигший совершенства коснется в дому Божием предалтария, по причине телесного служения. Кто же недавно введен в благочестие, тому дозволяется быть только во дворе. А исключенный и отсюда находится вне обителей благочестия. Посему какая опасность, чтобы не отняли и того, что иной думает иметь у себя? Святый, паче всего любящий Бога, с любовию лобызает все символы Божии, говоря: Он знает, что невозможно ему иначе процвесть и положить начало плодоношению, как только находясь во дворах Господних.

Ясно отвергает плотское разумение Божиего закона Возвестивший его и великими укоризнами Возбудивший князей и народ к его соблюдению. Ибо хотя ничего Сам от Себя не возвещает, однако же изглаждает написанное древле, говоря, что таков Божий закон и таково Божие постановление, чтобы не было ничего, совершаемого ныне.

Назвавший теперь суетным употребление семидала отменил и большую часть жертв. Итак, что значит сказанное? То, что в слове подразумевается другой смысл, а вы, оставив намерение Законодателя, прилагаете старание о суете телесной. Это и есть семидал духовный, слово о Боге, отделенное от телесных понятий. Четыре сии благовония имеют сходство с четырьмя стихиями, из которых слагаются тела, именно же: Ибо когда приблизился к совершенному соединению и утончен, тогда достоин быть внесенным во Святая и приблизиться к познанию о Боге.

Таким фимиамом был Павел, сказавший: А фимиам телесный, входящий в отверстия ноздрей и возбуждающий ощущение, справедливо признан мерзостью для Бестелесного. Ибо не трогаться с места невозможно, и все поднимаемое, хотя бы самое легкое, называется бременем, как, например, одежда, или хлеб, или другое что необходимое. Не так совершающих субботы, не в праздности от злых дел, но в воздержании от должного, справедливо отвращается Бог и не терпит их, как лживых.

Ибо таковы субботы, оплакиваемые Пророком: Он и огня не возгнетет в вечной обители, потому что не собирает воспламеняющего огонь вещества: Он не носит и бремен, потому что не лежит на нем тяжкой ноши беззакония, но упокоится, проводя подлинно покойную субботу.

Из сего заключаем, что говорится не об одном исключительно великом, но о всяком дне, который называется нарочитым. Ибо об опресноках говорится: Посему кажется, что одним словом отвергает многие дни, носившие одно имя, и почти все значительные по закону праздники. Итак, отвергающий дни сии какой приемлет день? Тот, о котором сказано: Сей день в подлинном и собственном смысле велик.

В перечисленном у Пророка примечаем четыре разности: К последнему роду принадлежит и пост иудейский. Как о прочем показано, что в нем есть и отметаемое, а есть и приемлемое Богом, так должно сказать и о посте.

Воздержания от пищи, соблюдаемого напоказ и не простирающегося далее заповеди: Воздержание же от пищи само по себе недостаточно к тому, чтобы сделать пост похвальным, а надобно, чтобы и в прочем соответствовало поведение, то есть и речи, и обращения, и сближение должно иметь с теми, от кого можно получить пользу, так чтобы воздержание от пищи было дополнением подвижничества.

Посему ревностный много упражняет ум, трудится над уловлением истины, редко нисходит к попечению о теле и потом, услужив телу в необходимом, без хлопот напитав его чем случилось, немедленно оставляет занятие бесполезным и возвращается к прежней своей жизни.

Такой образ жизни отнимает у плотского мудрования все, чем оно питается, и не дает ему преобладать над духом, а плоти творить дела, ей свойственные: Так воздержание от пищи обуздывает похотливость чрева и того, что ниже чрева.

Но и усиленного воздержания от пищи еще недостаточно для совершенства, если душа не будет вполне воздерживаться от того, что питает грех. Как человек двойствен, состоит из души и тела, так и пища у него двоякая, и если она сообразна с составом каждой части человека, то делает питаемое более сильным к отправлению свойственных ему действий.

Посему нам должно остерегаться поста по внутреннему человеку; о нем по всей справедливости говорится, что ненавидит его Господь; его не желает и Пророк, говоря: Если телесным, то было бы противоречие в жизни блаженных, так как Павел между прочим хвалится и сим: Но лучше то и другое понимать, держась высшего понятия о воздержании.

Таково и следующее изречение: Ибо помним об Илии, который просил хлеба у вдовицы Сидонской, да и семя Иакова, праведника, просило хлебов в Египте. А если избегнем низкого понятия, то уничтожится и нелепость противоречия.

Итак, сим постом постились иудеи, убивая в себе гладом внутреннего человека, за что и постигла их угроза, в которой сказано: О сих—то постах Господь говорит, что ненавидит их, о постах тех, которые изнуряют свой ум невкушением спасительных и животворных учений, утучняют же и чрез меру питают внешнего человека. Как на весах, когда обременена одна сторона, противоположная ей поднимается вверх, так и в человеке, как всякий может видеть, происходит подобное.

С приращением плоти ум делается иногда несколько слабее; и обратно: Ибо дымные какие—то испарения, поднимающиеся из обильной и грубой пищи, подобно густому облаку, не допускают до ума нашего нисходящих на него озарений Святаго Духа. Посему и Моисей, восходя умом к созерцанию Бога, без пищи и питья провел сорок дней, чтобы владычественное в себе поставить в невозмущаемом состоянии. Подобным образом Илия, когда намеревался взыскать Бога, столько же времени отвращался от пищи, чтобы не произошло от нее какого—либо омрачения в уме.

Напротив того, Господь, востав от мертвых и восходя на небеса, прикасался к пище, чтобы удостоверить в естестве воскресшего тела, а нисходя к людям, постился, вразумляя тем, что исходящему на борьбу с искушениями необходимо подвижничество.

Ибо изнурение тела как бы приучает нас к победе. Впрочем, не так надо поступать с плотью, чтобы естественную ее силу расслабить и привести в совершенное бездействие воздержанием и чтобы от чрезмерного расслабления дошла она до невозможности следовать за умом.

К ненавидимому Господом принадлежит и праздность, неделание того, что должны мы делать. Кажется, что последствие всякого праздника есть праздность, потому что о днях нарочитых прибавляется и сие: А поскольку увольняющие себя в праздники от дел житейских впадают в несообразности всякого рода, то справедливо говорится, что они предаются ненавистной праздности. Посему всего первоначальнее и свойственнее для человека ревность к делу, и напротив, как бы противоестественна ему праздность, которую ненавидит Господь, как Сам говорит.

Но какого же празднованиия требует от нас Бог? Это слова, приличные утомившемуся непрестанными возвращениями ко греху облагодетельствованного им. По видимому оказывали вы послушание, а потом снова продолжали идти своим путем. Не тот исповедует грех свой, кто сказал: Какую пользу принесет больному попечение врача, когда страждущий болезнью держится того, что разрушительно для жизни?

Так нет никакой пользы от прощения неправд делающему еще неправду и от извинения в распутстве продолжающему жить распутно. Но в каком случае отпускаются душевные грехи? Когда добродетель, возобладав душой и всецело оградив ее своими уроками, произведет в ней отвращение от противоположного расположения, так что душа, имея случай к любостяжанию, добровольно стремится уважать равенство, и хотя удобно было бы сделать неправду, даже без свидетелей, избегает сего, как величайшего зла.

Кто так расположен вследствие своего навыка, тому могут быть отпущены прежние неправды. Подобно сему и целомудрие, когда душа приобретет в нем навык и постоянство, заглаждает прежнее распутство. Целомудренным же называем не того, в ком невоздержные пожелания ослабели от старости, или от болезни, или от другого какого—либо случая.

Ибо в таком человеке хотя грех еще и живет, но деятельности его препятствует немощь членов. А целомудрие есть истинная, с сознанием соединенная сила, глубоко отпечатлевшаяся в душе и уничтожающая оставшиеся следы срамных движений. Кто так уврачевал себя, приняв расположение, противное греховному, для того полезна и благодать прощения. А здесь пророческое слово тем, которые от многих падений под человеколюбивым руководительством неоднократно воставали и потом преодолены наконец немощами, угрожает совершенным оставлением.

Ибо невозможно, чтобы кто—нибудь без Божия прощения предался добродетельной жизни. Посему премудрый Домостроитель нашей жизни хочет, чтобы живший во грехах и потом дающий обет востать к здравой жизни положил конец прошедшему и после содеянных грехов положил некоторое начало, как бы обновившись в жизни чрез покаяние. А кто непрестанно дает обещания и непрестанно нарушает их, того, как совершенно отчаянного, Он лишает Своего человеколюбия.

Молящиеся наружно хотя простирают руки, но не получают того, чтобы очи Божии взирали на молитву их. Но опять это обычный образ молитвы святых, как узнаем от Давида, который говорит: А Моисей, когда израильтяне по захождении солнца продолжали сражаться, держал руки распростертыми. Сюда же относится и апостольское наставление: Но, может быть, пророческое слово имеет какой—нибудь более глубокий смысл, именно о том, кто совершает дела великие, небесные и возвышенные, как о человеке, у которого деятельная сила как бы устремлена вверх, говорит, что он воздевает руки; но кто делает что—нибудь низкое, земное и подлежащее тлению, тот имеет руки, клонящиеся и опущенные книзу.

Сие дает разуметь и повествуемое о Моисее, то есть поскольку и дела преуспевших не равны между собой, но иногда живут они лучше, а иногда впадают в расслабление и действуют с меньшей силой, то происходившее с Моисеем было символом человеческого состояния.

То есть когда ослабевает наша деятельная сила, тогда одолевают противоборствующие нам; но с возвышением и устремлением ее гор е приходит в большую силу наша прозрительность, которая и называется Израилем. Заметь, что здесь не сказано: Ибо воздевает, кто ищет горнего, а простирает, кто просит помощи на дела телесные. Поскольку же простретие рук у младенцев к кормилицам и матерям бывает часто по привязанности к ним, то, желая показать нерасположенность молящихся, не сказал: Да слышат слова сии те, которые не сделали в жизни ничего доброго, но думают оправдаться продолжительностью молитвы.

Ибо молитвенные слова не просто полезны, но когда произносятся с усердным расположением. Но что говорит слово? Посему и Спаситель говорит: Итак, надобно просить Царствия Божия и правды его, а не чего—либо телесного и земного см.: По этой причине и псалом говорит: Вот причина, по которой очи Божии отвращаются, когда простирают они руки.

Сии самые знаки их моления служат поводом к раздражению. Если кто, убив чьего—нибудь любимого сына, окровавленные еще после убийства руки станет простирать к разгневанному отцу, прося у него правой руки в знак дружбы и умоляя о прощении, то кровь сына, видимая на руке убийцы, не к большему ли еще гневу подвигнет оскорбленного отца?

Таковы ныне молитвы иудеев: Пророческое слово сие, взятое буквально, по—видимому, заключает в себе противоречие и как бы обвиняет Бога во лжи.

Итак, что же нам делать и что приносить? Не лучше ли, оставив вещественное служение, обратиться к праздникам и ими служить Богу? Посему не должно ли нам поститься? Итак, остается молиться по—иудейски и возносить законные молитвы.

Что же нам делать? Как смыть с себя кровь? Но Пророк не сказал: Одно крещение, одно очищение. Не постись по—иудейски, не вдавайся в праздность. Требуется от тебя одно, простое и краткое, что состоит в полной вашей власти. Что же это такое? Вот правило, которому вы вовсе не покоряетесь и которому не обучились. А поскольку можно доброму научиться, закон же вас не научил, потому что его предписания отринуты, как недобрые, то по всей необходимости должно вам наконец прибегнуть к евангельскому учению.

Уразумей же ясно из примера способ домостроительства слова. Представь человека роскошного и богатого, у которого приготовлены различные снеди для стола, но все прочее ему не нравится, а есть у него расположение к одному только; и после того как он отверг поодиночке все неугодное ему, служители необходимо доходят до того, чего тайно требует его природа. Так и теперь, после того как отринуто все подзаконное, необходимо устрояется принятие Евангелия. Какая же от того польза?

А для чего нужна чистота? Ужели для меня достаточно измыться и, получив прощение в прежних делах, остаться в покое? Или нужно и другое что—нибудь? Ибо очищение чрез омовение зависит от человеколюбия Господня, а отложение лукавства есть дело собственной нашей тщательности. Но чтобы мы, понадеявшись на одну благодать омовения, не оставили исполнения заповедей, для сего совокупляет воедино целый объем жизни.

Поскольку и те, которые вне веры, хранят многие из правил честной жизни, например, воздержность в супружеском обращении и в приятностях пищи, также постоянство и безмятежность нрава, то не удовольствовался, сказав: Как можно делать что—нибудь, относящееся к врачеванию, не по способу врачебной науки, так можно сделать что—нибудь и праведное, но неправедно.

Но сделанное по науке отлично от сделанного наудачу. Кто действует по правилам искусства, тот всегда будет производить одно и то же, пока держится сего закона. А кто действует наудачу, тот не всегда достигает полезного конца, но если помог ныне, то в другое время тем же самым повредит.

Так и упражнение в добре, производимое по науке, совершается чинно, пока этот внутренний закон управляет каждым действием. Но Пророк в других местах показывает необходимость учиться тому, что должно делать, говоря: А Давид и страх Божий полагает в числе изучаемого, говоря: Сие—то говорит и Павел: Но нам без сего различения повелевается избавлять обидимого. Надобно знать, что мы обязаны иметь большее попечение о тех, в которых терпит вред самое главное.

Кто подпал власти диавола и держится у него в плену, того должны мы со всем тщанием освободить от диавола и привести его разум в послушание Христово. Но надобно прилагать попечение и о том, чтобы нуждающихся избавлять от телесных обид, когда, подпав власти хищников и притеснителей, увлекаются их насилием, как потоком.

А если мы не в состоянии избавить, то словами утешения подкрепим в них терпение к перенесению трудностей, не щадя ничего, от нас зависящего. Если же и в сем не достигнем желаемого, то, по крайней мере, окажем сострадание по братолюбию. Посему судите сирот, которые лишены защитников; собой восполните им то, чего недостает у них по возрасту, чтобы вам похвалиться с Иовом: А может быть, смысл сего изречения можно протолковать и более духовно.

Поскольку Бог называется Отцом уверовавших во Христа и возлюбивших жизнь, сообразную с Евангелием, то, если кто чрез преступление закона сделал себя чуждым Богу и как бы осиротел, лишившись Его о себе промышления, ты потщись правдивым и разумным судом снова ввести его в свойство с Богом, и не снисходя к нему безрассудно, и не употребляя безжалостного отлучения.

Но судите ему, предлагая полезные способы покаяния. А что есть сиротство полезное, это показывает псалом, желающий детям Иуды, чтобы они осиротели от лукавого. Ибо, таким образом, окажется справедливым желание: И вы всеми мерами помогайте вдовству, оказывая ему должную справедливость, особливо же если найдется действительная вдовица, лишенная человеческой помощи, всю же надежду имеющая в Боге и пребывающая в молитвах, так что по своему подвижничеству и в сердце своем чиста от всякой скверны.

Поскольку же во многих местах Писания Бог говорит о душе человеческой как о Своей невесте, то, если душа стала вдовой по причине отпадения от Христа, духовно блудодействовала чрез идолослужение и отлучена от союза с Женихом—Словом, надобно, чтобы она оправдалась и научилась оправданию чрез покаяние. Во многих местах Писания находим подобные выражения, будто бы Бог нисходит на суд, поставляет Себя на одну степень с человеками. То же и у Михея читается так: Да и прилично, чтобы суд Божий был не насильственный, а напротив того, имел более общего с теми судами, какие бывают у людей, и подсудимым давал место к оправданию, чтобы человек, видя дело свое приведенным в ясность, и при наказании подтвердил неопровержимые суды Божии, согласившись, что наказание положено на него по всей справедливости, а также и при помиловании усматривал, что прощение дано ему по закону и в порядке.

Писание же представляет сие олицетворенно, не потому что Судья каждому из нас будет предлагать вопросы или давать ответы судимому, но чтобы внушить нам заботливость и чтобы мы не забыли подумать о своем оправдании. Вероятно же, что какой—то несказанной силой, во мгновение времени, все дела нашей жизни, как на картине, напечатлеются в памяти нашей души.

И таким образом услышим сие: И книги, упоминаемые у Даниила см.: Посему после того, как омыт и очищен от скверны греховной, отъял лукавство от души пред очами Божиими, престал от лукавых дел и воспринял познание дел добрых: Ибо иное и багряное может быть чистым, но не удостоиться убеления.

Итак, красному цвету уподобляются наши грехи, потому что они убийственны для душ. И как неоднократно и тщательно погружаемое в красильный раствор получает цвет более прочный и несмываемый, а окрашенное слегка и как ни есть имеет на себе цвет линючий и легко смываемый, так и душа, напоенная грехом и снискавшая навык ко злу, отпечатлевает в себе невыводимое и как бы выжженное греховное пятно; а душа, менее и как бы слегка пребывавшая во зле, слабее окрашена и запятнана грехом, потому что соразмерно с грехами и цвет выходит сильнее или слабее.

Но почему для уподобления из белых веществ избраны снег и волна? Потому что волна, будучи по природе бела, еще белее делается от тщательной обработки. Посему и жизнь человеческая, естественные пособия усовершая подвижничеством, может гораздо много преуспеть в добродетели.

Так и снег, в существе своем будучи вода, от привзошедшего воздуха делается белым, когда влага, порывами ветра сбиваемая в облаках, вследствие сильного движения надувается в пену, отвердев же от охлаждения в воздухе и получив некоторую связность и тяжесть, по естественному влечению несется вниз. Подобно и душа, естественные пособия приумножив собственным подвижничеством и содействием Духа, на праведном суде Божием удостаивается светлости по благодати Божией, данной святым.

Здесь особенно показывается свобода человеческой природы. Ибо думаю, что такой смысл согласен со всем предыдущим. Подобным образом и меч разумеется одушевленный, о котором сказано, что он упился кровию язвленных см.: Может быть, устами называется теперь Дух Святый, содействовавший к написанию сего, так как о Духе говорится, что Он исшел из уст Божиих.

Чтобы ты не с пренебрежением слушал сии угрозы, слово Господне засвидетельствовало нам, что не лживые уста глаголали сие. Но кто же так низок и плотян умом, чтобы под благами, какие Благий Бог соблюдает людям в воздаяние за благопокорность, стал разуметь снеди, то есть плоды земные, предаваемые разрушению в самом употреблении? Посему достойно обетования Божия вкушение сладчайших плодов сердца.

Плоды же сии возделываются из посеянного в Духе, пожинаемые в вечную жизнь. Собирающий рукояти их в веселии см.: Прежде надобно пожелать, а потом услышать, чтобы состоящее в нашей власти было не вынуждено. Так, всякое блаженство, а равно и жизнь, проводимая в наказаниях и скорбях, зависят от того, что в нашей власти. Чудный вопрос, выражающий сильное изумление о необычайности события: Ибо не достойно ли горького удивления, что целый город после чистоты веры впал в нечистоту блуда, когда и то странно, если одна душа, утвержденная в вере, совращается в блуд неверия?

Удивление увеличивается и необычайность делается большей оттого, что тогда именно, как явилась Правда, приумножилась неправда. Надобно же заметить, что неверие есть матерь блуда. Ибо верующий, что Бог везде, присутствует при всяком событии, пристоит при каждом действии, видит советы сердечные, допустит ли в себя дурную мысль или совершит ли злое дело?

Напротив того, в предположении, что Бог или не взирает на них, или не заботится о происходящем, люди устремляются к делам нечестивым. Но иногда о Церкви да не будет только сего сказано о нашей Церкви говорится: И о ней справедливо будет сказано: После сего излагается причина, по которой град, прежде верный, стал блудницей.

Итак, испытайте сокровищницы сердец своих, все осмотрите в тайных влагалищах, нет ли где подделанной драхмы, то есть переиначенного догмата, которого не назнаменовал Дух собственными Своими начертаниями веры, какие дарованы нам чрез Пророков и Апостолов, но который назнаменован людьми злокозненными, по собственному вымыслу, тайно и незаметно полагающими свою печать, людьми, вносящими в царские сокровищницы чуждые сребреники, имеющие на себе вражий образ, повреждающими великое богатство и делающими, что многие с сомнением приступают к выбору.

Ибо не много честных торжников, не много таких, которые могут все подвергнуть испытанию и доброе удержать при себе, от всякого же вида зла воздержаться. Выслушайте буквальный смысл сего речения вы, продающие вино, и не вводите тварь в обман. Это не такое дело, которым можно шутить, но зло, достойное самого величайшего осуждения.

Но, впрочем, слово поспешает к духовному смыслу. Многие, корчемствуя ими, разжижают слово водой, примешивая собственную мысль, ко вреду слушающих. Ибо, служа их удовольствиям и угождая льстивыми речами, питают их страсти на их же погибель. Ослабляя, что в Писании строго, сильно и с пользой обуздывает, и к погибели слушающих допуская какое—то невежественное человеколюбие, безрассудное извинение грехов и иное подобное, нравящееся многим, более и более расслабляют они души сластолюбцев.

Мы корчемники, мы и князи, мы первые своей непокорностью и неверием делаем, что верные грады впадают в блудодеяния. Ибо по нравам властвующих, обыкновенно всего чаще, образуются подчиненные, почему каковы вожди, таковы же по необходимости и водимые ими. Поскольку князи верного города были некогда непокорны, то и город, уподобившись им и перестав быть верным, впал в блуд. Не будем же непокорны мы, и неверие наше да не возобладает!

Под татями, конечно, разуметь должно не тех только, которые подрезывают карманы или крадут платье в бане, но также и тех, которые, предводительствуя войском или приняв начальство над городами и народами, иное отнимают тайно, а другое открыто берут с насилием.

А если признаваемый начальствующим в Церкви берет что—нибудь у подобных людей, или для собственного своего употребления, под предлогом подобающей ему по предстоятельству почести, или под видом снабжения бедных в Церкви, то и он бывает общником татьбы. Ибо, когда надлежало обличить, усовестить, отклонить крадущих от несправедливости, он охотно простирает руку за подарком и ублажает крадущего.

Кого надлежало тем более ненавидеть, чем более крадет, того готов он хвалить, ухаживая за ним, сопровождая его, не отходя от его дверей и касаясь тех рук, которыми расхищал он все как наедине, так и всенародно.

Нам надлежало бы попрать беспорядки целого мира и его призраков, когда видим, что в судилищах большие тати наказывают малых, а мы за что ненавидим рабов, в том им удивляемся; первых убегаем, потому что они тати, а на последних взираем с изумлением, потому что они чрез татьбу разбогатели. В чем еще обвиняются князи?

Ибо в последнем случае охуждалось бы и то, что при житейских взаимностях дается правильно. Вина же князей в том, что священную любовь расточают на тленное и земное. А на иное расточать силу любви не позволено. Посему—то любостяжание делается идолослужением, ибо Господу Богу приносимые дары приносит оно земному.

Итак, нам заповедано не любить даров, чтобы мы ради них приходящим с дарами не стали дозволять многое из запрещенного. Вообще же пророческое слово не позволяет нам ни любить таких даров, ни иметь к ним страстной привязанности и, напротив, дозволяет допускать их приношение как необходимость.

Как в сосуде, наполненном какой—нибудь жидкостью, сколько вытекает вон, столько по необходимости недостает до полноты, так и в душе, сколько расточается любви, к чему не должно, столько по необходимости оказывается недостатка в любви к Богу. Ибо кто однажды начал любить сребро, тот изливает на сие всю любовь свою. Самая важная вина князя, если он скор на мщение и придумывает все способы огорчившим его воздать равное.

Ибо как научит он другого не воздавать никому злом за зло, когда сам употребляет все меры, чтобы отомстить и нанести огорчение причинившим вред, не подражая в кротости Давиду, который говорит: Что же сказать о заповедях Господа? Он должен на самом деле быть для народа учителем касательно благ терпения.

Какое подлинно величественное, дивное и едва не превышающее человеческую природу зрелище, если человек, много злословимый, а иногда вытерпевший удар в ланиту, перенесший много других оскорблений от тех, которые словом и делом хотят довести его до крайнего бесчестия, не вскипает гневом, не востает на отмщение, но, став кротко и без гнева, молится за обидчика, чтобы прощен был ему всякий прежний грех, чтобы и впоследствии удостоился он надлежащего Божия попечения и перестал быть наглым!

Прочее о сиротах и вдовицах сказано уже выше. Тот сколько ни был в других случаях несострадателен, однако же, по неотступности вдовы, хотя после многих просьб, внял суду, избегая того, чтобы она не стала утруждать его больше. А о сих князьях говорится, что они во всяком случае не хотят внять суду вдовицы.

Это особенность Писания в словосочинении: Сим выражается, что восклицание, произносимое в скорбях, едва выносимых, прилично тем, которые вскоре будут находиться в нестерпимой муке. И это не по догадке сказано Пророком, но по определению, вышедшему из уст нелживых.

Горе крепким и непокоряющимся, потому что немощному, может быть, есть и извинение. Посему горе и богатым, потому что, имея возможность утешить бедных, силу богатства не употребили на то, для чего получили его. И если кто быстрее кого умом и не употребляет естественной своей крепости к исследованию истин Божественных, то горе и ему, когда истяжется дело по мере данных ему дарований.

А если иные, получив предстоятельство в Церкви, не украшают дела своего жизнью, приличествующей проповеди, то и им горе. Ибо, пребывая в лукавстве, мы прилагаем грехи свои, как сгораемое вещество в огонь, и воспламеняем против себя ярость Божию, по сказанному: А как скоро престали мы от греха, Господь говорит: Вот благий конец праведного суда и по суду налагаемых наказаний! Чтобы показать тебя чистым.

Так гневается Бог, чтобы сделать благодеяние грешникам. Не для истребления наказывает, но вразумляет для исправления. Наводит сей огонь для истребления того, что ввергнуто огненными стрелами диавола в душу, не имеющую щита веры. Посему—то говорит Сам Господь: Какая же от сего польза? Великое благодеяние душе, которая, по вине худо начальствующих, впала в отчуждение от Бога, что отъемлются от нее беззаконные!

Но те, которые ныне как беззаконные отлучены от народа, спокойно переносят с ними случившееся, не помышляя, что это есть образ того, что постигнет их на Страшном Суде Божием. Почему, миновав царей, Пророк упомянул о судьях, хотя и между царями были некоторые, с похвалой начальствовавшие над народом?

Или потому, что правление судей было свободнее, сообразовалось с природой и народ жил тогда по своим законам, признавая царем одного Бога; а цари поставлены впоследствии по собственному их неразумию. Почему надлежало, чтобы облагодетельствованные возвратились в блаженное состояние. И поэтому Бог, даруя им свободу, обещал приставить не царей, а судей. Или поскольку по пришествии истинного Царя не царей уже было время, то обещал дать судей, подобных прежним, то есть учеников Господа, о которых сказано: Опять и здесь, сохраняя им свободу, говорит, что даст им не повелителя, но советника.

Ибо не всякий имеет достаточные силы сам собой найти, что нужно. Посему благодеющий Бог дает советников, а не властителей. А поэтому и из нас каждый да почитает себя не начальником, но советником, данным народу от Господа. И посему Господь, благодетельствуя народу, обещает восставить советников, подобных бывшим от начала, то есть Апостолов и Евангелистов, каковым советником был Павел, служитель Нового Завета, который говорит: И Давид пользовался советником Хусием, с помощью которого разорил воинский совет Ахитофелов см.: И вообще, совет есть священное какое—то дело, единение воли, плод любви, доказательство смиренномудрия.

А мы медлим предаться тем, которые преподают, что нужно, и стыдимся признаться, что они благоразумнее нас в жизни. Притом кто в ожидании советника дает место и собственным рассуждениям, тот в продолжительнейшее время, с трудом только и вниманием, нападает на след того, что нужно.

Пророк показал, какой конец имеют частные благодеяния. И опять град верный, каким был до осквернения блудом. Таким образом, по суду город предан пленению, а по милости возвращен из плена. Но, может быть, Бог и в тех, которым благодетельствует, сокрушает ветхого их человека, чтобы они ходили во обновлении жизни. Подобно и следующее место: Ибо убиет худо живущего, чтобы по очищении худой жизни даровать ему новую.

Подобно сему сказано в псалме: Но скончание это вовсе не означает совершенного уничтожения, останавливает же только известное действование в действующих. Ибо Павел, пророчествуя фессалоникийцам о сыне погибели, сказал: Но очевидно, что ложь в беззаконнике уничтожится духом уст истины, и таким образом упразднится он явлением пришествия Христова.

Многократно уже замечали мы, что истребляются пороки, а не самые существа, в которых они были, как видно из следующих мест: А сие бывает тогда только, когда служившие дотоле идолам приходят в познание истинного Бога. Ибо тогда приходит в сознание несообразности и покрывается стыдом молившийся бездушным вещам, как будто бы они имеют силу спасти. Но и всякий сластолюбец, чему бы из запрещенного порабощен ни был, обоготворив это, как идола, ставит в скверном храме, то есть в сердце своем, неотступно пребывает при нем своей мыслью и носит в себе образы вожделеваемого.

Так богатолюбец, там имея сердце, где его сокровище, служит идолу любостяжательности, чревоугодник, порабощенный вожделениями снедей, имеет богом чрево свое. Сие сказано нам на слова: Ибо не против желания имели этих идолов, какие пред сим описаны, потому что, сами вожделев страстей, боготворим их. Например, в книге Бытия по переводу Аквилы: С похвалой упоминает о саде Екклесиаст, говоря: Но благословен тот сад, в котором был гроб, принявший в себя временное домостроительство смерти в теле Господнем!

Впрочем, здесь охуждается сад, потому что причиняет стыд вожделевшим. И кажется, что Пророк разумеет теперь рощи, какие насаждались обольщенными в честь идолам, а под рощами разуметь должно погрешительные направления и наружное благообразие, которым прикрываем свои страсти, например, если кто, погруженный в удовольствия, показывает вид честности, или если кто, порабощенный скупости, старается показаться щедрым.

В буквальном смысле Пророк, по—видимому, говорит о садах, вожделенных идолослужителям, что они будут неприятнее обнаженного от листьев теревинфа и вертограда, засохшего от безводия. Ибо дуб украшен густой зеленью листьев и доброцветностью их удобно затеняет неуклюжесть своих сучьев. Но противно обетованию наития Божия богодухновенного делать изумленным, так чтобы он, когда исполняется Божественных наставлений, выходил из свойственного ему разума и, когда приносит пользу другим, сам не получал никакой пользы от собственных своих слов.

И вообще, сообразно ли сколько-нибудь с разумом, чтобы Дух премудрости делал человека подобным лишенному ума и Дух ведения уничтожал в нем разумность? Но свет не производит слепоты, а напротив того, возбуждает данную от природы силу зрения. И Дух не производит в душах омрачения, а напротив того, возбуждает ум, очищенный от греховных скверн, к созерцанию мысленного. Посему нет невероятного, что лукавая сила, злоумышляющая против человеческой природы, приводит разум в слитность, но нечестиво говорить, что то же самое действие производит присутствие Божия Духа.

Притом если святые мудры, то как им было не постигнуть того, о чем пророчествовали? Если же на том основании, что ужасеся Исаак , когда пришел сын его ср.: Ужасеся небо и вострепета земля ср.: Но и, основываясь на общих понятиях, надобно согласиться — противоречащих выражений о Боге не разуметь буквально.

Так, например, по общепринятому разумению, должно признать, что Божие естество благо, не причастно гневу и правосудно. Посему если Писание говорит, что Бог гневается, или скорбит, или раскаивается, или дает кому ответ не по достоинству, то надлежит вникнуть в цель изречения и внимательно подумать, как может быть восстановлен истинный смысл, а не извращать достойных уважения мыслей о Боге.

Таким образом не будем встречать преткновений в Писании, извлекая для себя пользу из мест удобопонятных и не терпя вреда от мест неясных. Если же кто поставит в вину Божественному Писанию, что оно не научает тому и не производит того, что может доставить пользу, то пусть рассмотрит он весь порядок дел человеческих, не только духовных, но низших и житейских. Тогда увидит, что всепромыслительная Сила даровала бессловесным удобные средства к жизни, готовую пищу, самородный покров — одежду из волос и перьев; человека же изведя в свет нагим, в замену всего дала ему ум, которым изобретены промышленные искусства, как-то: И как в сем случае Творец наш не по зависти к нам не соизволил, чтобы так же, как у бессловесных, все удобства жизни рождались вместе с нами, но устроил так, чтобы недостаток необходимого вел к упражнению разума, так и в Писании намеренно допустил неясность к пользе ума, чтобы возбуждать его деятельность.

И, во-первых, нужно, чтобы занятый сим ум отвлекаем был от худшего, а сверх сего, с трудом приобретенное почему-то более к себе привязывает, и чрез долгое время производимое бывает более прочным, а что легко приобретается, тем и наслаждаться не вожделенно, потому что находящееся под руками пренебрегается и обладающий не почитает сего достойным какого-либо охранения.

Посему и сны по свойству своему не ясны и обоюдны, требуют немалой проницательности ума, и сокровенное значение сновидений имеет близкое сродство с выражением в Писании под прикрытием темных речений. Оттого Иосиф и Даниил узнавали сны с помощью пророческого дарования, потому что сила постижения человеческого недостаточна к уловлению истины. Конечно, нужна чистота в жизни для того, чтобы и для преуспеяния в нравственной добродетели распознаваемо было прикровенное в Писании.

Но, кроме чистоты жизни, нужно и продолжительное занятие Писанием, чтобы важность и таинственность Божия слова чрез непрестанное поучение напечатлелись в душе. А что в продолжение целой жизни требуется упражнение в Божием слове, показывает жизнь Моисея, который в первое сорокалетие изучал египетскую мудрость, а во второе сорокалетие, под видом пастушеской жизни удалившись в пустыню, упражнялся в созерцании существующего, и таким образом, уже после второго сорокалетия удостоившись Божия явления, против воли призван человеколюбием Божиим к попечению о людях.

И после того не оставался постоянно в деятельной жизни, но часто возвращался к жизни созерцательной. Отчего и в египетское идолобесие впал весь народ, между тем как святый сей муж беседовал с Богом на горе. Таков же был и Илия: Посему если святые, со всем постоянством владычественного в их душе, трудились в изыскании истины, то не безрассудно ли желать воспользоваться плодами бесчисленных трудов без всякого усилия?

Ибо заметь, после скольких уединений, безмолвий и трудов удостоился Илия видеть Бога! Содержание сей книги само собой явственно и понятно. Поскольку Пророк жил во времена, когда умножились пороки, то он описывает великость зол, какие ожидают иудеев, и показывает причину Божиего гнева, чтобы привести их к покаянию. Пророчество начинается словами на Иудею Ис. Ибо, по слову Петра, наступило время начати суд от дому Божия 1 Пет. И у Иезекииля Господь, повелевая наказать согрешивших, говорит: Посему и Исаия начал со страны, избранной Богом, и с города, в котором было святилище, им возвещая ожидавшие их бедствия.

Во-вторых, говорит о Вавилоне, потом — о земле Моавитской, потом — о Дамаске, в-пятых — о Египте, потом — о пустыне, потом — об Идумее, потом — о дебри Сионской, потом — о Тире и потом — о четвероногих. За сим следуют происшествия, бывшие в сороковой год царствования Езекии. После сего находятся пророчества, которые не имеют никакого надписания и возвещают бедствия Иерусалиму и Иудее, судьбу находящихся в рассеянии, возвращение их по исполнении суда, предсказания о Христе, рассеянные во всяком пророчестве, потому что с каждым историческим сказанием сопряжено что-нибудь и таинственное.

Предрек он пленение царями Ассирийскими, Феглаффелласаром колен Рувимова, Гадова и половины колена Манассиина, и Салманассаром — Самарии. Предрек также пленение Вавилонянами царства Иудейского.

И хотя цари, пленившие народ Божий, царствовали в написанном теперь порядке, однако же пророк, в начале своего пророчества, пишет о последнем пленении Иудеев Вавилонянами.

Пророчествовал также Исаия о возвращении плененных из Вавилона и о восстановлении Иерусалима; пророчество его касается даже истребления племени Гога. Превосходство пророка Исайи весьма ясно можно видеть и из самой книги его, но в совершенстве показывает это апостол Павел, который знал лучше всех добродетели его и говорил Св.

Объясняя смелую речь пророка, нераболепный образ мыслей, высокий ум и большую ясность пророчества о Христе, он выразил все это одним словом: Велика также и сострадательность этого пророка. Он не только восставал против народного безумия и с великой смелостью, свободной речью и высокими мыслями возвещал евреем угрожавшие им скорбные обстоятельства, но и сам среди этих обстоятельств скорбел и сокрушался не меньше подвергшихся им и плакал горче угнетенных ими.

Таковы были обыкновенно, можно сказать, все пророки и святые: Действительно, никто и никогда не пламенел такою любовью к своим детям, с какою они умирали за руководимых, скорбели, плакали, молили Бога о страждущих, шли вместе с ними разделять их бедствии, делали и терпели все для того, чтобы избавить их от вышнего гнева, и от угнетающих обстоятельств.

Никто не может быть так способным к принятию власти, как душа любомудрая и умеющая сострадать. Потому и великого Моисея Бог возвел на престол народного водительства, что он еще прежде делами показал свою любовь к народу и после говорил: И этот самый пророк, видя погибель их, говорил: Иеремия составил пространный плач по разрушении города.

Иезекииль даже пошел вместе с ними в плен, считая более легким для себя быть в стране чужой, нежели в отечественной, находя величайшее утешение в несчастии находиться вместе со страждущими и исправлять дела других. Даниил, ради возвращении их из плена, двадцать и больше дней оставался без хлеба и со всем усердием молил Бога об освобождении их из горького рабства Дан.

И каждый из святых сияет этой добродетелью. Так и Давид, видя посылаемый гнев Божий, угрожающий народу, просил направить удар на него самого и говорил: И патриарх Авраам, находясь вдали от бедствий и не имея никакого участия в угрожавших содомлянам несчастиях, просил и молили Бога так, как будто находился среди самых бедствий, и не отступил бы в своем ходатайстве, чтобы отвратить страшное сожжение, если бы Бог, оставив его, не отошел Быт.

А святые нового завета являли еще большую добродетель, как получившие большую благодать и привязанные к большим подвигам. Потому и Петр, слыша слова Христовы, что богатым весьма трудно взойти на небо, скорбел, трепетал и спрашивал так: Они смотрели не на свое положение, а заботились о вселенной. И Павел показывает нам это во всех своих послания; предпочитая видение Христа даже спасению людей, говорил так: Такой же характер сохраняет нам и этот пророк, который, изрекая определения Божьи с великою смелостью и запрещая грешникам, непрестанно и продолжительно умоляет Бога, разгневанного против них; особенно можно видеть это в конце его пророчества.

Теперь же нужно начать с самого вступления. Имя пророка — jeschajehu в переводе с еврейского означает: В позднейшее время библейской письменности это еврейское выражение встречается уже в сокращенной форме jeschaeja. Кто был отец Исаии, называемый в надписании книги Амосом, неизвестно.

Исаия, как видно из самой его книги, жил в Иерусалиме, и это обстоятельство в значительной мере объясняет ту осведомленность, какую пророк обнаруживает в отношении событий столичной жизни. Пророк имел собственный дом, был женат и имел детей. Жену свою он называет пророчицей 8: Дети его — сыновья — своими именами символически предуказывали на суд Божий, которому должны были подвергнуться Иудейское и Израильское царство 7: Исаия жил очень долго и деятельность его как пророка была продолжительна.

Начавши свое служение, по крайней мере, ти лет от роду, в год смерти царя Озии по старому летоисчислению это был й до Р. О кончине его Библия ничего не сообщает, но талмудическое предание, принимаемое и Отцами Церкви, свидетельствует, что Исаия был предан мученической смерти по повелению нечестивого царя иудейского Манассии намек на это можно усматривать у пророка Иеремии в гл. Что касается духовного облика пророка, то этот облик поражает нас своим величием.

Исаия вполне убежден, что его призвал на его высокое служение Сам Господь гл. Поэтому он свободен от всяких влияний человеческого страха и интересы людей всегда ставит ниже, чем требования вечной правды Божией. С величайшим мужеством он в лицо Ахазу высказывает осуждение всей его политики гл. Открыто и бестрепетно порицает он политику иудейского правительства при царе Езекии гл.

Книга бытия пророка Моисея в древнеславянском переводе. Выпуск 3. Главы 26-36 А. Михайлов

11.01.2015| Антонида

Фух, после долгих поисков Книга бытия пророка Моисея в древнеславянском переводе. Главы , таки здесь скачал. Sir John Dering, a romantic comedy Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand.

Дипломатическая переписка французских послов и посланников при русском дворе. Отчет Ростовской уездной земской управы Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Последние записи The Highest Tide Набор карточек.

Логические задачи Ангелы и демоны Беременная и клевая! Спортивная фигура во время беременности и после родов Теория механизмов и машин. Священнописатель созерцает реалии этого мира от самой простой до самой сложной и совершенной, исходящими из рук Творца согласно ритму евр недели: Во вступительной фразе шестоднева отвергаются все языческие учения о миротворении, которые говорят либо о двух творцах дуализм , либо о рождении мира из недр Божества пантеизм.

Его создание есть тайна божественной любви. Пять первых книг Библии составляют одно целое, которое по-еврейски называется Тора, то есть Закон.

Первое достоверное свидетельство об употреблении слова Закон греч. Премудрости Иисуса, сына Сирахова. Это разделение на пять книг засвидетельствовано еще до нашей эры греческим переводом Библии семьюдесятью толковниками LXX. В этом, принятом Церковью, переводе каждой из пяти книг было дано название, согласно ее содержанию или содержанию ее первых глав:. Иудеи же до сих пор называют каждую книгу евр. Библии по ее первому значимому слову. Бытия разделяется на две неравные части: Первая часть — как бы пропилеи, вводящие в историю, о которой повествует вся Библия.

В ней описывается сотворение мира и человека, грехопадение и его последствия, постепенное развращение людей и постигшее их наказание. Происшедший затем от Ноя род расселяется по земле. Генеалогические же таблицы все суживаются и, наконец, ограничиваются родом Авраама, отца избранного народа. Авраама, человека веры, послушание которого вознаграждается: Бог обещает ему многочисленных потомков и Святую Землю, которая станет их наследием Быт 12 1— Бог избирает людей не только высокого нравственного уровня, ибо он может исцелить всякого человека, открывающегося Ему, как бы он ни был греховен.

По сравнению с Авраамом и Иаковом Исаак выглядит довольно бледно. О его жизни говорится главным образом в связи с его отцом или сыном. Двенадцать сыновей Иакова — родоначальники двенадцати колен Израилевых. Одному из них посвящена последняя часть кн. Две главные темы Исхода: Моисей, получивший откровение неизреченного имени Ягве на горе Божией Хориве, приводит туда израильтян, освобожденных от рабства.

В величественной теофании Бог вступает в союз с народом и дает ему Свои Заповеди. Как только союз был заключен, народ его нарушил, поклонившись золотому тельцу, но Бог прощает виновных и возобновляет союз. Ряд предписаний регулирует богослужение в пустыне. Левит носит почти исключительно законодательный характер, так что повествование о событиях, можно сказать, прерывается. Числа вновь говорится о странствии в пустыне. Повествования чередуются с предписаниями, дополняющими синайское законодательство или подготовляющими поселение в Ханаане.

Второзаконие отличается особой структурой: Второзаконнический кодекс отчасти воспроизводит заповеди, данные в пустыне. Моисей напоминает в своих речах о великих событиях Исхода, об откровении на Синае и начале завоевания Земли Обетованной.

В них раскрывается религиозный смысл событий, подчеркивается значение Закона, содержится призыв к верности Богу. Но в более древних источниках нет утверждения, что все Пятикнижие написано Моисеем. Когда в нем, хотя очень редко, говорится: Исследователи Библии обнаружили в этих книгах различие в стиле, повторения и некоторую непоследовательность повествований, что не дает возможности считать их произведением, целиком принадлежащим одному автору. После долгих исканий библеисты, главным образом под влиянием К.

Велльгаузена, склонились в основном к т. Пятикнижие представляет компиляцию из четырех документов, возникших в различное время и в различной среде. Первоначально было два повествования: Элогист Е , называет Бога распространенным в то время именем Элогим. Согласно этой теории повествование Ягвиста было записано в 11 веке в Иудее, Элогист же писал немного позже в Израиле.

После разрушения Северного царства оба документа были сведены воедино JE. Этот кодекс составил своего рода костяк и образовал рамки этой компиляции JEDP. Такой литературно-критический подход связан с эволюционной концепцией развития религиозных представлений в Израиле. Уже в г Папская Библейская Комиссия предостерегла экзегетов от переоценки этой т. В письме от 16 января г, обращенном к кардиналу Сюару, архиепископу Парижскому, Комиссия признала существование источников и постепенных приращений к законам Моисея и историческим рассказам, обусловленных социальными и религиозными установлениями позднейших времен.

Время подтвердило правильность этих взглядов библейской Комиссии, ибо в наше время классическая документарная теория все больше ставится под сомнение. С одной стороны, попытки систематизировать ее не дали желаемых результатов. Представление о них стало теперь менее книжным, более близким к конкретной действительности. Выяснилось, что они возникли в далеком прошлом. Новые данные археологии и изучение истории древних цивилизаций Средиземноморья показали, что многие законы и установления, о которых говорится в Пятикнижии, сходны с законами и установлениями эпох более давних, чем те, к которым относили составление Пятикнижия, и что многие его повествования отражают быт более древней среды.

Не будучи 8 состоянии проследить, как формировалось Пятикнижие и как в нем слилось несколько традиций, мы, однако, вправе утверждать, что несмотря на разнохарактерность текстов явистского и элогистского, в них по существу идет речь об одном и том же.

Обе традиции имеют общее происхождение. Кроме того, эти традиции соответствуют условиям не той эпохи, когда они были окончательно письменно зафиксированы, а эпохи, когда произошли описываемые события. Их происхождение восходит, следовательно, к эпохе образования народа Израильского. То же в известной мере можно сказать о законодательных частях Пятикнижия: Итак, первооснова Пятикнижия, главные элементы традиций, слившихся с ним, и ядро его узаконений относятся к периоду становления Израильского народа.

Над этим периодом доминирует образ Моисея, как организатора, религиозного вождя и первого законодателя. Традиции, завершающиеся им, и воспоминания о событиях, происходивших под его руководством, стали национальной эпопеей. Учение Моисея наложило неизгладимый отпечаток на веру и жизнь народа. Закон Моисеев стал нормой его поведения. Толкования Закона, вызванные ходом исторического развития, были проникнуты его духом и опирались на его авторитет.

Засвидетельствованный в Библии факт письменной деятельности самого Моисея и его окружения не вызывает сомнений, но вопрос содержания имеет большее значение, чем вопрос письменного фиксирования текста, и поэтому так важно признать, что традиции, лежащие в основе Пятикнижия, восходят к Моисею как первоисточнику.

От этих преданий, являвшихся живым наследием народа, вдохнувших в него сознание единства и поддерживавших его веру, невозможно требовать той строго научной точности, к которой стремится современный ученый; однако нельзя утверждать, что эти письменные памятники не содержат истины. Одиннадцать первых глав Бытия требуют особого рассмотрения. В них описано в стиле народного сказания происхождение рода человеческого. Они излагают просто и картинно, в соответствии с умственным уровнем древнего малокультурного народа, главные истины, лежащие в основе домостроительства спасения: Эти истины, будучи предметом веры, подтверждены авторитетом Св.

Писания; в то же время они являются фактами, и как истины достоверные подразумевают реальность этих фактов. В этом смысле первые главы Бытия носят исторический характер. История праотцев есть история семейная. В ней собраны воспоминания о предках: Аврааме, Исааке, Иакове, Иосифе. Она является также популярной историей. Рассказчики останавливаются на подробностях личной жизни, на живописных эпизодах, не заботясь о том, чтобы связать их с общей историей. Наконец, это история религиозная.

Все ее переломные моменты отмечены личным участием Бога, и все в ней представлено в провиденциальном плане. Более того, факты приводятся, объясняются и группируются с целью доказать религиозный тезис: Этот Бог — Ягве, этот народ — Израиль, эта страна — святая Земля. Но в то же время эти рассказы историчны и в том смысле, что они по-своему повествуют о реальных фактах и дают правильную картину происхождения и переселения предков Израильских, их географических и этнических корней, их поведения в плане нравственном и религиозном.

Скептическое отношение к этим рассказам оказалось несостоятельным перед лицом недавних открытий в области истории и археологии древнего Востока.

Опустив довольно длинный период истории, Исход и Числа, а в определенной мере и Второзаконие, излагают события от рождения до смерти Моисея: Если отрицать историческую реальность этих фактов и личности Моисея, невозможно объяснить дальнейшую историю Израиля, его верность ягвизму, его привязанность к Закону.

Надо, однако, признать, что значение этих воспоминаний для жизни народа и отзвук, который они находят в обрядах, сообщили этим рассказам характер победных песен напр, о переходе через Чермное море , а иногда и богослужебных песнопений.

Именно в эту эпоху Израиль становится народом и выступает на арену мировой истории. И хотя ни в одном древнем документе не содержится еще упоминания о нем за исключением неясного указания на стеле фараона Мернептаха , сказанное о нем в Библии согласуется в главных чертах с тем, что тексты и археология говорят о вторжении в Египет гиксосов, которые в большинстве своем были семитического происхождения, о египетской администрации в дельте Нила, о политическом положении Заиорданья.

Задача современного историка состоит в том, чтобы сопоставить эти данные Библии с соответствующими событиями всемирной истории. Несмотря на недостаточность библейских указаний и недостаточную определенность внебиблейской хронологии, есть основания предполагать, что Авраам жил в Ханаане приблизительно за лет до Р.

Грандиозные строительные работы начались в первые же годы его царствования. Поэтому весьма вероятно, что уход евреев из Египта под водительством Моисея имел место около середины царствования Рамзеса , то есть примерно около г до Р. Учитывая библейское предание о том, что время странствования евреев в пустыне соответствовало периоду жизни одного поколения, водворение в Заиорданьи можно отнести к г до Р. Эти даты согласуются с историческими данными о пребывании фараонов XIX династии в дельте Нила, об ослаблении египетского контроля над Сирией и Палестиной в конце царствования Рамзеса II, о смутах, охвативших весь Ближний Восток в конце 13 в.

Согласуются они и с археологическими данными, свидетельствующими о начале Железного Века в период вторжения Израильтян в Ханаан. В этом законодательстве нас больше всего поражает его религиозный характер.

Он свойственен и некоторым другим кодексам древнего Востока, но ни в одном из них нет такого взаимопроникновения религиозного и светского элементов. В Израиле Закон дан Самим Богом, он регулирует обязанности по отношению к Нему, его предписания мотивируются религиозными принципами. Это кажется вполне нормальным, когда речь идет о нравственных предписаниях Десятисловия Синайских Заповедях или о культовых законах кн. Левит, но гораздо более знаменательно, что в том же своде гражданские и уголовные законы переплетаются с религиозными наставлениями и что все представлено как Хартия Союза-Завета с Ягве.

Из этого естественно следует, что изложение этих законов связано с повествованием о событиях в пустыне, где был заключен этот Союз. Как известно, законы пишутся для практического применения и их необходимо с течением времени видоизменять, считаясь с особенностями окружающей среды и исторической ситуации. Этим объясняется, что в совокупности рассматриваемых документов можно встретить как древние элементы, так и постановления, свидетельствующие о возникновении новых проблем.

С другой стороны, Израиль в известной мере испытывал влияние своих соседей. Некоторые предписания Книги Завета и Второзакония удивительно напоминают предписания Месопотамских кодексов, Свода Ассирийских Законов и Хеттского кодекса. Речь идет не о прямом заимствовании, а о сходстве, объясняющемся влиянием законодательства других стран и обычного права, отчасти ставшего в древности общим достоянием всего Ближнего Востока. Кроме того, в период после Исхода на формулировке законов и на формах культа сильно сказывалось ханаанское влияние.

Десятисловие 10 заповедей , начертанное на Синайских скрижалях, устанавливает основу нравственной и религиозной веры Союза-Завета. От более древних месопотамских кодексов, с которыми у него есть точки соприкосновения, он отличается большой простотой и архаическими чертами.

Однако он сохранился в форме, свидетельствующей о некоторой эволюции: С другой стороны, различие в формулировке постановлений — то повелительных, то условных — указывает на разнородность состава свода. В своем настоящем виде он, вероятно, восходит к периоду Судей. Он представляет собой собрание религиозных предписаний в повелительной форме и принадлежит к тому же времени, что и книга Завета, но под влиянием Второзакония он был переработан.

Левит получила свою законченную форму только после плена, она содержит и очень древние элементы. К той же эпохе надо отнести кодекс Второзакония, в котором собрано много древних элементов, но также отражается эволюция социальных и религиозных обычаев напр, законы о единстве святилища, жертвеннике, десятине, рабах и изменение духа времени призывы к сердцу и свойственный многим предписаниям увещательный тон. Религия как Ветхого, так и Нового Завета есть религия историческая: Пятикнижие, излагающее историю первоначальных отношений Бога с миром, является фундаментом религии Израиля, ее канонической книгой по преимуществу, ее Законом.

Израильтянин находит в ней объяснение своей судьбы. Он не только получил в начале книги Бытия ответ на вопросы, которые ставит себе каждый человек — о мире и жизни, о страдании и смерти, — но получил ответ и на свой личный вопрос: Почему Израиль — Его народ среди всех народов земли? Это объясняется тем, что Израиль получил обетование. Пятикнижие — книга обетовании: Адаму и Еве после грехопадения возвещается спасение в будущем, т.

Протоевангелие; Ною, после потопа, обещается новый порядок в мире. Еще более характерно обетование, данное Аврааму и возобновленное Исааку и Иакову; оно распространяется на весь народ, который произойдет от них.

Это обетование прямо относится к обладанию землей, где жили праотцы, Землей Обетованной, но по сути дела в нем содержится большее: Ягве призвал Авраама, и в этом призыве прообразовано избрание Израиля. Сам Ягве сделал из него один народ. Свой народ по благоизволению Своему, по замыслу любви, предначертанному при сотворении мира и осуществляющемуся, несмотря на неверность людей.

Это обетование и это избрание гарантированы Союзом. Пятикнижие есть также книга союзов. Первый, правда еще прямо не высказанный, был заключен с Адамом; союз с Ноем, с Авраамом и, в конечном итоге, со всем народом через посредство Моисея, получил уже ясное выражение. Это не союз между равными, ибо Бог в нем не нуждается, хотя почин принадлежит Ему. Однако Он вступает в союз и в известном смысле связывает Себя данными Им обетованиями.

Но Он требует взамен, чтобы Его народ был Ему верен: Условия этой верности определяются Самим Богом. Избранному Им народу Бог дает Свой Закон. Этот Закон устанавливает, каковы его обязанности, как он должен себя вести согласно воле Божией и, сохраняя Союз-Завет, подготовлять осуществление обетовании. Темы обетования, избрания, союза и закона красной нитью проходят через всю ткань Пятикнижия, через весь ВЗ.

Пятикнижие само по себе не составляет законченного целого: Оно должно оставаться открытым будущему и как надежда и как сдерживающий принцип: Многие же библейские книги вовсе не представлены в составе паремийников, как, например, книга Есфирь, текст которой никогда не читался за богослужением. Паремийники богато представлены в древнем славяно-русском рукописном наследии.

Самые старшие южнославянские списки таких сборников дошли до нас лишь в отрывках и восходят к XII в. Древнейший русский и полный список паремийника — это так называемый Захарьинский псковский паремийник г. Димитрия в Новгороде и его сына Онуфрия. Рукопись предназначалась для церкви в селе Матигоры в Заволочье. Список состоит из пергаменных листов.

Рукопись хранится в ГПБ Q п. Есть и древнейшие списки паремийников болгарского происхождения: Список датируется приблизительно XII в. Другой, датируемый — г. Например, в книге И. Как показывает сопоставление славянских паремийников с греческими профитологиями, в основу перевода был положен извод Септуагинты по Лукиановской рецензии, поскольку эта последняя была принята Византией в богослужебном употреблении.

Такие произведения появляются начиная с первых веков христианства. Сложные и трудные для понимания тексты Ветхого завета объясняются, подвергаются экзегезе, т. При этом обычно содержание ветхозаветных пророчеств рассматривалось как прямое предсказание христианства, как предзнаменование событий, излагаемых в Новом завете. Подобного рода экзегетические произведения надписываются именами общепризнанных церковных авторитетов: С момента христианизации славянских народов возникает настоятельная потребность в переводе толкований.

Книга настоящего мальчишки. Как стать лучшим во всем М. Оливер

11.01.2015| googsuimi75

Не знаете, что почитать? Здесь наша редакция собирает для вас лучшие книги и важные события. Сумма без скидки 0 р. Вы экономите 0 р. Скидка и магнитные закладки. Внеклассное чтение на все лето. Забирайте заказы без лишнего ожидания. Как стать лучшим во всем Отсутствует. Аннотация к книге "Книга настоящего мальчишки. Как стать лучшим во всем" Книга предназначена для настоящих мальчишек, мечтающих быть лучшими во всем среди своих сверстников. Отложить Мы сообщим вам о поступлении! Только у нас — новые детские книги.

Ребята с нашего двора. Кавказский пленник 5 рец. Поцелуй для храброго Честера 9 рец. Иллюстрации к книге Мартин Оливер - Книга настоящего мальчишки.

Как стать лучшим во всем. Рецензии и отзывы на книгу Книга настоящего мальчишки. Как устроена Земля 6 фото. Энциклопедия для детей 1 фото. Похожие на "Книга настоящего мальчишки. Как стать лучшим во всем". Книга, о которой мечтает каждый мальчишка 1 рец. Закажи сегодня до 11 и получи свою покупку в тот же день! Действительно для города Кишинёв с Пон - Пят. Как стать лучшим во всем Оливер М. Для тех, кто любит образование. Бесплатная доставка в Кишиневе.

Доставка курьером лично в руки. Дабавь в wishlist Сравнить. Подробнее об акции [x]. Я читал эту книгу. Рецензии Отзывы Цитаты Где купить. Как говорить с детьми об искусстве. Ты можешь больше, чем ты думаешь. Занимательная география для малышей. Зарегистрируйтесь, чтобы получать персональные рекомендации.

Заметка в блоге Спасибо, Farit! Новости книжного мира В Лондоне премию "Пушкинского дома" присудили за книгу о блокаде Ленинграда Премия лондонского центра русского языка и культуры "Пушкинский дом" Pushkin House

Вопросы философии и психологии: Книга 71 Коллектив авторов

11.01.2015| formoconde

С предельной искренностью и беспощ В учебнике представлены основные понятия и принципы философии. В третьем издании добавлен раздел "История философии". Для студентов и аспирантов вузов, изучающих философию, и всех интересующихся философской проблематикой.

Человеческая обреченность природе сегодня неотделима от социального прогресса. Рост экономической продуктивности, с одной стороны, создает условия для более справедливого мира, с другой стороны, наделяет технический аппарат и те социальные группы, которые им распоряжаются, безмерным превосходством н Предлагаемая книга впервые за сто с лишним лет с момента выхода в свет работ немецких социологов Макса Вебера и Вернера Зомбарта возвращается к фундаментальному осмыслению религиозно-духовных корней современного капитализма.

Автор подвергает критическому анализу работы указанных социологов, отделяе Учебное пособие базируется на принципиально новой концепции анализа и разрешения социальных конфликтов. Представленная в нем единая теория конфликта объединяет все существующие направления конфликтологии и значительно ускоряет процесс теоретических и прикладных исследований по теории и практике конф Один из наиболее популярных в американских колледжах и университетах учебник, выдержавший 14 изданий, был первым подобным изданием, переведенным и напечатанным в России в г.

В большинстве российских экономических вузов он используется в учебном процессе как базовый учебник, рекомендован в этом Рождение трагедии из духа музыки. Рождение самобытного, оригинального - это всегда скандал и шок. Трубецкой - Вера в Евгения Трубецкой - Философия Ницше. Трубецкой - Вера в бессмертие. Викторов Давид - Философские взгляды Эрнста Маха. Ostwald, Vorlesungen ueber Naturphilosophie.

Трубецкой - Вера в бессмертие Окончание. Викторов Давид - Критика чистого опыта. Шапир Николай - Чехов, как реалист-новатор опыт Евгения Трубецкой - Учение Б. Чичерина о сущности и смысле права. Речь, произнесенная на годовом собрании Философского Общества при С. Научное мировоззрение и философия. Евгений Трубецкой - Свобода и бессмертие. К годовщине смерти С. Бердяев николай - Социализм, как религия.

Евгений Трубецкой - Социальная утопия Платона. Шапир Николай - Скандинавский гений. Грузенберг Семен - Пессимизм, как вера и миропонимание. К характеристике учения Когена. Перевод с французского Г. Бердяев Николай - Вера и знание. Евгений Трубецкой - Владимир Соловьев и его дело. Природа в философии Вл. Вокач наталия - Зигварт и проблема логики. Вокач Наталия - Зигварт и проблема логики. Жизнь и сочинения Юлия Банзена. Соловьев и князь Е. По поводу статьи Л. Ильин Иван - Философия Фихте, как религия совести.

Иван Ильин - Учение Гегеля о реальности и всеобщности мысли. К сорокалетию со дня смерти. К характеристике германской культуры. По поводу книги г.

Селивачев Алексей - Георг Фридрих Даумер. Кушнерев и Ко, Этот термин, называющий науку, изучающую психическую деятельность человека, был заимствован из латыни, где был образован слиянием греческих psyche — "душа" и logia — "слово, наука". Книга 97, Коллектив авторов. А Технические науки Национальный психологический журнал Журнал. Коды Фефилов, Антон Валерьевич.

Карнаухов, В Авторы Журнал. Когда конфликт не удается решить усилиями сторон, помочь.

Рубиновая книга сказок (аудиокнига MP3)

11.01.2015| ovtabdeapa

Рассказы (аудиокнига) Андреев Леонид Андреев Леонид. Находящийся в таверне народ резко напрягся. У подруги такой же телефон и я установив ее батарею,попыталась зарядить-ничего.

Прогрессор каменного века. Книга 3. Академия демиургов Александр Абердин

11.01.2015| Ганна

Ч асть третья - Возвращение демиурга. Митяй снова собрался идти в школу. Митяй нашел в далёком прошлом то, о чём даже и не мечтал в своём времени - людей не знающих, что такое эгоизм, ложь, алчность, злоба и ненависть.

Только это время и можно было назвать Золотым веком Человечества. Ведлы, не имевшие глубоких научных познаний, но и не знавшие пороков современного мира, охотно делились с ним всеми своими знаниями. Так же охотно они учились у Митяя всему тому, что он знал и умел. Все те нечеловеческие усилия, с которыми ему приходилось создавать ядро новой цивилизации, наконец дали свои плоды.

Вооруженный современными научными знаниями, став ведлом с говорящими камнями, молодой прогрессор стал отцом народа говорящих камней и теперь не только передавал охотникам каменного века знания, но и учил их ведловству по-новому. Вместе с тем, вручая им свои дары для горных скитальцев, они просили рассказать, как они их любят и ждут к себе в гости, чтобы попросить прощения. Не успели тайлады из рода Салана, находившиеся в пяти километрах ниже, подойти к сверкающей птице,испускающей яркий свет, как в небе появилось ещё шесть огромных птиц, которые стали заходить на посадку выше по ущелью.

Желтоголовые дарги выскакивали из вертолётов, совершивших посадку в ущелье, и бегом неслись к летающей Шишиге с громадными тюками и сумками. Парни они были хотя и невысокие, но на редкость сильные. Действовали они чётко и слаженно. Спасательная операция разворачивалась быстро. Не прошло и пяти минут, как на берегу горной реки были поставлены палатки, а с борта трёх больших вертолётов спустились по аппарелям Шишижки-пикапы с походными кухнями, в которых уже был сварен вкусный и сытный шулюм для всего рода Салана.

Были наготове и ведлы-медики. Действуя по заранее разработанному плану, желтоголовые дарги-спасатели в считанные минуты приготовились к тому, чтобы разместить весь род до утра в палатках, накормить людей, оказать им первую медицинскую помощь, переодеть и уложить спать. Поэтому у Митяя и появилась возможность подняться вместе с Саланом и его братьями на борт летающей Шишиги.

А поскольку в ней имелось достаточно много груза, то уже через полчаса ему удалось переодеть всех троих и осмотреть ноги Салана. Да, с ними должна была разбираться Ольга. На взгляд Митяя, куда проще было бы их отрезать и выбросить, чтобы потом у парня выросли, благодаря её ведловской силе, новые. Но он не стал торопиться. Меди у этих тайладов при себе было всего ничего, зато от них не несло, как от завшивевших бомжей, и когда они расселись за столом в салоне, Салан смущённо спросил его:.

Твоё имя отныне будет Станислав, твоему старшему брату я даю имя Анатолий, а младшего, но зато самого громадного из вас мы станем звать Ильёй. После того как три брата плотно поужинали, Анатолий и Илья завалились спать, а Митяй ещё долго разговаривал со Станиславом, и тот рассказал ему не слишком веселую историю. Его матери удалось скрыть, что она родила не совсем обычного ребёнка, и лет до семи маленький Салан, которому она постаралась сразу же объяснить, как это опасно для него — быть другим, не таким, как все, никак не выдавал своих телепатических способностей, пока однажды не попал под камнепад, искалечивший ему ноги.

Хотя мать нашла его очень быстро, кое-кому в племени показалось странным, что ребёнка тут же не загрызли шакалы. Большая мать, как могла, залечила его раны, но ноги мальчика так и остались скрюченными. Прошло два года, и в нем стали очень ярко проявляться недюжинные ведловские способности, которые непременно вызвали бы подозрения, если бы Салан не был всегда начеку и никогда не давал застать себя врасплох.

В погоню за ними никто не бросился, и они были вынуждены поселиться в отдалённой долине, бросив в стойбище почти всю свою медь. Салану-Станиславу было двадцать шесть лет, пятнадцать из них он фактически являлся вождём своего маленького племени-клана. Он мог слышать мысли людей на добрых триста километров вокруг, умел находить и подчинять себе животных на таком же расстоянии и подводить их под копья своих охотников.

Привел он точно таким же образом в свой клан и одиннадцать девушек, которые стали женами его сородичей. Так что клан Салана не бедствовал, но когда он узнал, что на севере появился великий ведл, который учит людей новой жизни, и даже более того, его вождь смог увидеть эту самую новую жизнь чужими глазами и рассказать своим людям, а братьям даже показать, какая она, эта новая жизнь, клан мечтал только об одном — как бы добраться до Дмитрограда. И однажды великий ведл Митяй оказался так близко, что Салан даже смог прочитать его мысли и узнал, что через три полных руки дней тот полетит обратно и внутри сверкающей птицы будет сидеть совсем мало людей.

Он думал, что сможет легко заставить посадить сверкающую птицу великого ведла рядом с их пещерой, но на деле всё вышло по-иному и птица приземлилась почти в тридцати километрах от их подземного убежища. Салан очень испугался, когда всё так случилось. Он боялся, что великий ведл разгневается, но его мысли оказались добрыми и спокойными. Поэтому он приказал взять всё самое нужное и идти к тому месту, где упала на землю сверкающая птица. При этом Салан изо всех сил старался удержать Митяя на месте, не дать ему улететь и оставить их посреди ущелья снова мучиться, как и прежде.

Голос парня дрожал, когда тот рассказывал Митяю о своих страхах и сомнения. Улыбнувшись ему, Митяй сказал:.

Теперь ты, Толик и Илюха — мои ученики и друзья. Завтра утром прилетят князь Денис и княгиня Ольга, его жена. Она сразу же займется твоими ногами, но у тебя и помимо них со здоровьем не всё в порядке. Но поверь мне, парень, уже через год ты будешь таким же здоровенным, как и Толик. А теперь ложись спать и ни о чём плохом больше не думай. Митяй встал из-за стола, поднял худющего парня со скрюченными ногами на руки и перенёс его на откидную, уже разобранную кровать. Стае, схватив его за руку, тихо спросил:.

Поняв этот вопрос несколько иным образом, Митяй ответил: Люди народа Говорящих Камней должны всегда видеть нас вместе. Только тогда они не станут тебя бояться.

Но это вовсе не говорит, что ты должен каждую минуту находиться возле меня. У тебя обязательно будет своя личная жизнь, ты найдёшь себе красивую девушку, и она станет твоей женой.

Просто тебе и твоим братьям придётся жить неподалёку от меня. Во всём остальном всё будет зависеть только от твоего собственного выбора. Чем захочешь, тем и займёшься. Он дал Салану именно тот ответ, которого тот, вполне справедливо опасаясь людей, ждал больше всего. Парень облегчённо вздохнул и сказал:.

Я буду хорошим учеником и стану всегда тебя слушаться. Ты не скажешь человеку ничего плохого. Ты научишь меня не бояться людей. На следующее утро все проснулись очень поздно.

Оно и понятно, минувшие сутки задали нервотрепку. В половине одиннадцатого в ущелье прилетели на громадном транспортном вертолёте князь Денис и княгиня Ольга. Они-то и разбудили народ. Всех, кроме Митяя, Стаса и его братьев. Род Салана погрузили на вертолёты и доставили прямо на новенькую пассажирскую каравеллу.

Последним из ущелья улетал громадный трёхпалубный вертолёт, новое детище Пахома. Мало того что он был загружен сам, так, несмотря на это, ещё и смог легко поднять в воздух летающую Шишигу. Митяй проснулся, когда Ольга стала готовить завтрак.

Её супруг уже сидел за штурвалом и, как только летающая Шишига легла на воду и были отцеплены тросы, сразу же завёл двигатели, и через пять минут они были в воздухе. На его борту находилась та техника и грузы, которые князь Денис решил взять с собой в экспедицию.

Вкусные запахи, доносившиеся из кухни, заставили всех проснуться. Первыми вскочили Толик и Илья, которые тут же понесли Стаса в туалет, находящийся в хвостовой части самолёта. Митяй поднялся и направился вслед за ними, чтобы помочь парню с искалеченными ногами принять ванну.

После него водные процедуры приняли все остальные, из-за чего позади самолёта-амфибии четырежды появлялся длинный белый шлейф.

При этом он сделал всё так плавно и осторожно, что ни у кого даже какао с молоком речной коровы не расплескалось. Денис, посмотрев на это, спросил:. Хотя знаешь, всё правильно, я ведь ещё не научился разгонять самолёт. Только и могу, что плавно поднять его да малость посунуть в сторону.

Ох, ребята, вы бы только видели, как мы с ней кувыркались, находясь внутри здоровенного шара. Только благодаря тебе я его и пробудил к такой кипучей деятельности, и кто его знает, на что ещё способен этот говорящий камень. Позавтракали они плотно, с первым, вторым и третьим блюдами, княгиня Ольга на третье приготовила изумительную запеканку с изюмом, курагой и со сметаной.

На десерт же она подала творожный бисквит с цукатами из ананасов, апельсинов и персиков, а к нему какао с молоком речной коровы. Ничего подобного трое тайладов в жизни не ели и, видимо, думали о том, чем там сейчас кормят их сородичей, но Ольга уже принялась извиняться:. Ну, ничего, зато на обед я вам приготовлю что-нибудь особенное.

Правда, с желтоголовыми даргами даже я не могу состязаться. Они самые лучшие повара на свете. Представляю, чего они только не наготовили для людей вашего рода. Вот уж кто умеет накрыть на стол, так это они. Ничего, в нашем Дмитрограде живёт много даргженов, они и вас быстро научат вкусно готовить. Однако вовсе не это беспокоило Стаса и его братьев. Самый младший из троих погодков, Илья, тихо промолвил:. Сейчас мы позавтракаем, и вы сможете с помощью наших говорящих камней поговорить с кем угодно.

Я не вижу в прощаниях никакого смысла. Уже очень скоро у каждого из вас будут говорящие камни, и вы сможете разговаривать со своими родными хоть через каждые пять минут. Стае, который помолодел, когда ему сбрили бороду, и стал даже симпатичнее, тут же замотал головой и воскликнул:.

Его старший и младший братья расхохотались, и обстановка разрядилась. К тому же Илья принялся рассказывать, что даже самые старые тайлады всё время норовят спросить Стаса, как им делать то одно, то друroe. Причина такого их любопытства была проста: Князь Денис быстро успокоил их, сказав, что теперь у их сородичей надолго отобьют охоту задавать вопросы хоть кому-то, кроме их ведаров.

Да они и сами не станут этого делать, ведь куда проще обо всём расспросить своего ведара, чем первого попавшегося встречного. После завтрака Митяй подробно, во всех деталях, раскатав на столе карту из фотомастики, рассказал братьям о Дмитрограде, о том, как будут размещены их сородичи и чем станут заниматься в ближайший год, проходя вводный курс обучения.

Князь Денис тут же вставил свои пять копеек в разговор, сказав, что это не дело — бояться тайладов, которые и сами потрясены случившимся. Они-то считали их род давно погибшим. В общем, произошла та же история, что и с даргтанами. Про тех и вовсе говорили, что они людоеды, только потому, что им приходилось брать свежую кровь, чтобы их племя не выродилось.

В результате почти треть этого не такого уж и большого, как всем казалось, народа погибла от лютого холода, потому что они просто устали бороться с судьбой. С такой печальной ноты на более весёлую беседа перешла только после того, как княгиня Ольга раздала всем троим ведловские очки из тяжёлого металла, прилипающие к лицу. Добрых три часа братья разговаривали с сородичами, поражаясь тому, какой заботой тех окружили на борту каравеллы, плывущей по морю.

После этого они спустились вниз, и Анатолий с Ильёй занесли брата-калеку в медицинский отсек. Как только они положили его на операционный стол, княгиня Ольга турнула и их, и своего мужа, чтобы вместе с Митяем начать лечение. Великий ведл-учитель по-прежнему был категоричен в своём мнении относительно искалеченных, недоразвитых ног парня. Отчекрыжить их к чёртовой матери и вырастить новые! Ольга, однако, так не считала.

Она, к облегчению Станислава, улыбнулась и насмешливым голосом сказала:. У парня вполне нормальные ноги, просто они деформированы и потому почти атрофировались. Если я стану их лечить, то он уже через пять недель начнёт ходить сам, ведь он же не всегда был калекой, а потому все его прежние рефлексы сохранились.

Скажи, оно тебе понравилось? Это поможет его ногам быстрее вырасти и снова стать мускулистыми и сильными. Заодно я попробую воплотить в жизнь одну безумную идею относительно мяса стеллеровой коровы. Не нравится мне, что в здешних протоках плавает уже две дюжины кастрированных самцов и Лёшка намылился отрезать яйца ещё целой сотне.

Его, между прочим, может выращивать самец любого вида из всех тех животных, которых мы лопаем. Посуди сама, Оленька, на фига, спрашивается, убивать всего кабана, когда можно побудить его вырастить на спине здоровенный кожаный рюкзак с одним только филеем внутри. Ходят же с горбами верблюды, и ничего с ними не делается.

Правда, тогда мясные фермы нам придётся делать подальше, и это будут уже не обычные фермы беспривязного содержания скота, а большие выгулы. Разумеется, с навесами и кормовыми площадками.

А с речными коровами и того проще. Они же жрут топинамбур даже во сне и поскольку плавают в воде, то самцам будет легче носить горбы. То, о чём ты рассказал, сделать очень легко! Более того, я ведь могу сделать так, что ровно через год животное будет просто сбрасывать свой горб, как лоси и олени сбрасывают рога. Это же так просто! Я готов есть и пить что угодно, лишь бы снова начать ходить. Быть мужчиной и вместе с тем калекой невыносимо!

Слова парня мигом привели целительницу в чувство. Одетая по-походному, в брюки и лётную кожаную куртку, она тут же сняла последнюю. Под курткой на ней была надета мужского фасона рубаха зелёного цвета и жилет красного сафьяна с широким и довольно глубоким декольте. Спереди к жилету были пришиты два больших, выпуклых кармашка, расшитые бисером и отороченные белым мехом. Княгиня расстегнула ворот рубахи, заправила его под жилет и почти полностью обнажила груди с прилипшими выше них аметистовыми полумесяцами.

Вслед за этим она достала из кармашков ещё два говорящих камня, один в виде шестиконечной вытянутой звезды, а второй имеющий форму египетского креста, только без дырки в верхней части и более массивного. Размером они были почти в её ладонь. Целительница надела на глаза малахитовые ведловские очки, и камни на её груди и в руках ослепительно засверкали, излучая потоки света. Митяй, которому приходилось быть её ассистентом и помощником не менее полутора сотен раз, тоже обнажил свой торс, сняв замшевую рубаху, нацепил бриллиантовые очки и взял в руки Лариску и Зинулю-зеленулю.

Посмотрев на ноги Стаса, которые он теперь видел полупрозрачными, Митяй присвистнул от удивления и восхищённо воскликнул:. Знаешь, когда я вчера посмотрел на эти две тощие кривуляки, мне сразу же захотелось их оторвать и выбросить, а их, оказывается, действительно можно вылечить, и мне кажется, что даже быстрее, всего недели за три с половиной, но Стасу самому придётся потрудиться. Молоко молоком, но и есть ему нужно будет за троих, как минимум. С этим наш Стасик играючи справится.

Давай приступим к ведловству. Роль первой скрипки в этом небольшом оркестре, состоящем из двух опытных, могущественных и много знающих ведлов и одиннадцати говорящих камней, принадлежала княгине Ольге. Именно она проводила операцию, безболезненно чуть ли не раскрошив кости ног своего пациента и заставив их вытянуться во всю длину. Длинные и очень тонкие, они не вызывали никакой симпатии. Митяй, быстро поняв, что ещё может сделать Дед Максим, направил из него два сильных осязаемо-плотных изумрудных луча, и те принялись скользить по ногам парня, тощим, словно костыли.

Поток энергии был настолько мощным, что буквально в разы ускорил процесс регенерации, запущенный княгиней Ольгой. Митяй, мгновенно сообразив, что сейчас начнётся, громко крикнул: В этот момент в его руках были зажаты Лариска и Зинуля, а на глаза надеты бриллиантовые очки, и потому все ведлы города Алексиевска, находящиеся в этот момент на связи, услышали его.

Уже через десять минут Толян и Илюха принялись поить своего брата, находящегося в полулежачем состоянии. Спинка хирургического стола уже была приподнята, и тот с любопытством смотрел на свои выпрямленные и вытянутые ноги с голубоватой кожей, торчащие из-под простыни. Молоко ему пришлось пить со скоростью пожарной помпы, поскольку оно тоже обладало природной способностью включать механизм регенерации.

Благодаря этому малыши речных коров и росли так быстро. Целительское ведлование длилось очень долго, почти тридцать пять часов, но его результатом стало то, что Стае обзавёлся двумя практически новыми, хотя и худющими ногами, к которым быстро вернулась чувствительность, и бывший калека даже начал шевелить пальцами. После операции все пятеро её главных участников залегли на койки, но Стае проснулся уже через шесть часов, и какая-то заботливая сиделка — это была Вика — принялась немедленно его кормить всяческими вкусными блюдами, разносолами, свежими овощами и фруктами.

Парню сейчас очень нужны были витамины. Через трое суток Ольга и Митяй провели ещё одно ведлование над ногами своего пациента, но оно длилось всего шесть часов, а ещё через трое суток — третье, после которого тот начал ходить. Сначала опираясь на специальную каталку, потом на костыли, а через две недели уже просто с палочкой.

Правда, спать ему особенно не давали. По семь-восемь часов, а иногда и больше, Митяй занимался со Стасом по индивидуальной программе и закачивал в его голову огромные массы знаний, нисколько не волнуясь, не лопнет ли она у парня. На этот счёт он сразу же откровенно сказал ему:. С твоим редкостным даром нельзя быть обыкновенным ведлом.

Если ты будешь иметь намного большие знания, чем кто-либо, то тогда даже инстинктивно у тебя не появится желания покопаться в чужой башке. Телепатия хороша во многих случаях, в том числе и как невербальная форма связи, но говорящие камни нам ведь тоже дают возможность общаться друг с другом на огромном расстоянии.

Поэтому сканирование мозга другого мыслящего существа допустимо только в исключительных случаях, то есть тогда, когда тебе нужно знать, о чём думает враг. Люди народа Говорящих Камней не враги друг другу. Тут и к бабке ходить не надо. Кто наши враги, мы с тобой рано или поздно выясним, братишка. Твои уроки мне уже очень многое дали. Буквально три недели спустя Митяй после шести разговоров со Стасом через огонь действительно стал телепатом, пусть и не таким опытным и могущественным, как этот тайлад.

Он быстро прогрессировал по всем направлениям, и в первую очередь в том, что касалось его физического состояния. Когда князь Алексей узнал, что мясо, кожи и меха можно получать таким простым способом, то сначала пришёл в восторг, а затем в ужас, вспомнив о том, сколько самцов лишились от его руки сначала яиц, а потом и самой жизни только ради того, чтобы стать колбасой, шапками, обувью и прочими нужными человеку вещами.

Как результат уже через каких-то две недели княгиня Ольга вернула всем кастрированным речным быкам их тестикулы, а все остальные обзавелись продолговатыми, довольно изящными обтекаемыми горбиками. И вот что удивительно: От этого самцы стеллеровых коров, быстро привыкших к солоноватой тёплой воде эстуария Евфрата, стали похожи на миниатюрные, хотя как сказать, живые атомные подводные лодки.

Плавать они стали чуть ли не втрое быстрее. По расчётам Ольги, уже через год они должны будут сбросить мясные горбы, и сразу после этого у них начнутся любовные игры с самками. Ведла хорошо знала сей предмет, то есть зоологию и физиологию всех животных, которую она постигала в считаные часы, и потому очень хотела поскорее отправиться в экспедицию.

Это князь Денис был домоседом, но и он проникся главной научной темой жены — изучением флоры и фауны Матери-Земли — и как-то непроизвольно стал помощником и ассистентом Ольги. Что тут можно сказать — муж и жена одна сатана. Стае часто телепатически общался со своим ведаром. Он всё больше и больше проникался идеями Митяя и становился его главным помощником во всех делах без исключения.

Между тем новое ведловство Митяя — бескровная мясная и пушная охота — распространялось по той части планеты, где жил народ Говорящих Камней, со скоростью даже не степного пожара, а тропического урагана. Митяй с Таней, Ольга с Денисом, Алексей со своей супругой, смуглой тайларкой из местных, красавицей Эйдиль, и Вика сидели на горячих камнях набережной княжеского острова в купальных костюмах, загорали, болтали ногами в тёплой воде и наблюдали за тем, как трое братьев Эльбурс играют в воде с молодыми речными быками, катаются на них верхом и плавают наперегонки.

Стас хотя и выглядел самым худым и хилым, мало чем уступал им в подвижности, но только пока в воде. На суше его ноги ещё проигрывали в силе и быстроте ногам братьев, но тем уже не приходилось носить телепата на себе. Охотник из него был ещё никакой, турист тоже, но Стас каждый день, утром и вечером, качал мускулатуру и быстро набирал мышечную массу, а что касается пеших походов, так и Митяй относился к ним весьма скептически.

Наплававшись вволю, они выбрались на набережную, но братьям этого было мало. Правда, их никто особенно и не торопил, а потому они с весёлыми криками резвились в широкой протоке. Дашь парню силёнок набрать перед экспедицией. Заодно тебе в голову ещё какая-нибудь умная мысля придёт. Только из-за их целебного молока мы тут и задержались, а то уже давно бы были в Индии.

Это здесь, в проточной воде, от них не воняет, да и рыба их навоз мигом съедает. Он же из одной только травы и состоит, не то что какое-нибудь поросячье дерьмо.

Нечего каравеллу в хлев превращать, поэтому, Ольга, запомни: Все, включая жену князя, прелестную княгиню Эйдиль, так и покатились от хохота, да не просто покатились, а попадали в воду, а этот волосатый хохмач, радуясь, что шутка удалась, вскочил на ноги, мощно оттолкнулся от камней набережной и в длинном прыжке устремился в воду.

Пролетев по воздуху метров пять, он бакланом вошёл в воду, вынырнул метрах в тридцати и весело, раскатисто захохотал. Да, фигурой он,конечно, более всего напоминал шкаф с антресолями, ещё бы — имел росточек два метра семь сантиметров, но зато был невероятно быстр, ловок и силён, а в воде мог соревноваться даже с горбатыми речными быками.

И вот что интересно: Алексей был одним из лучших учеников Ольги, а в некоторых вопросах даже опережал её. Правда, в этом она была не одинока. Очень многие ученики давно уже обогнали того же Митяя по части углублённого изучения множества наук и проникновения в самые сокровенные тайны мироздания. Но никто не мог пока что превзойти его в широте знаний и научной смелости.

Впрочем, он никогда не занимался чем-либо очень уж глубоко и настойчиво, предпочитая не докапываться до мелочей. Для этого у него имелись сотни узких специалистов, всегда готовых прийти на помощь со своими исчерпывающими консультациями. Этим вы будете заниматься. В честь чего я должен делать работу за вас? Вы что, не учёные, что ли? И учёные грызли гранит наук так, что во все стороны только пыль да песок летели. Да только потому, что прекрасно знали: Такого предоставлять ему никто не собирался, и потому учёные смело ставили эксперименты, выдвигали самые невероятные, порой безумные гипотезы и потом либо подтверждали, либо опровергали их, но всё равно стремительно двигали науку вперёд и останавливаться не собирались.

Увы, но сам Митяй вовсе не считал, что он способен на великие открытия, только по одной-единственной причине: Митяй знал наверняка, что рано или поздно он постигнет и эту тайну. В том числе и поэтому он отправился в продолжительную экспедицию и собирался побывать на всех континентах и чуть ли не на всех островах, заглянув в том числе и на самые маленькие.

Её целью был остров Цейлон. Именно с него Митяй решил начать изучение полуострова Индостан. Как о самом этом острове, так и о полуострове Индостан он имел хотя и довольно неплохое, но всё же поверхностное представление. Картографы до этих мест ещё не добрались, а потому им придётся восполнить ещё и этот пробел.

Для этого он и велел Вике задержаться в Алексиевске. Через боковые лацпорты они могли стартовать с четырёх выдвигающихся в обе стороны платформ даже при движении на подводных крыльях. Нужно было только сбросить скорость до семидесяти километров в час.

Митяй в который раз изменил план экспедиции, и вот почему. Если раньше он хотел плыть вдоль берега и, делая остановки, сверху изучать побережье от Ирана до Индии, то, став телепатом, причём в некотором смысле даже более мощным, чем Стас, хотя и менее опытным, он почувствовал волны страха, исходящие как раз с юга Индии и севера Цейлона, с берегов Маннарского залива. Что-то там в районе мыса Кумари было не слава богу и проявлялось такой сильной волной страха, боли и отчаяния, что ему делалось не по себе и он буквально скрежетал зубами.

Раз кто-то боится, значит, кто-то пугает. В последние три дня эта волна стала усиливаться. Стас, читавший его мысли, тоже был взволнован, но, как и Митяй, держался спокойно и раскованно, подражая ему. В том районе Цейлона, который примыкал то ли к Маннарскому полуострову, то ли к Маннарскому перешейку, полным ходом завершалась подготовка к самой настоящей войне, и она, по сути, уже началась, так как одна из сторон понесла первые потери.

Мысли читались плохо, ни Стас, ни Митяй не знали языка агрессора, а вот эмоции ощущались очень отчётливо, но даже не это оказалось самым неприятным и страшным. Там, на Цейлоне, жило большое, агрессивное племя, многие ведлы которого были телепатами.

Похоже, что весь этот папуасский военный кипиш ещё не приобрел большого масштаба и был сосредоточен в междуречье двух рек, впадающих в Маннарскии пролив по одну сторону от Маннарского полуострова и в Полкский пролив — по другую. Однако племя, ведомое на войну ведлами-телепатами, уже успело в ней отличиться. Митяй увидел несколько эпизодов глазами двух сторон — агрессора и захваченных в плен мирных жителей. Как одни, так и другие были людьми с практически чёрной кожей, только вояки были малость пониже ростом, но зато вооружены копьями с медными и даже железными наконечниками, а также длинными медными и железными ножами самой примитивной и неказистой формы.

Их пленники были повыше ростом и чуть светлее. Они пребывали в ужасе от свершившегося. Пугаться им было чего, так как воины напавшего на них племени носили ожерелья из нижних челюстей, некоторые из которых принадлежали ещё совсем недавно убитым людям. От этого зрелища Митяя чуть не вывернуло наизнанку. Он телепатически прыгал от одной группы людей к другой по всему этому району и вскоре понял, что враг вторгся на Цейлон с севера, из Южной Индии.

Наверное, это были далёкие предки тамилов. Тогда как их пленниками являлись древние ведды, в его время влачившие на Цейлоне жалкое существование. Хотя как знать, может быть, после этого народ шарился по всей этой части Евразии, забираясь в Африку и Океанию ещё не раз и не два. В это раннее утро захватчики что-то очень уж сильно шебаршились и светились, носясь по пампасам, как ужаленные, и не давая покоя своим пленникам.

Вскоре Митяй понял, с чем это было связано. На юго-восток, в глубину острова, чуть ли не галопом помчались десятки воинов и погнали с собой пленных мужчин.

Хорошо, что хоть не убивали. Он запретил Стасу не только читать его мысли, но и даже пытаться заглянуть на остров, а потому был за него спокоен. Митяй понял, что на Цейлоне намечается какая-то карательная экспедиция, поскольку мирные ведды не представляли собой совершенно никакой военной силы. Пометавшись мыслями окрест, он вскоре увидел глазами одного из разведчиков, на кого же нацелились тамилы — на несколько стай огромных гигантопитеков с удивительно красивым длинным мехом чуть ли не золотого цвета, мирно пасущихся среди холмов, и сразу понял, что означали яркие, золотисто сияющие, но совершенно невнятные образы в чёрных тыковках не слишком симпатичных папуасов.

Поозиравшись окрест ещё полчаса, Митяй понял, что, скорее всего, охота на гигантских золотых обезьян начнётся либо ближе к ночи, либо завтра утром, а потому принялся спешно готовиться к своей маленькой, стремительной и победоносной войне. Он приказал поднять в воздух оба самолёта и с максимальной высоты произвести картографирование, а сам принялся спешно загружать в вертолёт своё самое секретное оружие массового поражения.

Одновременно с этим он вызвал не то чтобы подкрепление, но что-то вроде этого — все большие самолёты-амфибии, которые могли долететь до Цейлона максимум за сутки, желательно раньше. Как он и предполагал, к пяти вечера наступательный порыв отрядов агрессора угас, и они, не дойдя до холмов, где паслись золотые гигантопитеки, остановились на ночлег и заставили пленных обслуживать их.

Вели они себя с ними похуже, чем фашисты с советскими военнопленными, и неизвестно по какой причине убили несколько человек. Митяй от этого даже заскрежетал зубами. Как только он получил данные ведловской аэрофотосъёмки, поднялся на верхнюю палубу, сел в большой разведывательный вертолёт и полетел к острову Цейлон на максимальных скорости и высоте.

Запас хода у малошумного вертолёта был практически безразмерный, пока ведл-пилот с говорящими камнями сидит за штурвалом и время от времени делает накачку бриллиантовому термоэлектрическому реактору. Это позволило Митяю, как только стемнело, спокойно приземлиться на вершине самого высокого холма и продолжить телепатическую разведку.

Поначалу он принялся наблюдать за золотыми гигантопитеками и выяснил, что они уже не были животными, но ещё не стали полноценными людьми в смысле рассудочной деятельности. Эти гиганты были травоядными и питались дикими бананами и молодыми побегами. Называть их животными у него язык не поворачивался. Огромного роста, у самых больших самцов он достигал четырёх метров, они не были похожи ни на горилл, ни на орангутангов.

Имея длинную золотистую шерсть, они больше походили на даргов, но были куда шире в плечах и торсе. Они жили небольшими кланами — самец, две-три самки и четыре-шесть детёнышей — и отличались удивительной нежностью по отношению друг к другу. Во всяком случае, самцы играли со своим потомством и отдавали отпрыскам самые лакомые кусочки.

Ближе к ночи самки стали делать из ветвей гнёзда. Они пригибали ветви высокого кустарника и ловко сплетали их, не ломая, а когда гнездо-навес было готово, забрались в него, сели на травяную подстилку и взяли на руки детей. И вот на этих добродушных гигантов какая-то мелкая, злобная, черножопая срань решила устроить не просто охоту, а учинить самое настоящее побоище.

Сделав широкий круг мысленного восприятия, Митяй, уже успевший настроиться на простые, но вполне понятные мысли золотых гигантопитеков, между прочим чистые, радостные и светлые, обнаружил, что их на острове Цейлон обитает не одна тысяча, как и веддов, даже и не помышлявших охотиться на золотых гигантов.

Зато это почему-то втемяшилось в головы тамилам. Потом Митяй продолжил телепатическую разведку в стане врага и только теперь сообразил, что это был самый настоящий рейд банды Басаева. В том смысле,что все те женщины, которые находились в банде, были не просто ведлами, но и поголовно телепатками и именно от них во все стороны волнами растекалась какая-то совершенно чудовищная ненависть и стремление убивать всех чужих. Уже очень скоро он выяснил, что тамилы, или кто они там такие, были к тому же ещё и людоедами.

Им было лень охотиться, и потому они убили на ужин несколько десятков веддов, мужчин и женщин. Детей, похоже, они в пяти захваченных стойбищах уже всех съели. Самым большим желанием Митяя было взять и всех их попросту перестрелять, но на это у него не хватило бы патронов, да и разбегутся они.

Поэтому он решил поступить иначе: Плохо было то, что он не знал языка тамилов, а потому не мог читать их мыслей и ему приходилось ориентироваться в сложившейся обстановке, только оценивая их эмоции. А они у них были очень яркими. Книги в жанре фэнтези. Книги в жанре научной фантастики. Митяй стал демиургом и, вернувшись на Землю, уже успел многое сделать для своей планеты и, главное, для Матери-Земли.

Митяй Мельников прочно обосновался в прошлом. Молодой парень Дмитрий Мельников, получивший университетское образование и призванный в армию, вскоре после отправки "в командировку" на Сомали на борьбу с пиратами был комиссован. Select rating Give Бажова Ю.: Зеленый плодородный мир людей стал лакомым кусочком для враждующих рас падших полубогов — Суров и Асуров.

Select rating Give Шеховцов Алексей: Когда царь царей Абиссинии сетовал на то, что его старший сын не унаследовал ни капли мудрости их великого предка Соломона, он и не надеялся быть услышанным ни Богом, ни Дьяволом. Select rating Give Поселягин В. Простое желание развеяться и подзаработать привело мага Арни Ки Сона к тому, что он потерял практически всё

Капитал. Квинтэссеция всех томов Капитала в одной книге К. Маркс

11.01.2015| Агата

Диалектика абстрактного и конкретного в "Капитале" Маркса. По ту сторону позитивизма, постмодернизма и экономического империализма. Глобальная гегемония капитала и её пределы.

Физика в повседневной жизни: Коллекция опытов в домашних условиях. Проникая в тайны скрытых размерностей пространства. Пространство, время и текстура реальности. Математические начала натуральной философии. Суперструны, скрытые размерности и поиски окончательной теории. Неравновесные фазовые переходы и самоорганизация в физике, химии и биологии. Иерархии неустойчивостей в самоорганизующихся системах и устройствах. Иллюстрованный справочник для родителей по биологии, химии и физике Вордерман К.

Есть ли будущее у капитализма? Репрезентация доминирования в языке и коммуникации. Загадки Сфинкса и другие математические головоломки. Судьбы Героев, дважды Героев, трижды Героев атомной эпопеи. Архитектурный путеводитель Анисимов А. Жизнь в науке и наука в жизни гения из Туношны. В поисках фундаментальной теории. Государство и возникновение буржуазной цивилизации. Свыше 12 событий Логвинов В. Экскурс в десяти лекциях. Аннотация Предлагаемая читателю книга представляет собой обработку выдающегося классического труда Карла Маркса "Капитала", выполненную немецким историком и экономистом Ю.

Оглавление От переводчика С. Общественно необходимый труд Глава 4. Как возникает прибавочная стоимость Глава 6. Как возникает равная прибыль Глава 8. Способы увеличения прибавочной стоимости Глава 9. Две основные формы мануфактуры: Стоимость, отдаваемая машиной продукту Глава Общий закон капиталистического накопления Глава Историческая тенденция капиталистического накопления Глава Из истории купеческого капитала Глава Степанова, достоинства которого общепризнаны.

Поэтому выброшенный Борхардтом конец фразы нами восстановлен см. Создание внутреннего рынка для промышленного капитала". Знание учения Маркса как раз теперь стало безусловной необходимостью для сотен тысяч духовно пробужденных людей. Пользуюсь случаем, чтобы еще раз подчеркнуть своим читателям: Ход мыслей внезапно обрывается. Чтобы усвоить содержание, нужно его проработать. Можно сказать даже, что для непосвященного эта книга вообще недоступна.

Это неверно даже относительно его мелких произведений, писанных для газет. Причину такой тяжеловесности легко понять: Маркс проделал необычайную работу мысли. Он стремился дать научный труд для специалистов. Остальные два тома были выпущены лишь после его смерти другом его Фридрихом Энгельсом.

Такого рода работ существует достаточно. Уже это одно давало большой выигрыш. В оригинале первого тома "Капитала", гл.

Следовательно, кооперативный характер процесса труда становится здесь технической необходимостью, диктуемой природой самого средства труда". Это место переделано мною так см. Самая природа орудия труда делает теперь планомерную совместную работу технической необходимостью". Карл Маркс был организатором и лидером 1-го Интернационала Эти направления стали основой коммунистического и социалистического движения и получили название "марксизм".

Он стремился объединить рабочее движение разных стран и вел решительную борьбу против прудонистов, лассальянцев, бакунистов. Ленина на совещании левых социалистов — делегатов Циммервальдской международной социалистической конференции После войны перешел на социал-демократические позиции, а затем отошел от политической деятельности.

Методологической основой этого направления является материалистическое понимание истории, рассматривающее хозяйственное развитие как основу материального и духовного развития личности, общества и государства.

Приведен целый ряд малоизвестных Такое понимание стало важным достижением науки второй половины XX столетия. Она является уникальной по охвату материала, манере его изложения и тщательности математической проработки. Таких рецептов она не давала. Поэтому Маркс считал особенно важным вооружить коммунистов экономической концепцией, которая должна была дать ответ на вопрос о причинах экономических кризисов при капитализме и показать пути их устранения через коммунистические преобразования.

В году Маркс приступил к своему главному экономическому исследованию. По результатам исследований Маркс намечал написать шесть книг: Предметом особой заботы он предполагал сделать историю политической экономии и научный коммунизм. В качестве подготовительных ступеней к этому исследованию можно отнести работы Маркса: Исследованиям Маркс посвятил 40 лет.

Однако закончить их он не успел. Не хватило его жизни. Он успел лишь всесторонне исследовать капиталистический способ производства и предпосылки для перехода к новой коммунистической формации, снимающей капиталистические противоречия в экономике.

В этом труде, объёмом в страницы, Маркс раскрыл законы движения капитализма, показал его временный, преходящий характер. Он научно доказал, что на нисходящей линии развития капиталистического способа производства обостряются экономические противоречия, которые усиливают борьбу двух основных ненавидящих друг друга классов, класса пролетариев и безработных с классом капиталистов.

Класс пролетариев и безработных становится могильщиком капитализма. Он привёл понятие капитала в согласие с теми историческими фактами, из которых оно, в конечном счёте, было абстрагировано и которым оно обязано своим существованием. Маркс тем самым освободил это экономическое понятие от неясных и шатких представлений, которые ещё примешивались к нему и в классической политической экономии и у прежних социалистов.

Он исследовал процесс возникновения, производства и обращения капитала, законы его развития. Первые три тома представляют собой объективную логику предмета капитал как таковой , четвёртый — субъективную логику отражение капитала в обыденном и научном мышлении.

В нём рассматривается процесс производства капитала. Существуют и иные точки зрения на оценку его роли в истории науки, однако нельзя не признать огромного влияния, оказанного его идеями на ход мировой истории XIX—XX веков. По данным опроса общественного мнения, проведенного в году BBC , Маркс был назван величайшим мыслителем тысячелетия [7]. По этому критерию он возглавляет список самых изученных личностей в истории.

После победы Октябрьской революции в России в году, по мере утверждения новой коммунистической идеологии на территории России многие центральные улицы больших и малых городов страны стали переименовываться в улицы Карла Маркса. Иногда названия улиц оставляют в покое и ничего не меняют, как, например, это происходит в Самаре , где в середине XX века Новосызранская улица была переименована в проспект Карла Маркса и по сей день носит это имя.

Первый в мире памятник Карлу Марксу был открыт 1 мая года в Пензе [8]. Примечательно, что новые памятники продолжают открываться и в постсоветское время, хоть и с меньшей частотой. Так, в году напротив здания администрации города Калуги установлен новый памятник Карлу Марксу. Большой гранитный бюст работы Льва Кербеля , пролежавший 15 лет в запасе, заменил собой маленький белый бюст работы Матвея Манизера , стоявший на том же месте с года. Маркс Другие книги схожей тематики: Мягкая глянцевая, стр.

Книга составлена… — Либроком, формат: Твердая глянцевая, стр. Квинтэссенция всех томов "Капитала" в одной книге. Книга составлена главным… — Красанд, формат: Книга составлена… — URSS, формат: Маркс, Энгельс - творцы научного социализма Подробнее Квинтэссенция всех томов Капитала в одной книге.

Книга составлена главным… — URSS, формат: Такой, о котором еще ничего не представляют, о котором нет сведений, неведомый, неизученный. Какой то неизвестный гражданин. Это мне неизвестно, это для меня terra incognita, об этом история умалчивает, это покрыто мраком неизвестности. Такой, о к ром не знают, нет сведений, к рый не определён, не изучен.

Уравнение со многими неизвестными сущ. Неизвестный, в виде сущ. Неизвестное, в виде сущ. С в эмиграции. Экспрессивные, пластически мощные, часто полные трагического напряжения станковые и мемориальные произведения надгробный памятник Н.

Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта.

Мои лучшие блюда. Книга для записей

11.01.2015| tranecborbedn

Конец и вновь начало169 р. Формовка, чтобы победить Хетар и Теру, и отразили поступление налички в гр, что рак связан с наследственностью и в этом смысле практически неизбежен, чем сами получаем. Сверху также более-менее равномерно уложим обжаренный лук. Телефон был куплен в другом городе, то зачеркивается вся строка целиком, как им это культурно доказать.

Маленькая книга Prada Лэйа Фэрран Грейвс

11.01.2015| amafmas

Вступить в Лабиринт У меня уже есть аккаунт. Ваша корзина невероятно пуста. Не знаете, что почитать? Здесь наша редакция собирает для вас лучшие книги и важные события. Сумма без скидки 0 р. Вы экономите 0 р. Забирайте заказы без лишнего ожидания. Маленькая книга Prada Бомбора Сдержанная элегантность и роскошь, инновационные ткани и невероятная оригинальность дизайна, все это характерные черты Дома Prada.

Маленькая книга Prada Грейвс Лэйа Фэрран Сдержанная элегантность и роскошь, инновационные ткани и невероятная оригинальность дизайна, все это характерные черты Дома Prada.

Маленькая книга Prada На складе. Аннотация к книге "Маленькая книга Prada" Сдержанная элегантность и роскошь, инновационные ткани и невероятная оригинальность дизайна, все это характерные черты Дома Prada. О моде — серьёзно: Иллюстрации к книге Лэйа Грейвс - Маленькая книга Prada. Рецензии и отзывы на книгу Маленькая книга Prada. После прочтения этой глянцевой книги я узнала Миуччу Прада совершенно с другой стороны. Так же в книге рассказывается отношение Миуччи не только к коллекциям одежды, но и отношение к интерьеру "Искусство и дизайн" ее магазинов.

Сама последняя глава в книге, которая читается с невероятным удовольствием. Книга небольшого размера с толстыми глянцевыми страницами, красочными фотографиями, зарисовками и эскизами. Все отзывы и рецензии 8. Memoires de la mode от Александра Васильева. Настольная книга изящного мужчины 1 фото. Секреты красивой и успешной жизни 2 рец.

Руководство для успешного мужчины 1 рец. Искусство делать финальный штрих 2 рец. Совершенствуй французский шарм и безупречные манеры 2 рец. Совершенная кожа в любом возрасте 41 рец. Дресс-код успешной женщины 1 рец. Четвертое измерение 6 рец. Альбом для раскрашивания 5 рец. Потрясающие идеи для творчества от культовых дизайнеров мира моды 2 рец. Альбом для раскрашивания 6 рец.

Альбом для раскрашивания 15 фото. История макияжа 20 рец. Если вы обнаружили ошибку в описании книги " Маленькая книга Prada " автор Грейвс Лэйа Фэрран , пишите об этом в сообщении об ошибке. У вас пока нет сообщений!

Рукоделие Домоводство Естественные науки Информационные технологии История. Исторические науки Книги для родителей Коллекционирование Красота. Искусство Медицина и здоровье Охота. Собирательство Педагогика Психология Публицистика Развлечения. Камасутра Технические науки Туризм. Транспорт Универсальные энциклопедии Уход за животными Филологические науки Философские науки.

Экология География Все предметы. Классы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Для дошкольников. Prada Сдержанная элегантность и роскошь, инновационные ткани и невероятная оригинальность дизайна, все это характерные черты Дома Prada. Маленькая книга Schiaparelli комплект из 3-х книг Вашему вниманию предлагается комплект из 3 книг "Для самой модной!

Маленькая книга Schiaparelli" — Эксмо, формат: Маленькая книга Schiaparelli " — Эксмо, формат: Он состоит из двух книг: Подарочный комплект со скидкой Подробнее Экспорт словарей на сайты , сделанные на PHP,. Пометить текст и поделиться Искать во всех словарях Искать в переводах Искать в Интернете. Поделиться ссылкой на выделенное Прямая ссылка: История моды" О чем: Сдержанная элегантность и роскошь, инновационные ткани и невероятная оригинальность дизайна, все это характерные черты Дома Prada.

Сдержанная элегантность и роскошь, инновационные ткани и невероятная оригинальность дизайна - все это характерные черты Дома Prada.

Маленькая книга Schiaparelli комплект из 3-х книг. Вашему вниманию предлагается комплект из 3 книг "Для самой модной!

1 2 3 4 5