Menu
11.01.2015| Лада| 4 комментариев

Книга бытия пророка Моисея в древнеславянском переводе. Выпуск 3. Главы 26-36 А. Михайлов

У нас вы можете скачать книгу Книга бытия пророка Моисея в древнеславянском переводе. Выпуск 3. Главы 26-36 А. Михайлов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Фух, после долгих поисков Книга бытия пророка Моисея в древнеславянском переводе. Главы , таки здесь скачал. Sir John Dering, a romantic comedy Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand.

Дипломатическая переписка французских послов и посланников при русском дворе. Отчет Ростовской уездной земской управы Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Последние записи The Highest Tide Набор карточек. Логические задачи Ангелы и демоны Беременная и клевая!

Спортивная фигура во время беременности и после родов Теория механизмов и машин. Священнописатель созерцает реалии этого мира от самой простой до самой сложной и совершенной, исходящими из рук Творца согласно ритму евр недели: Во вступительной фразе шестоднева отвергаются все языческие учения о миротворении, которые говорят либо о двух творцах дуализм , либо о рождении мира из недр Божества пантеизм. Его создание есть тайна божественной любви. Пять первых книг Библии составляют одно целое, которое по-еврейски называется Тора, то есть Закон.

Первое достоверное свидетельство об употреблении слова Закон греч. Премудрости Иисуса, сына Сирахова. Это разделение на пять книг засвидетельствовано еще до нашей эры греческим переводом Библии семьюдесятью толковниками LXX.

В этом, принятом Церковью, переводе каждой из пяти книг было дано название, согласно ее содержанию или содержанию ее первых глав:. Иудеи же до сих пор называют каждую книгу евр. Библии по ее первому значимому слову. Бытия разделяется на две неравные части: Первая часть — как бы пропилеи, вводящие в историю, о которой повествует вся Библия.

В ней описывается сотворение мира и человека, грехопадение и его последствия, постепенное развращение людей и постигшее их наказание. Происшедший затем от Ноя род расселяется по земле. Генеалогические же таблицы все суживаются и, наконец, ограничиваются родом Авраама, отца избранного народа.

Авраама, человека веры, послушание которого вознаграждается: Бог обещает ему многочисленных потомков и Святую Землю, которая станет их наследием Быт 12 1— Бог избирает людей не только высокого нравственного уровня, ибо он может исцелить всякого человека, открывающегося Ему, как бы он ни был греховен.

По сравнению с Авраамом и Иаковом Исаак выглядит довольно бледно. О его жизни говорится главным образом в связи с его отцом или сыном.

Двенадцать сыновей Иакова — родоначальники двенадцати колен Израилевых. Одному из них посвящена последняя часть кн. Две главные темы Исхода: Моисей, получивший откровение неизреченного имени Ягве на горе Божией Хориве, приводит туда израильтян, освобожденных от рабства. В величественной теофании Бог вступает в союз с народом и дает ему Свои Заповеди.

Как только союз был заключен, народ его нарушил, поклонившись золотому тельцу, но Бог прощает виновных и возобновляет союз.

Ряд предписаний регулирует богослужение в пустыне. Левит носит почти исключительно законодательный характер, так что повествование о событиях, можно сказать, прерывается. Числа вновь говорится о странствии в пустыне.

Повествования чередуются с предписаниями, дополняющими синайское законодательство или подготовляющими поселение в Ханаане. Второзаконие отличается особой структурой: Второзаконнический кодекс отчасти воспроизводит заповеди, данные в пустыне.

Моисей напоминает в своих речах о великих событиях Исхода, об откровении на Синае и начале завоевания Земли Обетованной. В них раскрывается религиозный смысл событий, подчеркивается значение Закона, содержится призыв к верности Богу. Но в более древних источниках нет утверждения, что все Пятикнижие написано Моисеем. Когда в нем, хотя очень редко, говорится: Исследователи Библии обнаружили в этих книгах различие в стиле, повторения и некоторую непоследовательность повествований, что не дает возможности считать их произведением, целиком принадлежащим одному автору.

После долгих исканий библеисты, главным образом под влиянием К. Велльгаузена, склонились в основном к т. Пятикнижие представляет компиляцию из четырех документов, возникших в различное время и в различной среде. Первоначально было два повествования: Элогист Е , называет Бога распространенным в то время именем Элогим.

Согласно этой теории повествование Ягвиста было записано в 11 веке в Иудее, Элогист же писал немного позже в Израиле.

После разрушения Северного царства оба документа были сведены воедино JE. Этот кодекс составил своего рода костяк и образовал рамки этой компиляции JEDP. Такой литературно-критический подход связан с эволюционной концепцией развития религиозных представлений в Израиле. Уже в г Папская Библейская Комиссия предостерегла экзегетов от переоценки этой т. В письме от 16 января г, обращенном к кардиналу Сюару, архиепископу Парижскому, Комиссия признала существование источников и постепенных приращений к законам Моисея и историческим рассказам, обусловленных социальными и религиозными установлениями позднейших времен.

Время подтвердило правильность этих взглядов библейской Комиссии, ибо в наше время классическая документарная теория все больше ставится под сомнение.

С одной стороны, попытки систематизировать ее не дали желаемых результатов. Представление о них стало теперь менее книжным, более близким к конкретной действительности. Выяснилось, что они возникли в далеком прошлом.

Новые данные археологии и изучение истории древних цивилизаций Средиземноморья показали, что многие законы и установления, о которых говорится в Пятикнижии, сходны с законами и установлениями эпох более давних, чем те, к которым относили составление Пятикнижия, и что многие его повествования отражают быт более древней среды.

Не будучи 8 состоянии проследить, как формировалось Пятикнижие и как в нем слилось несколько традиций, мы, однако, вправе утверждать, что несмотря на разнохарактерность текстов явистского и элогистского, в них по существу идет речь об одном и том же. Обе традиции имеют общее происхождение. Кроме того, эти традиции соответствуют условиям не той эпохи, когда они были окончательно письменно зафиксированы, а эпохи, когда произошли описываемые события.

Их происхождение восходит, следовательно, к эпохе образования народа Израильского. То же в известной мере можно сказать о законодательных частях Пятикнижия: Итак, первооснова Пятикнижия, главные элементы традиций, слившихся с ним, и ядро его узаконений относятся к периоду становления Израильского народа.

Над этим периодом доминирует образ Моисея, как организатора, религиозного вождя и первого законодателя. Традиции, завершающиеся им, и воспоминания о событиях, происходивших под его руководством, стали национальной эпопеей. Учение Моисея наложило неизгладимый отпечаток на веру и жизнь народа. Закон Моисеев стал нормой его поведения. Толкования Закона, вызванные ходом исторического развития, были проникнуты его духом и опирались на его авторитет.

Засвидетельствованный в Библии факт письменной деятельности самого Моисея и его окружения не вызывает сомнений, но вопрос содержания имеет большее значение, чем вопрос письменного фиксирования текста, и поэтому так важно признать, что традиции, лежащие в основе Пятикнижия, восходят к Моисею как первоисточнику. От этих преданий, являвшихся живым наследием народа, вдохнувших в него сознание единства и поддерживавших его веру, невозможно требовать той строго научной точности, к которой стремится современный ученый; однако нельзя утверждать, что эти письменные памятники не содержат истины.

Одиннадцать первых глав Бытия требуют особого рассмотрения. В них описано в стиле народного сказания происхождение рода человеческого. Они излагают просто и картинно, в соответствии с умственным уровнем древнего малокультурного народа, главные истины, лежащие в основе домостроительства спасения: Эти истины, будучи предметом веры, подтверждены авторитетом Св. Писания; в то же время они являются фактами, и как истины достоверные подразумевают реальность этих фактов. В этом смысле первые главы Бытия носят исторический характер.

История праотцев есть история семейная. В ней собраны воспоминания о предках: Аврааме, Исааке, Иакове, Иосифе. Она является также популярной историей. Рассказчики останавливаются на подробностях личной жизни, на живописных эпизодах, не заботясь о том, чтобы связать их с общей историей. Наконец, это история религиозная. Все ее переломные моменты отмечены личным участием Бога, и все в ней представлено в провиденциальном плане.

Более того, факты приводятся, объясняются и группируются с целью доказать религиозный тезис: Этот Бог — Ягве, этот народ — Израиль, эта страна — святая Земля. Но в то же время эти рассказы историчны и в том смысле, что они по-своему повествуют о реальных фактах и дают правильную картину происхождения и переселения предков Израильских, их географических и этнических корней, их поведения в плане нравственном и религиозном. Скептическое отношение к этим рассказам оказалось несостоятельным перед лицом недавних открытий в области истории и археологии древнего Востока.

Опустив довольно длинный период истории, Исход и Числа, а в определенной мере и Второзаконие, излагают события от рождения до смерти Моисея: Если отрицать историческую реальность этих фактов и личности Моисея, невозможно объяснить дальнейшую историю Израиля, его верность ягвизму, его привязанность к Закону.

Надо, однако, признать, что значение этих воспоминаний для жизни народа и отзвук, который они находят в обрядах, сообщили этим рассказам характер победных песен напр, о переходе через Чермное море , а иногда и богослужебных песнопений. Именно в эту эпоху Израиль становится народом и выступает на арену мировой истории. И хотя ни в одном древнем документе не содержится еще упоминания о нем за исключением неясного указания на стеле фараона Мернептаха , сказанное о нем в Библии согласуется в главных чертах с тем, что тексты и археология говорят о вторжении в Египет гиксосов, которые в большинстве своем были семитического происхождения, о египетской администрации в дельте Нила, о политическом положении Заиорданья.

Задача современного историка состоит в том, чтобы сопоставить эти данные Библии с соответствующими событиями всемирной истории. Несмотря на недостаточность библейских указаний и недостаточную определенность внебиблейской хронологии, есть основания предполагать, что Авраам жил в Ханаане приблизительно за лет до Р.

Грандиозные строительные работы начались в первые же годы его царствования. Поэтому весьма вероятно, что уход евреев из Египта под водительством Моисея имел место около середины царствования Рамзеса , то есть примерно около г до Р.

Учитывая библейское предание о том, что время странствования евреев в пустыне соответствовало периоду жизни одного поколения, водворение в Заиорданьи можно отнести к г до Р.

Эти даты согласуются с историческими данными о пребывании фараонов XIX династии в дельте Нила, об ослаблении египетского контроля над Сирией и Палестиной в конце царствования Рамзеса II, о смутах, охвативших весь Ближний Восток в конце 13 в.

Согласуются они и с археологическими данными, свидетельствующими о начале Железного Века в период вторжения Израильтян в Ханаан. В этом законодательстве нас больше всего поражает его религиозный характер. Он свойственен и некоторым другим кодексам древнего Востока, но ни в одном из них нет такого взаимопроникновения религиозного и светского элементов.

В Израиле Закон дан Самим Богом, он регулирует обязанности по отношению к Нему, его предписания мотивируются религиозными принципами.

Это кажется вполне нормальным, когда речь идет о нравственных предписаниях Десятисловия Синайских Заповедях или о культовых законах кн. Левит, но гораздо более знаменательно, что в том же своде гражданские и уголовные законы переплетаются с религиозными наставлениями и что все представлено как Хартия Союза-Завета с Ягве. Из этого естественно следует, что изложение этих законов связано с повествованием о событиях в пустыне, где был заключен этот Союз.

Как известно, законы пишутся для практического применения и их необходимо с течением времени видоизменять, считаясь с особенностями окружающей среды и исторической ситуации. Этим объясняется, что в совокупности рассматриваемых документов можно встретить как древние элементы, так и постановления, свидетельствующие о возникновении новых проблем. С другой стороны, Израиль в известной мере испытывал влияние своих соседей.

Некоторые предписания Книги Завета и Второзакония удивительно напоминают предписания Месопотамских кодексов, Свода Ассирийских Законов и Хеттского кодекса. Речь идет не о прямом заимствовании, а о сходстве, объясняющемся влиянием законодательства других стран и обычного права, отчасти ставшего в древности общим достоянием всего Ближнего Востока.

Кроме того, в период после Исхода на формулировке законов и на формах культа сильно сказывалось ханаанское влияние. Десятисловие 10 заповедей , начертанное на Синайских скрижалях, устанавливает основу нравственной и религиозной веры Союза-Завета. От более древних месопотамских кодексов, с которыми у него есть точки соприкосновения, он отличается большой простотой и архаическими чертами.

Однако он сохранился в форме, свидетельствующей о некоторой эволюции: С другой стороны, различие в формулировке постановлений — то повелительных, то условных — указывает на разнородность состава свода. В своем настоящем виде он, вероятно, восходит к периоду Судей. Он представляет собой собрание религиозных предписаний в повелительной форме и принадлежит к тому же времени, что и книга Завета, но под влиянием Второзакония он был переработан.

Левит получила свою законченную форму только после плена, она содержит и очень древние элементы. К той же эпохе надо отнести кодекс Второзакония, в котором собрано много древних элементов, но также отражается эволюция социальных и религиозных обычаев напр, законы о единстве святилища, жертвеннике, десятине, рабах и изменение духа времени призывы к сердцу и свойственный многим предписаниям увещательный тон.

Религия как Ветхого, так и Нового Завета есть религия историческая: Пятикнижие, излагающее историю первоначальных отношений Бога с миром, является фундаментом религии Израиля, ее канонической книгой по преимуществу, ее Законом. Израильтянин находит в ней объяснение своей судьбы. Он не только получил в начале книги Бытия ответ на вопросы, которые ставит себе каждый человек — о мире и жизни, о страдании и смерти, — но получил ответ и на свой личный вопрос: Почему Израиль — Его народ среди всех народов земли?

Это объясняется тем, что Израиль получил обетование. Пятикнижие — книга обетовании: Адаму и Еве после грехопадения возвещается спасение в будущем, т. Протоевангелие; Ною, после потопа, обещается новый порядок в мире.

Еще более характерно обетование, данное Аврааму и возобновленное Исааку и Иакову; оно распространяется на весь народ, который произойдет от них. Это обетование прямо относится к обладанию землей, где жили праотцы, Землей Обетованной, но по сути дела в нем содержится большее: Ягве призвал Авраама, и в этом призыве прообразовано избрание Израиля.

Сам Ягве сделал из него один народ. Свой народ по благоизволению Своему, по замыслу любви, предначертанному при сотворении мира и осуществляющемуся, несмотря на неверность людей.

Это обетование и это избрание гарантированы Союзом. Пятикнижие есть также книга союзов. Первый, правда еще прямо не высказанный, был заключен с Адамом; союз с Ноем, с Авраамом и, в конечном итоге, со всем народом через посредство Моисея, получил уже ясное выражение.

Это не союз между равными, ибо Бог в нем не нуждается, хотя почин принадлежит Ему. Однако Он вступает в союз и в известном смысле связывает Себя данными Им обетованиями. Но Он требует взамен, чтобы Его народ был Ему верен: Условия этой верности определяются Самим Богом. Избранному Им народу Бог дает Свой Закон. Этот Закон устанавливает, каковы его обязанности, как он должен себя вести согласно воле Божией и, сохраняя Союз-Завет, подготовлять осуществление обетовании.

Темы обетования, избрания, союза и закона красной нитью проходят через всю ткань Пятикнижия, через весь ВЗ. Пятикнижие само по себе не составляет законченного целого: Оно должно оставаться открытым будущему и как надежда и как сдерживающий принцип: Многие же библейские книги вовсе не представлены в составе паремийников, как, например, книга Есфирь, текст которой никогда не читался за богослужением. Паремийники богато представлены в древнем славяно-русском рукописном наследии.

Самые старшие южнославянские списки таких сборников дошли до нас лишь в отрывках и восходят к XII в. Древнейший русский и полный список паремийника — это так называемый Захарьинский псковский паремийник г.

Димитрия в Новгороде и его сына Онуфрия. Рукопись предназначалась для церкви в селе Матигоры в Заволочье. Список состоит из пергаменных листов. Рукопись хранится в ГПБ Q п.

Есть и древнейшие списки паремийников болгарского происхождения: Список датируется приблизительно XII в. Другой, датируемый — г. Например, в книге И. Как показывает сопоставление славянских паремийников с греческими профитологиями, в основу перевода был положен извод Септуагинты по Лукиановской рецензии, поскольку эта последняя была принята Византией в богослужебном употреблении.

Такие произведения появляются начиная с первых веков христианства. Сложные и трудные для понимания тексты Ветхого завета объясняются, подвергаются экзегезе, т.

При этом обычно содержание ветхозаветных пророчеств рассматривалось как прямое предсказание христианства, как предзнаменование событий, излагаемых в Новом завете. Подобного рода экзегетические произведения надписываются именами общепризнанных церковных авторитетов: С момента христианизации славянских народов возникает настоятельная потребность в переводе толкований.