Menu
26.01.2015| Изабелла| 3 комментариев

О необходимости и пользе частого причащения пречистых таин Христовых и о приготовительном к нему пок

У нас вы можете скачать книгу О необходимости и пользе частого причащения пречистых таин Христовых и о приготовительном к нему пок в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Разве каждый день только накоплять грехи и раз только в год очищаться? Не часто ли вы моете лицо и тело в бане или лицо каждое утро? Душу ли не омывать постоянно, оскверняемую грехами каждый день? А вот что оппоненты пишут о другом святом проповеднике частого причащения: Во-первых, стоит посмотреть целиком высказывание преподобного Серафима о причащении: Как видно, оппонентами при цитировании была опущена довольно важная часть предложения.

Не считая того, что причастие во все посты плюс двунадесятые праздники плюс все большие — это уже выходит не реже раза в две-три недели в соответствии с канонами Церкви , святой старец еще и добавляет ключевую фразу: Откуда же берется, что миряне не могут ему следовать?

Ведь в самом тексте преподобного Серафима таких утверждений нет, а подвижники благочестия ХХ века предлагали прямо противоположные толкования его предписаний о частоте причащения.

Так, епископ Варнава Беляев пишет: Это завещание преподобного, как в высшей степени благоприменительное, рекомендуется принять к руководству и всем вообще мирянам, искренно и нелицемерно желающим своего спасения. Действительно ли частое причащение противоречит традиции Русской Церкви?

Борцы с частым причащением любят утверждать, будто от самого принятия христианства на Руси и до ХХ века единственной практикой в Русской Православной Церкви для простых монахов и мирян было причащение от одного до четырех раз в год. Абсурдность такого обвинения очевидна сама по себе, но при этом оно также основывается на ошибочном утверждении. Историческую несостоятельность указанной идеи можно увидеть, если обратить внимание на древнерусские памятники церковной письменности. То есть примерно раз в две недели.

Так, отвечая на вопрос о том, как причащать бесноватых, епископ Нифонт говорит: Из этого добавления видно, что практика еженедельного причащения была реальностью во времена епископа Нифонта. Если бы в его время нормой и традицией было редкое причащение раз или три раза в год , то такая епитимья не имела бы никакого смысла. То есть заботу о необходимости еженедельного причастия выказал весь собор Саровской обители! И преподобный Серафим послушался его и, вернувшись в обитель, до конца дней причащался каждое воскресенье и праздники.

Начальство сделало внушение будущему святителю, что не положено мирянам слишком часто посещать церковь и причащаться каждую неделю; довольно, как это предусмотрено Воинскими артикулами года, одного раз в год или четырех. В результате молодому Дмитрию Брянчанинову и его другу Чихачеву пришлось тайно сбегать по выходным на службу в другие храмы и причащаться там раз в неделю. Свидетельствуют о такой норме в Древней Руси и сторонние наблюдатели, например вот что в году католик Альберт Кампензе писал папе Клименту VII о вере и нравах московитян: Кроме того, норма о частом причащении как идеале жизни христианина содержится и в изречениях русских святых.

Некоторые из них мы уже привели выше в связи с разбором аргументации оппонентов, но следует обратить внимание и на то, что по этому вопросу говорили другие наши святые.

Знайте также, что этими словами вы призываете верующих принять святые тайны. Если ты так будешь говорить, то никогда не будешь причащаться, потому что никогда не будешь достоин. Вы думаете, что на земле есть хотя бы один человек, достойный причащения святых таин?

Никто этого не достоин, а если мы все-таки причащаемся, то лишь по особому милосердию Божию. Не мы созданы для причастия, а причастие для нас. Итак, целый сонм свидетелей убеждает нас в том, что Русская Православная Церковь знала практику частого причащения монахов и мирян во все века своего существования и никогда не переставала голосом своих святых призывать к как можно более частому причащению — не налагая это как иго на неготовых, но советуя как то, к чему нужно стремиться и чего с Божией помощью вполне можно достичь.

Действительно ли в Византии с V века прекратилась практика частого причащения? Чтобы показать несостоятельность такого взгляда, достаточно посмотреть на то, что пишут византийские святые отцы в более поздние времена. Сам преподобный Феодор Студит для того, чтобы причащаться постоянно, служил литургию ежедневно, даже находясь в заключении. Таким образом, ясно, что практика частого причащения монахов и мирян всегда, во все века сохранялась в Церкви, а не только в апостольские и первохристианские времена, как пытаются убедить некоторые участники дискуссии о частоте причащения.

Конечно, нельзя впадать в другую крайность и утверждать, будто все поголовно православные христиане в Византии и на Руси причащались каждое воскресенье. Оппоненты действительно правы в том, что на Руси с древности существовала практика редкого причащения мирян. И не только на Руси, но и в Византии. И даже из довизантийских времен, из III века, до нас доходит через житие преподобномученика Епиктета сведения о христианах, которые причащались редко. Так что практика редкого причащения, действительно, очень древняя, так же, как и практика редкого посещения храма или практика редкого обращения к Богу с молитвой.

Но еще более и более с жаждою надобно посещать к нему для уврачевания души и очищения духа, однако ж с таким смирением духа и верою, чтобы, считая себя недостойными принятия такой благодати, мы желали более врачества для наших ран. В ней собрано множество высказываний древних великих святых о пользе частого причащения и говорится: За разъяснением я обратился к переводчику книги на русский язык игумену Симеону Гагатику из Ахтырского Свято-Троицкого монастыря.

Считаю нужным привести его исчерпывающий ответ:. Трактат этот — увещание к частому причащению. Книга Неофита — совсем иное: Книга опирается на каноническое право и святоотеческие творения; в общем, ничем не похожа на трактат испанца-квиетиста. Напомню еще, что ни преподобный Никодим, ни святитель Макарий сами по-итальянски или по-испански не читали, западные книги в их переработке — всегда новогреческие версии, обнаруженные святителем Макарием в Патмосской библиотеке, книги же Молиноса по-новогречески, насколько мне известно, не существует.

Но в любом случае, на вопрос: Эта книга — самый настоящий консенсус патрум по данному вопросу. И православный человек не может колебаться в том, кому ему верить — святым отцам или просто отцам или и вовсе мирянам.

Ведь если эти просто отцы или миряне противоречат святым отцам причем их однозначному согласию , то на чем же они основывают свое мнение? Только на одном — на вере в собственную правоту. Что выберет православный, кому верить — святым или самоуверенным?.. В качестве одного из аргументов против частого причащения противники выставляют то, что при таком причащении претерпевают сокращения сложившиеся у них представления о требованиях подготовки ко святому причащению, которые, по их мнению, состоят в том, чтобы поститься целую неделю, а также вычитывать множество канонов и акафистов, исповедоваться и посещать накануне богослужения.

Во многом это возражение разобрано в упомянутой выше статье священника Даниила Сысоева, но хотелось бы сделать добавление на основе именно того, что по этому поводу писали русские святые. В катехизисе, составленном святителем Филаретом Дроздовым , который является символической книгой Русской Православной Церкви, вопрос о подготовке к причастию рассматривается, и при этом не указано ни обязательно недельного срока говения, ни непременного объема вычитанных накануне текстов:.

Как видно из этих слов, главным и единственным приуготовлением души православного христианина перед причастием святых таин является покаянное состояние, а пост и молитва являются средствами для приведения души в это состояние, а не чем-то самодостаточным. К сожалению, во время обсуждения вопроса о подготовке к причастию нередко возникает ощущение, что средства путаются с целью. На самом же деле даже скрупулезное исполнение всех указанных требований — вычитка канонов и акафистов, недельный пост и прочее — само по себе вовсе не гарантирует, что человек после этого автоматически становится достойным причастия.

Потому как главная подготовка заключается вовсе не в вычитывании определенного массива текстов или удалении на недельный период из пищевого рациона мясных, молочных и яичных блюд. Вот что говорит преподобный Амвросий Оптинский о подлинных требованиях приготовления ко причастию:. Преподобный Серафим Саровский так говорил своему ученику, который не решался причащаться из-за того, что не выполнил всех положенных правил подготовки: Между тем здесь прежде всего надо смотреть на исправление и готовность сердца к принятию святых таин; если сердце право стало во утробе твоей, по милости Божией, если оно готово встретить Жениха, то и слава Богу, хотя и не успел ты вычитать всех молитв.

Царство Божие не в словеси, а в силе 1 Кор. Хорошо послушание во всем Матери Церкви, но с благоразумием, и, если возможно, могий вместити — продолжительную молитву — да вместит. Но не вси вмещают словесе сего Мф. Припомни, что одно слово мытаря, от горячего сердца сказанное, оправдало его. Бог смотрит не на множество слов, а на расположение сердца. Все это, конечно, не означает, что пост или молитва как средства не нужны.

Нет, они хороши и в тех минимальных объемах, которые установлены Церковью: Все это должно определяться самим христианином под руководством духовника. Безусловно, надлежит признать хорошей и полезной традицию Русской Церкви обязательно исповедоваться перед причащением и стараться сохранить ее, а те сложности, которые вызывает ее реализация на многолюдных приходах, не должны рассматриваться как повод для устранения такой полезной традиции, но как повод к тому, чтобы искать решения в оптимизации ее исполнения.

Посему, кто отчаивается, тот самоубийца! Не отчаивайся, — убеждает св. Златоуст, — никогда не престану умащать тебя этим врачевством. Много имеешь грехов — не отчаивайся, никогда не престану повторять тебе это.

Если ежедневно грешишь, ежедневно приноси покаяние… Ибо человеколюбию Божию нет меры, благость Божия не может быть выражена словом. Но не будет употреблять во зло, в поблажку своим грехам, бесконечное милосердие Божие к грешнику. Не переставать грешить в надежде, что милосердный Господь простит нам все грехи наши, как бы их ни было много, и как бы они ни были велики — есть другой, противоположный отчаянию недуг.

Для освобождения от этого недуга довольно убедиться в той несомненной истине, что Бог сколько милосерден, столько же и правосуден, а потому всем и каждому необходимо покаяние, ибо ничем иным, как сокрушением сердечным и твёрдою решимостью не грешить вперёд, врачуются греховные раны.

Некоторые из верующих, вполне сознавая важность покаяния и необходимость его для спасения души, отлагают покаяние на последние дни своей жизни, но как неразумно поступают они, как легко относятся к делу спасения своего и как рискуют этим спасением! Не видим ли почти ежедневно, что пользующиеся совершенным здоровьем, и рассчитывающие на долговечность, внезапно похищаются неумолимою смертию!

Каяться должно немедля по согрешении, ибо пока язва ещё свежа, то легко исцеляется, застарелые же и оставленные в небрежении язвы с большим трудом врачуются. Если желаем мы получить прощение, то и сами должны прощать: Грехи, не очищенные покаянием, — это чёрные пятна на душе; отмываются они ничем иным,как только слезами сердечного покаяния. Согрешил Давид и столь великое принёс покаяние, что даже кости его иссыхали от скорби и туги сердечной; а как он оплакивал свой грех!

Отрёкся Учителя своего Пётр в грозную ночь страстей Христовых и плакал горько о минутном отпадении своём; проводила блудное житие свое Мария Египетская и какое суровое принесла покаяние: Вот какое покаяние есть истинное покаяние, и за оное прощает Господь все грехи наши, по реченному: Связанные узами сластолюбия скажут: На это ответим им словами Божественного Учителя: Вот нам путь к покаянию: Если не озаботимся своевременно о покаянии, то будем безответны на страшном суде Божием, где никто и ничто не избавит нас от гнева Божия, где нераскаянным грешникам произнесётся навеки смертный приговор.

Несомненный признак оставления прежних грехов есть не только уклонение от них на самом деле, но и непрерывное противоборство пожеланиям их, соединённое со страхом, чтобы опять не впасть под власть греха и сатаны, совершенная ненависть к грехам. Мы должны грехи свои непрестанно вспоминать, дабы тем самым удерживать себя от повторения их; но при памятовании о грехах, не должно напоминать себе в подробности совершение их, это неполезно, а памятовать лишь то, что мы великие грешники пред Богом.

Покаяние праздник творит Богу, потому что и небо призывает на пир. Ангелы радуются, когда покаяние приглашает их на вечерю. Все небесные чины пиршествуют, возбуждаемые к веселью покаянием. Не тельцов, не овец закалает для них покаяние; но предлагает для радования спасение людей грешных. Покаяние, вполне достигшее своей цели, то есть отпущения всех грехов, низводит в душу человека Пресвятого Духа Божия и в Нём даёт верующему залог вечного спасения о Христе Иисусе.

Омыв слезами покаяния душу свою, убелив данную нам от Бога брачную одежду, со страхом Божиим, глубоким смирением и любовью приступим к Источнику жизни, к трапезе бессмертной, да причастницы жизни вечной будем; да не в суд, или в осуждение будет нам причастие святых Христовых Таин, но в оставление грехов и жизнь вечную.

Еще верую, яко сие есть самое пречистое Тело Твое, и сия самая есть честная Кровь Твоя. Стихи эти Церковь наша православная влагает в уста каждому христианину, приближающемуся приобщиться святейшего Тела и Крови Господа нашего Иисуса Христа; но не всякому, может быть, понятно, почему Церковь наша так делает.

Скажем об этом хотя немного. Церковь православная обычай этот усвоила благоразумно, на пользу многим, потому что не все христиане имеют достаточное познание великой тайны искупления нашего Сыном Божиим; многие даже не знают хорошо и символа веры, и вот Церковь стихами этими помогает малознающим детям своим, поучает их, как должно правильно поступать к приобщению св.

Христовых Таин, ибо простецы христиане имеет нужду в более кратком и простом объяснении порядка домостроительства Божия; вместе с тем, этими же стихами благовременно напоминается и многознающим о смиренномудрии. Слово Божие говорит нам, что первый человек, созданный по образу Божию и подобию, был свят и имел полное единение с Богом, жил в раю сладости, а потому вполне блаженствовал там; но после падения в грех преслушания, по совету змия, он лишился этого блаженного единения с Богом, за что был изгнан из рая сладости, и чрез то попал под влияние обольстившего его врага, который вовлёк как его самого, так и всё потомство его во все бедствия и злострадания мира сего.

Но Бог любви не оставил любимого создания Своего погибать до конца, ибо ещё прежде сотворения мира Он предвидел событие это и из любви к миру определил послать в погибающий мир Единородного Сына Своего, дабы чрез Него восстановить падший образ Свой, и опять воссоединить его с Собою, даровать верующим благодатное усыновление на вечное с Ним блаженство, в похвалу славы Своей, — в этом заключается вся сущность Божественной цели великой тайны воплощения Господня.

Об этом Божественном единении Господь многократно говорил всем, и особенно ученикам Своим по тайной вечери, в прощальной Своей беседе. При слышании этих Его выражений, у слушающих христиан восторгаются все чувства душевные, особенно когда слышатся Его поражающие слух слова: И за них Аз свящу Себе, да и тии будут священи во истину… Да вси едины будуть: Этими словами Господь закончил превысочайшую молитву Свою к Отцу Своему. Всё это показывает, что Спаситель наш имел безмерное и единственное желание пострадать и умереть за спасение погибающего мира, рассеянные чада Божие собрать воедино, соединить их с Богом, что Он и исполнил: Таинства, посредством принятия которых уверовавший удобно приобретает спасение души своей, достигши единения с Богом.

Всепремудрый Бог наш, как пророк о Нём выразился, основал всяк путь художества, для нашего спасения. Он знал и прежде, что люди и уверовавшие в таинство искупления, и по принятии св. Крещения, будут грешить, и чрез то терять своё спасение; потому дабы предохранить их от гибели, он основал особые для этого два дивные таинства: Покаяние и Приобщение св.

Христовых Таин, правильное употребление которых очищает все грехи, после крещения соделанные. Таинство Покаяния, как возвращение Крещения и вторая благодать, прощает все грехи кающемуся грешнику, а св.

Потому-то Господь наш Иисус Христос пред Своими спасительными страданиями, возлежа за вечерею пасхальною с учениками, и уже в последний раз совершая сию вечерю, сказал им: Посему, когда наступил благословенный сей час, Он предал нам всего Себя, да приемлем Его со всею любовию и готовностию. Взяв хлеб, Он благословил, преломил и, подавая ученикам, сказал: Подаваемое осталось под образом хлеба, но хлеб сей силою Божию соделался уже истинным телом Христовым, и ученики приняли и вкушали не хлеб, но Божественное тело Господа Иисуса.

Потом Господь взял чашу и, хвалу воздав, подал её ученикам Своим, говоря: Господь и доныне зовёт всех нас, чтобы мы текли к нему и вкушали от собственного Его тела и крови, чтобы освятить несчастное состояние растленной нашей природы, чтобы нам преобразиться в собственную Его славу и святость, по реченному Им: Приидите, ядите Мой хлеб, и пийте вино, еже растворих вам; оставите безумие и живи будете, да во веки воцаритеся Притч.

Человек, сколько бы ни был милосерден и благотворителен, но как человек, он подлежит немощам и погрешностям и в самом деле благотворительности; тогда как человеколюбие и благоутробие Господа Иисуса есть беспредельное и святейшее, и там, где Господь любит и благодетельствует, то любит и благодетельствует всесовершенно. Возлюбль своя сущия в мире, до конца возлюби их Ин.

Господь дарует нам великий дар святейшего причастия, дабы нас облагодетельствовать совершенно, обогатить и душу, и тело наше Своею божественною славою и светлостью, ибо с даром этим обильно изливаются блага Господни на все душевные и телесные силы наши.

Он, как имеющий в Себе жизнь, сообщает жизненность и нашему бренному телу, посеевая в нём семя бессмертия; Он, как истинный свет, просвещает все наши телесные и душевные чувства, обуздывая в нас греховные пожелания, и возбуждая в сердце нашем стремление к добродетели и чистоте. Кто с чистым покаянием и сокрушением сердечным причащается тела и крови Господа, тому злые духи, при всём коварстве своём, не только не могут сделать никакого вреда, но даже и близко не смеют приступить к нему.

В ком обитает Всесвятейший Господь, тот не может быть рабом греха. Как древле нисходила с неба для народа Божия манна, так и ныне для нас, в таинстве Причащения, преподаётся небесный хлеб, без сравнения превосходящий древнюю манну, потому что хлеб этот есть самое святейшее тело Господа и пречестная животворящая кровь Его. Приобщаяся Самому Господу, ум наш делается способным к пониманию высоких небесных истин; наша воля укрепляется в добре, и в сердце нашем возбуждаются святые чувства.

Можно ли желать нам чего-либо более сего? В таинстве причащения Господь даровал нам то, что выше всех благ — даровал Самого Себя: Своё пречистое тело и пречистую кровь, и тем самым даровал нам несомненный залог нашего вечного спасения, по слову Его: Вот почему Спаситель так пламенно желал преподать ученикам Своим, и чрез них всем верующих в Него таинство Причащения!

К этому побуждала Его бесконечная любовь к роду человеческому, Его пламенное желание открыть нам вход в царство небесное, ради чего оставил Он недра отца и облёкся в нашу нищету, понёс на Себе грехи всего мира и всю тяжесть правосудия Божия. Спаситель наш, выражая обилие любви Своей к нам в сих приточных словах: Приидите, приидите, яко уже готова суть вся Лк. Глаголю бо вам, яко ни един мужей тех званных вкусить Моея вечери Лк.

Нельзя изобразить яснее любовь, оказываемую нам Спасителем, как уподобив Его чадолюбивой матери. При таком страшном зрелище что должна делать любящая и мудрая мать? Громко позвать его и пригрозить? Тихо, молча подошедши, она становится на пути его к стремнине, и оставаясь неподвижною на месте, раскрывает сосцы свои младенцу, и тот, видя сосцы матери, отвращается от стремнины и спешит в объятия матери!

Нечто подобное сему творит и Господь Иисус в таинстве Причащения: Видит Христос раба Своего, который, как несмысленный младенец, выходит их объятий отеческой Его благодати, и, живя греховно, достигает края погибели. Если Он станет звать его, чтобы воротился, тот или не услышит, или не послушает голоса Его! Если будет устрашать его, то устрашенный грешник может впасть в стремнину отчаяния и погибнуть. И Господь поступает, как чадолюбивая мать: Блага сосца Твоя паче вина, влецы мя, в след тебе течем Песн.

После сего захотим ли мы оставаться столько неразумными, чтобы любить греховную нечистоту и стоять на стремнинах погибели, не заботясь о своём спасении и отвергая отеческую любовь к нам Господа?

Приидите, верныи, придите, ядим Его хлеб, и пием вино, еже Он раствори нам. Оставим безумие, да поживём и вовеки воцаримся.

Когда какой-нибудь друг зовёт нас к себе для угощения, то он сначала приглашает сам лично, а потом с приближением обеда посылает слуг своих для напоминания — то же делает и Христос: Он не только Сам лично приглашает всех Своих верных приобщаться часто Своей божественной трапезы, но побуждает ещё особыми призываниями чрез Церковь Свою, в лице учителей и иереев церковных.

Церковь, по-видимому, довольствуется и нечастым с нашей стороны приобщением: Означает ли это действительно довольство Церкви нашей? Церковь поступает с нами в этом случае точно так, как поступает обыкновенно добрая и благоразумная мать с своим дитятей. Когда она видит, что дитя её, по неразумию, капризам или болезни не принимает пищи, и тем подвергает себя изнурению сил, то она упрашивает его вкусить хотя немного пищи в надежде, что приятность пищи возбудит в нём аппетит, и подкреплённый организм понудит его к большему и частому употреблению её; так поступила с нами и св.

Церковь наша, когда увидела, как огонь плотских страстей попалил в нас духовные стремления, как подобно повальной болезни, возобладало нами пристрастие к земным благам, как озабочивает нас беспрестанно служение чреву, и как все эти душевные недуги охладили наше сердце к святейшему таинству Причастия.

Что же делает св. Церковь, когда видит, что холодность наша к св. Причастию может довести нас до вечной погибели и приготовить нам ад со всеми его ужасами? Она проникается к нам снисхождением и говорит голосом любвеобильной матери: Церковь допускает такое снисхождение к немощам нашим, именно в той надежде, что христианин, усладившись духовно хотя однажды в год принятием тела и крови Христовых, быть может, восчувствует потребность и нужду в более частом причащении, хотя в то же время она желает и молить Господа, чтобы её чада жили в такой христианской чистоте, которая бы давала им возможность и делала бы их достойными приобщаться; не только каждый пост и месяц, но и всякую седмицу и даже каждый день, как было в начале христианства.

Церковь каждый раз, как совершается Божественная литургия, чрез своих служителей взывает к нам словами Господа: Приимите, ядите, сие есть тело Мое, еже за вы ломимое, во оставление грехов; пийте от нея вси, сия есть кровь Моя, нового завета, яже за вы и за многия изливаемая, во оставление грехов.

Затем после приобщения священнодействующих выносятся св. Спешим ли мы ответить на это любвеобильное призвание св. Церкви своим деятельным участием в принятии св. А было время, когда христиане с радостью спешили соединиться с источником жизни, спешили к слушанию слова Божия; молитва и приобщение тела и крови Господних составляли самое главное дело их жизни.

Зато посмотрите, как святые нравы первенствующих христиан далеко отстоят от растленных нравов нашего времени! Если древние христиане постоянно жили и действовали в непосредственном соединении со Христом, то естественно, что вся жизнь их и дела проникнуты были благочестием и чистотою.

И что странного, если наша жизнь оказывается жалкою, суетною, греховною, когда мы живём и действуем в удалении от Христа! Древние христиане предпочитали лучше впасть в когти льва или в зубы дикого зверя, чем отступить от Христа; охотнее соглашались быть брошенными в пламень разожжённой печи, чем воздать честь языческим богам. А мы, никем не гонимые, сами добровольно удаляемся от Христа, и каждая страсть становится нашим идолом.

Отсюда греховные нечистоты, осуждаемые законом Божиим, гнусные по самой природе, увы, являются с дерзновением в христианских домах. А между тем жизнь наша потекла бы иным путём, пороки не овладели бы нашим сердцем, мы не были бы рабами греха, если бы подобно древним христианам чаще принимали в себя Христа в таинстве Причащения. Идя тем путём, каким шествовали они, мы обрели бы освящение и покой душам нашим.

Но если пример древних христиан кажется для нас слишком удалённым и не производит в сердце нашем чувства ревности и подражания, то посмотрим повнимательнее на самих себя: Мы постоянно жалуемся на немощь нашей природы, нашу удобопреклонность к греху, наше бессилие и слабость против греха. А если это так, то для чего же мы удаляемся от трапезы Господней, могущей укрепить немощи нашей природы, и дать нам силу для борьбы с грехом?

Если и обыкновенная здоровая пища, принимаемая телом, питает его, подкрепляет и врачует его ослабевшие силы, сообщает ему новые соки и содействует к дальнейшему возрастанию и продолжению его жизни, тем более должно ожидать подобных спасительных плодов не только для тела, но и преимущественно для души, от пищи божественной, приемлемой нами достойно в таинстве Евхаристии.

Питаясь этою Божественною пищею, мы непосредственно соединяемся со Христом, источником всякого живота и благодати и раздаятелем всех духовных дарований, яже к животу и благочестию. Святое Причастие есть божественный уголь, от которого разгораются все наши телесные и душевные силы, подобно тому, как разжигается золото в пламени огня. Огонь этот показал Бог образно пророку Исайи, когда чрез одного из Серафимов поднёс к устам его в клещах горячий уголь.

И в руце имаше угль горящ, егоже клещами взят от алтаря Ис. Святое Причастие, по выражению св. Святое Причащение есть пища и врачевство; оно врачует все недуги душевные, утешает бесчинные страсти, возбуждает святые помышления, укрепляет душу и хранит в ней силу. Но, должно сказать с прискорбием, что Таинство Тела и Крови Христовых не для всех приемлющих оныя бывает благодетельно: Как позванный на царский пир тяжко оскорбил бы и прогневал царя, если бы явился на пир в своей всегдашней разодранной и запятнанной одежде, — он не только был бы прогнан с пира, но и понёс бы достойное наказание за свою дерзость, — так равно прогневляет царя и Владыку всех Господа Иисуса Христа тот, кто дерзает являться к Его пречистой и божественной вечере со своею всегдашнею душевною нечистотою и скверностью, не омытыми и не очищенными слезами покаяния.

Такой не только лишается благодатных даров Причащения, хотя и приступает к нему, но и готовит себе наказание за свою дерзость — неуважение к святости и величию таинства. Причащение для такого есть огонь, опаляющий недостойных 1. И Иуда Искариотский вместе с другими Апостолами причастился на тайной вечере от Самого Господа пречистых тела и крови Его, но так как он дерзнул принять их, не оставив своего коварного намерения предать Господа, то принял св.

Дары в суд себе и вечную погибель, — тогда диявол вполне уже овладел его умом, сердцем и волею, и он, как предсказал ему Господь, сотворил скоро Ин. Ядый бо и пияй недостойн, суд себе яст и пиет, не разсуждая Тела Господня. Сего ради в вас мнози немощни и недужливы, и спять довольни умирают 1Кор. Святое обыкновение ежедневного причащения св. Христовых Таин продолжалось в первые века христианства без нарушения: Против такой холодности к таинству Причащения св.

Иоанн Златоуст сильно вооружался, называя её бесстудною и недостойною христианина. Сетуя о таком обычае и укоряя подобных христиан, он восклицает: Неси ли достоин жертвы, ниже причащения? Это было общим извинением у тогдашних христиан, равно как и у нынешних.

Слышиши стоящего проповедника диакона , чего убо ради глаголет оглашенным: Ты же ли стоишь бесстудно? Но ты неси от сих, а от могущих причаститися. И тако ли ничегоже печешися? Тако ли ничто вменяеши вещь? Всяк не причащаяйся тайнам бесстудень есть и срамно стоящь.

Ты пришёл еси песнь воспеть со всеми, исповедал себя быть из числа достойных, поколику с недостойными не исшел еси, како убо пребыл и не причащаешися трапезы? Недостоин есмь, глаголеши, так недостоин ты и общения молитв, не только бо чрез предлежащия тайны, но и чрез песни возглашаемыя Дух отовсюду снисходить подавается. Вот с какою глубокою скорбию отзывается учитель покаяния об удалении людей от Божественной нетленной трапезы.

Святое приобщение, укрепляя наши телесные и душевные силы, служит для нас также непобедимым оружием для поражения невидимого врага нашего спасения — диявола. Враг этот, самый опаснейший для нас. Сколько сетей расставляет он к нашей погибели, в которые всеми силами старается увлечь нас, куда ни пойдём.