Menu
09.07.2014| Людмила| 5 комментариев

Имена-Отца Жак Лакан

У нас вы можете скачать книгу Имена-Отца Жак Лакан в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Но несмотря на то, что я в прошлом году посвятил этой работе весь семинар целиком, вчера вечером, перечтя его от начала до конца, я почувствовал, что дать вам о нем какое-то представление, даже приблизительное, невозможно, и единственное, что мне остается — это переработать свой прошлогодний семинар в будущем году заново.

Дело в том, что теперь, взглянув на этот замечательный текст, после проделанной нами вместе в этом году работы над Человеком-Крысой, новыми глазами, я вижу, что все, что я в прошлом году в качестве принципа, примера, в качестве характерного типа мысли из него вывел, было всего-навсего, как выражаются на англо-саксонском наречии, упрощенным подходом, по-нашему — детским лепетом.

Поэтому сегодня вечером я просто-напросто попробую сказать вам несколько слов о смысле сопоставления нами трех четко отличающихся друг от друга регистров, которые являются для человеческой реальности важнейшими и зовутся Символическим, Воображаемым и Реальным.

От нашего взгляда не может укрыться, что существует у субъектов анализа целый регистр, регистр Реального, который в анализе от нас ускользает. Это не значит, однако, что ускользал он в работе с конкретными пациентами и от самого Фрейда, но даже для него, разумеется, регистр этот оставался в целом недосягаем и недоступен.

Нельзя не поразиться тому, как Фрейд говорит о Человеке-Крысе. Он различает в нем несколько личностей. В конечном итоге Фрейд признает в этом пациенте личность человека тонкого, умного и просвещенного, и противопоставляет ее другим личностям, с которыми ему пришлось, общаясь с ним, иметь дело. Ту же характеристику, хотя и в смягченной форме, дает он и Человеку-Волку. Ничто не обязывает нас, однако, оценки эти безоговорочно разделять.

Совсем не похоже, чтобы Человек-Волк представлял собой личность подобного масштаба. Поразительно, однако, что Фрейд выделил его как совершенно особый случай. Что касается Доры, то о ней не стоит и говорить — ведь он едва ли не был в нее влюблен. Этот момент прямоты, момент взвешивания личности, ее оценки, не может не удивлять нас. Ведь здесь перед нами нечто такое, с чем мы неизменно имеем дело не только в регистре патологии, но и в регистре аналитического опыта, в работе с пациентами, которые в регистр патологии не укладываются.

Чем, по большому счету, мы в своем выборе руководствуемся? О каких критериях идет речь? Что нужно, чтобы стать хорошим аналитиком — быть немного невротиком? Или невротиком в тяжелой форме? Или, наоборот, о неврозе и речи не должно быть? Поистине, здесь перед нами нечто такое, за пределы чего наш опыт не может выйти. Какие силы приводит анализ в действие? Идет ли речь о реальных отношениях с субъектом, о том, иными словами, чтобы признать, определенным образом и в меру наших возможностей, то, что является реальностью для него?

Неужели с этим имеем мы в анализе дело? Конечно же нет — анализ явно представляет собою что-то другое. В чем исключительность этого опыта — опыта, способного вызвать в субъекте столь глубокие изменения? Что это за изменения? И каковы их внутренние пружины? Уже долгие годы пытается психоаналитическое учение в своих построениях на этот вопрос ответить. Анализ - это правильно организованный бред. Исходя из этого невротическое поведение получает в плане инстинктивной экономии свое разъяснение.

Термин либидо служит, собственно говоря, выражением понятия обратимости, заключающим в себе представление об эквивалентности, о своего рода метаболизме образов. Для того чтобы мыслить эту трансформацию, нужен энергетический термин. Этой цели слово либидо и послужило. Жак Лакан , психоанализ.

Лакан предпочитал излагать свои идеи не на бумаге, но устно, на семинарах, материалы которых стали публиковаться только в конце его жизни. Жак Мария Эмиль Лакан во многом определил образ французского психоанализа и его специфику на фоне других психоаналитических подходов. К многогранности его исследований стоит добавить и перевес устного текстового наследия Лакана семинаров над письменным статьями в количестве и в развернутости аргументации и разьяснения идей.

Тексты семинаров Лакана стали публиковаться только в конце его жизни. Главная заслуга Лакана состоит в структуралистской и постструктуралистской ревизии фрейдовского психоанализа. Это происходило у него в три стадии:. В своих исследованиях Жак Лакан никогда не терял из виду ориентацию на психоаналитическую практику и одной из главных своих целей ставил понимание того, что, собственно, происходит в процессе анализа.

Свою концепцию Жак Лакан разрабатывал, среди прочего, под влиянием М. Хайдеггера и Клода Леви-Строса, которые привлекли его внимание проблемой истины, бытия и структурной теории языка. Всё началось с того, что Лакана как психиатра не устраивали устаревшие и потому не соответствовавшие истине методы психиатрии того времени. На основе общей философии фрейдизма Лакан пытается обосновать возможность лечения и диагностики психических заболеваний через речь.

Этот структуралистский подход и объясняет новизну идей Лакана. Жак Лакан серьёзно оппонировал естественно-научному психологическому подходу, при котором человек описывается как объект, подобный другим объектам мира, представленным сознанию и изучению. Вопрос о субъекте как субъекте стоит в центре лакановского творчества.

Тексты Лакана являются своеобразным феноменом словесности: Идеи Лакана повлияли не только на психоанализ, но и на философию, социологию, культурологию, кино- и искусствоведение. Интересно, что размыкание одного из них неминуемо приведёт к распаду всей конструкции, хотя ни одно из них не зацеплено с другим попарно. Из этой несостыковки Лакан делает разнообразные выводы о природе человека.

Вообще Лакан любил обращаться для разъяснения своих идей к образам топологии , порой трактуя её весьма фантазийным образом. Другой с большой буквы, находящийся по ту сторону образа другого воображаемого, является вместилищем и местом символического.