Menu
14.07.2014| morrrywork| 2 комментариев

Команда Дуги Бримсон

У нас вы можете скачать книгу Команда Дуги Бримсон в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

И точно так же, как в их с Алексом случае, Хоки и Эванс, на играх всегда держались вместе. Значит, скоро должен появиться Эванс — а он не заставит себя ждать. Пожав плечами, он огляделся по сторонам. Деревянные панели на стенах, пятна пива на ковре и потолок, пожелтевший от миллиона выкуренных сигарет. Но было здесь кое-что, не сразу бросавшееся в глаза. Фитчет никогда бы не смог выразить словами, что это такое, однако, Алекс прав, было в этом нечто величественное. Здесь можно было встретить парней откуда угодно, достаточно прислушаться к акценту — и сразу поймешь, что здесь собралась вся Англия.

Херефорд, Эксетер, Сток, Ньюкасл. Едва ли не все лидеры футбольных группировок хулс встречались на этом пятидесятифутовом пятачке, и никаких проблем при этом не возникало. Шикарно, подумал он, когда в тот же момент из-за дверей вырвалась новая речевка: Фитчет кивнул в ответ, впрочем, в разговоры не вступая.

Он был лидером одной из крупнейших в стране группировок хулс, так что само собой все знали, кто он такой и откуда. Не надо слов, когда у тебя есть репутация. А если кто-то хочет поговорить, пусть подойдет. За дверями паба снова стали скандировать футбольную речевку, а в пабе было по-прежнему шумно и празднично.

Царил великий шум Футбола. Взгляд его задержался на угловом столике, и он сразу составил представление, что там за люди.

Они вели кулуарный разговор, но Фитчет знал по многочисленным выездам за границу, кто они и что из себя представляют. Пускай негры — но это были нормальные ребята, к тому же славные бойцы.

Конечно, он ездил в Дублин и принял участие в играх экстремистов правого крыла, но это было исключение. Алекс сразу отказался идти с ним. И он был прав: Ястребок, как всегда, был великолепен. Могу сказать, что это их не обрадовало. Фитчет еще не успел оправиться от смеха, когда наконец появился Алекс с пластиковыми стаканами.

Во всяком случае, мы правильно надраили им задницу! Скорее, не фирма, а ширма. Надо перевести их в юниоры — пусть потренируются. А то они драться так никогда и не научатся. Это вы-то, гребаные кокни, будете учить, как драться? Да вам всем скоро на пенсию. Хоки полез в карман и вытащил пачку сигарет, когда хор: Фитчет внимательно посмотрел на Хоки.

Он не верил своим ушам. Билли был ближайшим соратником, причем настолько крутым парнем, каких не было ни в одной другой фирме.

Они встречались несколько раз, когда Билли был по делам в Бирмингеме. Единственный случай на миллион лет. Надо будет дозвониться ему на неделе. Еще минут двадцать они обсуждали поведение Билли Эванса, когда Фитчет обратил внимание, что вокруг столпился народ.

Он тут же заприметил знакомую рожу — с синяками, оставшимися после субботы. Фитчет смерил его взглядом. Западный Лондон, лет 20—30, пижонистый прикид и полон самодовольства. Все, что он ненавидел с детства. Словом, портрет классического врага. Кстати, как ваш вожак? Последний раз видел его на дороге, когда он пытался спрятаться под такси.

Алекс уже готов был подхватить, когда вмешался Хоки. Вскочив из-за стола, он с вызовом гаркнул:. Фитчет потянулся и осторожно похлопал приятеля по плечу, намекая, чтобы тот не заслонял противника. Он не в первый раз был в такой ситуации и знал, что лучший способ иметь дело с баранами — это пускать их вперед.

Такому покажи розочку — и след простыл. Кроме того, этот шибздик его ничуть не беспокоил. Здесь не дерутся, правила тебе известны. Хочешь снова встретиться, выйди и обожди на входе. В любое время, как пожелаешь. Только в этот раз приведи кого-нибудь получше тех засранцев.

Ты хоть знаешь, кто перед тобой? Да я тебя по стенке размажу, полетишь по Ml в свой сраный Бирмингем. Фитчет подался вперед, пока он излагал все это. Он медленно закипал — не хватало еще выслушивать такое от сопляков. Лично займусь тобой и позабочусь о том, чтобы ты ходил оставшуюся жизнь только под себя.

Теперь они стояли почти нос к носу, и Фитчет уже был готов сорваться, когда между ними протиснулся Алекс.

Алекс оттер его в сторону. Глаза его сузились, а губы сжались. Напряжение внутри нарастало с каждой секундой. Причем противник не дрогнул. Фитчет слышал все это, он даже чувствовал по Движению толпы, как вошел полицейский, но все это происходило где-то в стороне. Он не собирался идти на попятный. Тем более с этим засранцем, который не имеет даже уважения к старшим.

Фитчета вывели из паба, завели за угол и поставили к стенке. Алекса и противника вблизи уже не было, но он заметил, что Хоки следует за ними и держится неподалеку, на расстоянии слышимости. Фитчет смерил взглядом стоявшего перед ним полицейского. Его ровесник, лет 30— В другое время и в другом месте они могли быть напарниками. Но теперь перед Фитчетом был только козел в униформе. Гарри Фитчет превосходно знал одну вещь — от служителей правопорядка лучше держаться подальше.

Этот инстинкт спасал его от камеры уже на протяжении нескольких лет. Сами понимаете, чего не скажешь под горячую руку. Вы же знаете, какие там порядки: Просто вышел из себя на секунду.

Он знал, что Фитчет врет, и, похоже, припоминал, что уже где-то встречал этого молодчика. Возможно, на фото в одном из бюллетеней, рассылаемых по участкам Службой безопасности Национальной футбольной лиги. Надо будет заглянуть туда еще разок. Фитчет выудил все, что у него было, и протянул полицейскому. Курево, зажигалку, билет на поезд, деньги и ключи. А на Уэмбли меня всегда снабжают билетом. Бляха номер вручил обратно Фитчету личное имущество.

А рядом всегда найдется пара доброхотов, готовых подтвердить, что знакомы с тобой полжизни. Он уже готов был захватить этого типа в участок, но в последний момент передумал. К тому же через полчаса начиналось дежурство на стадионе. А с этой шелупонью еще придется возиться несколько часов — и для чего? Алекс вручил ему недопитую кружку, и, всадив в себя полбокала, Фитчет спросил, утирая пену:. У меня нет никаких документов, и шансов у него узнать обо мне ноль.

Лучше всегда говорить правду: Так что лучше не возбуждать подозрений. Ты когда успел поменять клуб? Фитчет вытащил сигарету и протянул пачку остальным. Мистер Эванс, в рот его, собственной персоной.

Обернувшись, Фитчет с радостным чувством облегчения увидел Билли Эванса. Как и Хоки, он был тоже в достойном прикиде. Вероятно, этот лейбл опять в фаворе среди истендцев. Билли заметно округлился — видать, давно не в делах. В одном Фитчет был уверен на все сто — когда надо, он зверь. Эванс умеет быть таким. Фитчет протянул ладонь, и Эванс ответил рукопожатием. Для вас, парней из низших лиг, все просто, а нам, шишкам, кому приходится вести дела с большими ребятами, довольно внапряг.

Понял, о чем я? Достав пачку сигарет, он обвел ею присутствующих и только тогда заметил, что все уже курят. Он увлек Фитчета в сторону, и Хоки с Алексом моментально отодвинулись за пределы слышимости и завязали свою беседу.

А знать, о чем разговор, им не нужно — во-первых, потому что это их не касается, во-вторых, потому что им, в общем-то, наплевать. Зачем хранить чужие тайны — целее будешь в неведении. В случае ареста ни за что отвечать не придется. Ты, Алекс и еще несколько парней? Это было бы интересно, да и прямая выгода — дорогу я обеспечу.

Фитчет посмотрел и усмехнулся. Он слишком хорошо знал Билли, чтобы не понимать, что это будет за поездка. Встав, они посмотрели друг другу в глаза, после чего расхохотались и двинулись навстречу друзьям.

Бляха номер фильтровал взглядом толпу, проходившую по Бейкер-стрит, исчезая в метро. Британская транспортная полиция останавливала там каждого и брала пробу на алкоголь, что некоторым болельщикам показалось оскорбительным и недопустимым, но это уже были их проблемы.

Правду сказать, он несколько забеспокоился, когда его направили сюда. К тому же утром на инструктаже говорили, что это место — штаб-квартира футбольного хулиганья. Впрочем, кто сюда потянется из важных персон?

То есть, судя по фотографиям, которые он просматривал в участке, кто в здравом уме полезет на рожон? Все было в порядке, не считая брамми, который встал было в позицию, да потом вовремя спасовал. Он посмотрел на остальных ребят. Его коллеги немного нервничали, поскольку автобус, который должен был доставить их на Уэмбли, запаздывал.

Сам он на этот счет особо не переживал. Бляха номер не был футбольным фанатом. Вот гонки — это да. И чем слушать нытье остальных полицейских, торопившихся на матч, он решил проверить напоследок обстановку в пабе. Предупредив коллег, куда направляется, полисмен зашел за угол и оказался у дверей бара. Теперь заведение несколько опустело — в любом случае по закону в семь вечера накануне матча оно должно закрыться — осталось всего семь минут.

Ну и местечко, натуральная уборная. Из разряда тех, где помереть не пожелаешь. Оглянувшись, он заметил взгляд брамми — парня, которого чуть было не отволок в участок. Тот сидел в компании, посмеиваясь, вместе с тремя другими раздолбаями. Бляха номер усмехнулся: Он уже собирался выйти, как вдруг что-то привлекло его внимание в одном из этих людей.

Вот этот, крепко скроенный коренастый мужик: На инструктаже показывали похожую фотокарточку. Бляха номер повернулся и пошел на выход. Автобус уже ждал, и все остальные загрузились. И не надо было иметь особых дедуктивных способностей, чтобы определить, как они возбуждены в предвкушении матча.

Бляха номер сел на свое место и достал записную книжку. Надо зафиксировать приметы тех двух субъектов в пабе, пока не выветрилось из головы. Предстояло выяснить, не видел ли он там Эванса и с кем тот разговаривал. Как же он ненавидел эту комнату — как достала его душегубка, забитая всяким хламом, пропахшая окурками и потными полисменами.

Сегодня же он сидел здесь со своей следственной бригадой из трех человек координатор Гаррис, как и положено, находился в отделе, лишенный, как и остальные, возможности общения с женой.

Итак, они вместе наблюдали за появлением своих целей, будто снайперы в засаде, запечатлевая на пленку физиономии известных футбольных хулиганов, а также регистрируя новые лица. Словом, обыденное дежурство — и вот в какие-то десять минут все изменилось.

Сперва он заметил бирмингемских парней из потасовки на Камден-хай-стрит. Недаром босс продемонстрировал их фото на инструктаже перед дежурством. Естественно, вся троица была немедленно заснята для последующей обработки. Но самым большим сюрпризом стало появление Билли Эванса. Этого Джарвис не ожидал — его как молотом по голове шарахнуло. Эванс был в одиночестве, но двигался прямиком к бару, ни с кем не заговаривая из стоявших у входа.

Куда-то он спешил, подумал Джарвис. Тут что-то не так. Если бы это было банальное посещение пивной, он бы непременно перебросился парой слов с парнями снаружи. Джарвис по собственному опыту знал, что среди них как минимум полтора десятка его знакомых. Защелкали камеры, зажужжали моторчики видеосъемки, наполняя комнату тихим шумом. Джарвис продолжал смотреть, не спуская глаз со своего противника номер один, почти упираясь лбом в стекло.

Когда троица выбрела наружу, Джарвис поднял брови в притворном удивлении и, наверняка зная, что все и так запечатлевается на пленку, не удержался от возгласа:. Сейчас он был как режиссер, сидевший в кресле, окруженный толпой операторов и ассистентов. Эванс, Фитчет, Бейли и Хокинс — пересекла дорогу и исчезла в подземке, люди в комнате позволили себе расслабиться.

Наш старый знакомый Эванс — что бы это значило? Те озабоченно паковали аппаратуру, усмехаясь и посматривая на Джарвиса. Он чуть подался вперед, включая радио, и оглядел прочих членов команды, прежде чем откинуться в кресле. Присутствие подчиненных воодушевляло, доказывая, как всегда, что он не один.

Джарвис стал прокручивать в голове события последних трех недель: Маленький двуспальный дом постройки середины х годов на окраине Бирмингема. Джарвис принял решение обыскать жилища Фитчета и Бейли на следующий день после игры английской сборной.

Он знал, что подставляет себя под удар, но снимки с достопамятного поединка на Камден-хай-стрит удалось довести до такого состояния, что даже главный детектив-инспектор Аллен счел их вполне подходящими для представления в суд. Они оказались настолько качественными, что Терри Портер во время встречи с начальником смог опознать практически всех, кто принимал участие в потасовке.

Так что при определенном везении все они могли оказаться на пленке — их можно было вычислить и арестовать на очередном домашнем матче Бирмингема.

Джарвис, однако, был убежден, что Фитчет с Бейли могут дать ему информацию по Билли Эвансу. Вот почему он мечтал поместить их поскорее в каталажку, а затем обыскать квартиры. Одна-единственная ниточка могла вывести на след.

И как знать, не дотянется ли она до того, кого он так усердно ищет? Вот почему он прибыл сюда лично и почему наготове была еще одна команда полицейских, выжидающая у дверей дома Бейли, которая должна была ворваться одновременно с ним. Он не мог оставить дело мидлендским полисменам, потому что ничего нельзя было упустить. Мысли его вернулись к Терри Портеру. Полисменов, работающих под прикрытием, тут же выводили из операции, когда они попадали под удар или как только появлялись малейшие подозрения.

И Портер был, судя по всему, рад услышать, что его отзывают. Он сказал, что охотно вернется на привычную полицейскую службу. Джарвис поговорит с ним в оставшиеся три недели. Если там была проблема, ему нужно ее утрясти. Голос вернул его к реальности: Это была идея Джарвиса — взять Вильямса с собой. Он хотел увидеть парня в деле и заодно показать ему несколько незаменимых приемов в работе с подследственными.

Захлопнув микрофон, он выскочил из машины. Через несколько секунд улица ожила, наполнившись полицейскими в форме и топотом многочисленных казенных ботинок. Джарвис целенаправленно, без лишней спешки, двигался ко входу. Это была его операция, и он должен демонстрировать собранность и спокойствие.

Поэтому бежать взапуски, как какой-нибудь мальчишка-практикант, он не намерен, тем более в кармане у него ордер. Ничего, все равно он никуда не денется. Когда оставалось преодолеть последний отрезок пути, он остановился и оглянулся по сторонам.

Другие притормозили и стали скапливаться у него за спиной. Он отступил в сторону, и два полицейских в форме устремились вперед с облупленным красным тараном. Дверь высадили с первого удара. Поток полисменов хлынул внутрь, несколько человек взбежали по лестнице на второй этаж, по короткому коридору, исчезая в комнатах по обе его стороны. Джарвис вошел последним и подождал, пока остальные разбегались по дому. Его окликнули из глубины коридора, и Джарвис проследовал на кухню.

За барной стойкой сидел тип в модной и, видать, дорогой бледно-желтой рубашке и голубом галстуке. Перед ним стояла миска с хлопьями и чашка апельсинового сока. Он посмотрел на Джарвиса и усмехнулся:. Все так же усмехаясь, Джарвис обвел взглядом кухню. У меня ордер на обыск. И еще одна новость: Фитчет поднял взгляд, причем на его лице почти ничего не отразилось.

Джарвис отметил, что арестованный совершенно спокойно воспринял появление полиции, высадившей дверь в его доме. Он не проявлял никаких агрессивных эмоций, страха, злобы, гнева или чего-либо в этом роде. Словно бы в самом деле ожидал появления полиции: И какой заносчивый вид! Видал он и такое — во время облавы на дом Билли Эванса.

Джарвис прошелся по дому, соображая, с чего начать. Официально он считался арестованным за драку с нанесением увечий на Камден-хай-стрит, но и у местной полиции накопилось достаточно материала. Парня можно было раскрутить по полной программе.

Но Джарвису было нужно совсем не это. Он хотел выйти на Билли Эванса и был уверен, что найдет ниточку, которая к нему приведет. Он прохаживался по опустевшему дому Фитчета, размышляя и присматриваясь. Ни полок, забитых пропагандой Национального Фронта, ни прочего, типичного для большинства футбольных хулс. Напротив, обстановка образцовая, в комнатах порядок. Открыв шкаф и обнаружив там стопку белоснежных полотенец, Джарвис чуть не рассмеялся:.

Он устремился обратно на кухню и заметил компьютер на столике, за которым и повязали Фитчета. Присев и включив его, он залез в папки с файлами. Ничего особенного, только тонны документов да контрактов, имеющих отношение к работе.

Ничего запаролированного, что можно было бы вскрыть и просмотреть. Он просмотрел адресную книгу в поисках хоть одного знакомого имени. Телефон на столике возле двери содержал список сохраненных номеров: Отложив телефон, он подошел к полке, заставленной записями и многочисленными книжками.

Почти все видеокассеты были на футбольную тему, и большинство содержало бирмингемские матчи. Лучшие голы, обзоры сезона и тому подобное.

Ник Хорнби, Энди Макнаб, еще какие-то книжонки о футболе. Типичный фанатский набор и, правду сказать, то же самое, что лежало на полке у Джарвиса. Вздохнув, он выпрямился и позвал ассистента. Через несколько секунд в дверь просунулось юное лицо детектива-констебля Вильямса.

Ты отвечаешь за него. И еще — пусть кто-то проверит номера на этом телефоне. И куда подевалась его траханая мобила, хотел бы я знать? Когда мы приедем в местный участок, проконтролируй, чтобы кто-то из местных оторвал задницу от стула и помог нам. Юное лицо исчезло, и Джарвис отправился обратно в кухню.

Здесь он присел и мысленно пробежал еще раз все, что имелось в наличии: Он встал и вышел к гаражной пристройке у дома. Вы уверены, что вам нужен именно этот парень, инспектор? У него же дом полная чаша, тачка клевая. Вы же охотитесь на йоббо. Джарвис задумался на миг, наблюдая за выбирающимся из машины полицейским чином, который тут же потянулся за своей шапкой-сиреной. Джарвис опять вздохнул и побрел обратно в дом. Когда он в первый раз вышел на Билли Эванса, года три назад, все было то же самое.

Ничего наводящего на подозрение, что перед тобой не просто типичный футбольный фанат, а йоббо — из тех, кому в первую очередь важен не футбол, а драка. Лестницу он преодолел почти бегом и буквально влетел в спальню. В отличие от прочих комнат, здесь была свалка. Впрочем, бардак был учинен двумя рывшимися здесь детективами. Он посмотрел на полисмена в форме, который рылся в стопке свежевыглаженных сорочек и среди черных костюмов, а затем перевел взгляд на своего помощника.

Тот широко осклабился, протягивая Джарвису фотоальбом со словами:. Я нашел это под матрасом. Альбом был вручен вверх ногами — и Джарвис развернул его к себе. Ряд снимков демонстрировал Гарри Фитчета и Билли Эванса в обнимку у фонтана в майках клуба и шортах. Перед ними лежал развернутый флаг с крестом Святого Георгия, а на заднем фоне стояла группа датских полисменов при полном параде: И аккуратная подпись чернилами: Джарвис посмотрел на молодого детектива и улыбнулся:.

Джарвис поднял взгляд из-за груды бумаг, заваливших стол, и принял пластиковый стаканчик. Двое мужчин сидели, молча дуя на стаканчики, пока поезд громыхал в направлении Юстона. Как-то решил подпоить одну шахтерскую девчонку, но она так нажралась, что я потом не мог ни слова понять из того, что она говорила. Джарвис отставил чашку и с усмешкой посмотрел на юного детектива-констебля. Он все сделал правильно. Правду сказать, атмосфера в комнате, где происходил арест, была несколько натянутой.

Джарвис настаивал, чтобы детали облавы остались в секрете, и не доверял даже местной полиции. Те, естественно, восприняли это как оскорбление — понятное дело, кому понравится, когда ему указывают, что делать на своем участке. Но он не особо переживал, что задел чье-то самолюбие. Утрясать дипломатические нюансы было поручено Вильямсу, что он и делал с неотразимым неуклюжим шармом. Джарвис отпил кофе и снова задумался о двух арестованных. Бейли вместе с Фитчетом, правда в разных машинах, следуют в Лондон для допроса.

Фитчет, однако, был не прост. Как и ожидал Джарвис, он оказался заносчивым подонком. Даже в кабинете следователя Фитчет вел себя хладнокровно. Словно в любой момент ждал, что сейчас перед ним извинятся и отвезут домой. Полицию, в общем, ни во что не ставил. Пару раз он сверкал глазами на Джарвиса, видимо, стараясь произвести впечатление, но тот лишь усмехался в ответ. Джарвис никогда не заговаривал с арестованными до начала допроса, так что он оттягивал удовольствие до прибытия в Лондон.

Это был приемчик, которому сам он научился в начале служебной карьеры от своего первого детектива-инспектора. Тот поведал ему, что лучший способ добиться быстрых результатов на допросе — это привести арестованного к следователю, которого он не встречал прежде.

По неведомой причине допрашиваемые тогда моментально раскалываются. Это выбивает их из колеи. С опытом к Джарвису пришло понимание, что тут все дело в психологии, незнакомый голос больше пугает, и он с успехом пользовался таким нехитрым трюком. За годы работы некоторые из его коллег посчитали это чудачеством, но, как ни странно, прием постоянно срабатывал, и он всегда добивался желаемого результата.

Одного взгляда на Фитчета хватало, чтобы понять, кто перед тобой. И все же то, как уверенно он встретил ворвавшихся в дом полицейских, немного смущало. Он не любил работать на чужой территории: К тому же он ощущал усталость, от которой могли избавить только горячая ванна и сон. Перед допросом непременно следует выспаться: Он вытащил из-под стопки бумаг копию телефонных распечаток и протянул ему. Где-то у него припрятан еще один мобильник, с которого он звонит по субботам. Такие типы всегда имеют второй мобильник, и, если нам не удастся его разыскать, надо вычислить все номера, по которым он звонит, когда собирается на игру.

Заметив реакцию шефа, Вильямс стал ворошить телефонные распечатки, зарывшись в бумаги. Оба погрузились в молчание. Джарвис отхлебнул кофе, размышляя о том, что уже несколько дней вертелось в голове у обоих. Но только по разным причинам. И потом, ребята познакомили меня с еще кое-какими подробностями из его личной жизни. Вильямс ответил неуверенным взглядом. Это происходило до его появления в отделе, но он мог узнать от старых сотрудников. Смерть товарища, которого убили у тебя на глазах, оставляет играм на сердце, и разговоров об этом обычно избегают.

К тому же это могло случиться с каждым из них в любое время. Все они это знали. Если Вильямс рано или поздно узнает об этом, то пусть лучше от него, участника тех событий. Вздохнув, он начал свой рассказ:.

В любом случае, нам было известно, что вестхэмские ребята не собираются упускать шанса. Они собирались встретить противника во всеоружии и навсегда покончить с этим вопросом.

Я был тогда детективом-сержантом, и, согласно плану, мы собирались перегородить дорогу патрулями и разрезать две толпы полицейским клином, удерживая их на расстоянии друг от друга — обычная, широко распространенная тактика. Мы тем временем наблюдали и отслеживали главных зачинщиков. Джарвис остановился и посмотрел на проходившую мимо молодую женщину.

Склонившись к собеседнику, он конфиденциально продолжил:. Я и двое детективов-констеблей. Мы собирались следовать за миллуоллскими, когда они высыпали на нас из вагонов, обнаружив свое присутствие. Но стоило им пройти первый ряд эскалаторов, на них невесть откуда посыпались вестхэмские.

Там было человек сто, и это в субботний вечер в тесноте подземки. Можешь себе представить, что это такое.

Мы только могли держаться в стороне до прибытия подкрепления, но уже через пару минут посыпались новые вестхэмцы, и миллуоллцы стали отступать вниз по эскалаторам, сметая нас. Тогда нас и затоптали. Но даже после того как мы провели обыски, никаких доказательств отыскать не удалось.

У нас на руках не было никаких улик. Ни об этом деле, ни о каком другом. Я перевернул вверх дном его берлогу: Я знал, что он виновен в гибели офицера полиции, но уже потерял всякую надежду наказать этого ублюдка. Может, в этот раз у нас появится шанс, поскольку сейчас выясняется, он, похоже, затеял что-то новое. Так что не будем терять надежду, что главный детектив-инспектор даст возможность собрать на него материал. Гарри Фитчет сидел в кузове полицейского фургона, летя по шоссе М1 к Лондону, который так ненавидел.

Отчаянно хотелось курить, но когда он попросил сигарету у двух сопровождавших полисменов, они лишь рассмеялись в ответ. Он громко вздохнул, закрыл глаза и прислонился головой к металлической панели кузова. В тысячный раз его мысли возвращались к полицейскому налету на его дом.

Шмону, который они там устроили. Он знал, что этот день неизбежен. Согласитесь, не столь привлекательно, Дуги Бримсон , Бримсон Эдди , Игры, которые мы любим ненавидеть. Самые известные британские авторы, пишущие о футбольном хулиганизме, излагают свою точку зрения на игру, пытаясь понять, почему матчи столь важны для болельщиков и до чего могут дойти фанаты в своем стремлении превзойти соперника.

Все о футболе для настоящих мужиков. Другие переводы Ольги Палны с разных языков можно найти на страничке www. Появление этой книги на свет стало возможным благодаря любви и поддержке моей жены, Тины и моих детей - Ребекки, Кейли и Бена. Самый крутой Top Dog. Лидер одной из группировок английских футбольных хулиганов оказывается во главе службы безопасности известного клуба… Но преступные наклонности берут в нем верх над доводами рассудка. Зло, следующее за сборной. Сколько ни твердят в последнее время миру, что английские фанаты ведут себя все лучше и лучше, а воз и ныне там.

Братья Бримсоны, неутомимые исследователи насилия в футболе Великобритании, обратили внимание на скрытое зло. Зло затаившееся, зло изощренное, зло, овладевшее новыми технологиями. Однако книга хороша не только обличительным пафосом, но и попыткой разобраться в происходящем. Интересно, они в самом деле уходят или это просто отключается мозг? Легкое забытье, избавляющее от долгого кошмара. И вдруг он почувствовал, как чья-то пятерня вцепилась в волосы. Это лицо он где-то уже видел. С ненавистью уставившись на него, человек что-то крикнул.

Он едва не рассмеялся. Смутно расплывшееся лицо отодвинулось, и он уже ждал удара в голову или пах. Но его просто оттолкнули — и голова глухо ударилась о бетон. Кажется, подбегал еще кто-то, но он этого уже не чувствовал. Внезапно он пришел в себя. Что-то коснулось лица, и он поморщился, ожидая нового удара.

Но это была совсем другая рука. Открыв глаза, он повернул голову. Молодая женщина в полицейской форме опустилась перед ним на колени.

На лицо ему что-то капнуло. Нет, это ее слезы. Господи, неужели его дела так плохи? Он пытался заговорить, но слов не выходило. Осторожно приподняв ему голову, женщина подложила сложенную куртку. Лицо ее стало еще ближе. Там тоже кто-то лежал. Группа людей в черных полицейских мундирах окружила тело. Итак, у кого китель под головой — те еще имеют надежду. Но в этот момент женщина снова осторожно повернула ему голову, чтобы он не смотрел в ту сторону.

Он снова зажмурился, но, как ни пытался расслабиться, боль не давала этого сделать, овладевая телом.