Menu
14.07.2014| deuwindcamb| 3 комментариев

Кремль Всеволод Иванов

У нас вы можете скачать книгу Кремль Всеволод Иванов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Мастер Петр поклонился князю и, похвалив желание его, осторожно добавил, что Москва богата, велика, что много у ней и камня, и рук мужицких, и коней, а здесь… И строитель Петр сын Григорьев развел руками, указывая на обширные и пустынные воды озера, медленно текущие в Волгу через речку Подзолку, и на дремучие леса, сквозь которые, казалось, не только что человеку, но и мысли пробиться трудно.

И тогда князь Никита подал мастеру две монеты. Одна большая, почти в ладонь, а другая маленькая, с ноготь мизинца, и обе из чистого золота.

У московского Кремля герб есть святой: Георгий Победоносец, растоптавший змия и растерзавший ему поганые татарские уста. Надо и тебе, княже, о гербе думать. Легче нам будет строить под святым гербом. Того лучше какого-нибудь святого поставить. На московское чудо любуются люди, а приедут в Подзол — того более поражены.

Будто и невелика кремлевская стена, будто и не много палат закрыто кругом, — всего шесть, — а как дивно прекрасна стена, какая она легкая, стройная, как необыкновенно прекрасны угловые башни-храмы, и какими цветками выглядывают из-за стены кремлевские палаты!

Снаружи храмы и палаты белы, а внутри, сверху донизу расписаны фресками о том, как приятно жить человеку согласно законам божеским и человеческим, и о том, как наказуется житие в грехах, беспутство, законопротивность и срам. А сколько замысловатых лестниц внутри, переходов, коридоров и тайников, а как тепло в тех палатах, и как тихо, и как задумчиво смотришь оттуда на мир!

Митрополичий храм не уместился в кремлевских стенах. Собор и звонницы поставили возле главных ворот. Там, в соборной церкви, в белой серебряной раке, окруженной цепями лампад, почиют мощи святого и благоверного князя Никиты. Мягкий звон несется со звонницы утром и вечером, и особенно ласков он при закате, когда облака отзолачиваются и похожи на резной иконостас, а на повороте реки, под золотым этим блеском, виден белый пароход, мимо красных бакенов огибающий небольшой островок, похожий на плывущего медведя.

Над главными воротами Кремля, выкованными из толстого железа, находится медный герб города — медведь, плывущий через реку. Герб от времени сильно позеленел, края у него какие-то восковые, хрупкие.

Фигуру медведя еле разглядишь. Герб этот висит и поныне. Посетители, недоумевая, глядят на эту надпись, но причину появления ее спросить стесняются.

Пронзительно белы монастыри за городом, в одном из которых лежит прах преподобного строителя Петра сына Григорьева, того, что вместе с итальянцами строил и московский Кремль, и воздвиг Подзольский. Монастыри эти по-разному повторяют кремлевское чудо. Они лежат среди огородов, гряд капусты сизой, темного картофеля и редкой моркови. Домики обывателей в городе бархатного серого цвета. Хоромы князей Подзольских — голубые, под цвет неба, а казенные здания сизо-багровы. И над всем этим радужно сияет и поныне глубоководное и рыбное Подзольское озеро.

Оно тоже повторяет Кремль. Лопта поехал из ужгинского Кремля, сопровождаемый дьяконом отцом Евангелом. Дьякон напросился, видимо, желая знаменовать собой будущую паству епископа или митрополита Гурия. Дьякон остался очень доволен, когда И. Главный герой — Вавилов, бывший солдат, рабочий. Всего боится — машин, воды, женщин, жизни. Показано, как он свою боязнь преодолевает. Но это уже ближе к финалу.

Там он всех метелит, даже самых отъявленных кулачных бойцов, и никого и ничего не боится. И всё бы хорошо, но только я с трудом отслеживал перепитии, происходящие с многочисленными героями, названными очень часто по фамилиям с инициалами! И неимоверная корявость слога начала раздражать.

Есть несколько очень верных, довольно злых замечаний о интеллигенции, даже о советской бюрократии, по-моему. Сравнение, кстати, не случайное. Оба романа про абсурдность бытия, про разобщенность, про сложение действий отдельных индивидов в некую коллективную равнодействующую. Портер подошла к задаче чисто по-западному, нацелена была на достижение реальной практической цели, а не просто движение к ней