Menu
13.07.2014| dersretoc| 2 комментариев

Мечи и магия Элизабет Бойе

У нас вы можете скачать книгу Мечи и магия Элизабет Бойе в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Где-то в конце зала был слышен голос Варта, но Килгор не обращал внимания на него. Дверь открылась, и все моментально сели на места. В зал ворвался ледяной ветер и пронесся по нему, раскачивая подвешенные амулеты и растрепав бороды колдунов. Килгор замер, когда ветер коснулся его. И ветер сразу же стих, как будто почуяв врагов. Килгор снова ощутил дьявольское присутствие Сурта, и на сей раз у него не было никакой защиты, кроме пояса Берлиот и простого меча. Раздался гром, и в зал ворвалась масса ледяного воздуха.

Колдуны удивленно перешептывались между собой, чувствуя запах серы и запах заклинаний. Они стиснули свои посохи, готовясь отразить нападение. Тролли заметались в страхе. Килгор боялся выдать себя движением мускула. Глаза его отыскали Варта, который метался по залу в большом возбуждении и неотрывно смотрел на Килгора. Раскройте их, и вы увидите, что предатель снова пришел, чтобы убить Сурта! Килгор сидел спокойно, но холодный пот выступил у него между лопаток.

Его спокойствие, казалось, озадачило тех, кто начал подозревать его. Никто не подходил к нему и не пытался сорвать капюшон. Несомненно, все уважали здесь Графгримра и боялись остаться в дураках. Он вошел в зал, неся Килдурин в правой руке. Тяжелая металлическая перчатка защищала его руку.

Перчатка была окутана едким ядовитым дымом. Пусть здесь окажется тысяча огненных колдунов, но они не смогут теперь остановить меня. Он сел и продолжал. Несмотря на всю вашу слабость, ничтожность и трусость, я возьму вас на службу, когда стану господином фимбул Винтер. Шар яркого зеленого пламени вспыхнул у него над головой и рассыпался тысячами искр. Сурт поднял руку, и искры моментально погасли. Колдуны вскочили на ноги и начали сыпать проклятиями, со злобой глядя на зрителей, которые в ужасе съежились.

Не сходите с ума! Перчатка на его руке задымила еще сильнее. Повалил черный едкий дым. Кто осмелится противостоять мне, когда вся земля дрожит при упоминании моего имени? Наступила жуткая тишина, и тут между ног Килгора прошмыгнула мышь.

Она подмигнула Килгору блестящим глазом и пошевелила усиками. Килгор сразу же успокоился. Он сам не понял, как это произошло, но вдруг он поднялся и медленно направился к Ватнару-Сурту. Затем он услышал свой сильный чистый голос:. Сурт в ярости рухнул в кресло, сжав его ручки. Он не мог произнести ни слова. Другие колдуны тревожно перешептывались между собой, а затем один из них крикнул:.

Сейчас ты расстанешься со своей жизнью и магией! Хотя Графгримр со своей огненной магией уничтожит любого из вас, кто захочет помешать мне покончить с этим делом, которое привело меня сюда.

Я должен навсегда уничтожить этого выходца из могилы — Ватнара-Сурта. Ты принимаешь мой вызов? Или я должен назвать тебя трусом? А затем я мечом Андуриха пошлю тебя в забвение. Ты знаешь, что теперь, когда меч у меня, у тебя нет ни малейшего шанса убить меня. Твоя голова украсит коллекцию голов моих врагов, которые пытались убить меня.

Все головы заколдованы так, что они могут говорить, и с ними можно вести беседы. Твоя голова будет самой ценной в моей коллекции, так как я ненавижу тебя. Ты готов сделать попытку? Я вижу, что ты вооружился детской игрушкой.

Неужели ты такой идиот, что рассчитываешь убить бессмертного Сурта этой жалкой железкой? Я тот, кому предназначено убить тебя. Человек ненавидит то, чего боится, и ты ненавидишь меня потому, что боишься, потому, что знаешь, что я убью тебя.

Ватнар-Сурт сделал шаг вперед, размахивая мечом так, что тот загорелся в его руке горячим голубым пламенем. Юноша невольно поднял свой жалкий меч, как бы стараясь защититься от злобной волны, которая исходила от Сурта.

Между ними с треском проскочила искра пламени. Твой конец все равно неминуем! Он сконцентрировал все свои мысленные силы на мече, ненатуральное голубое пламя которого моментально погасло и на нем проступили золотые письмена. Затем меч загорелся ровным желтым пламенем. Или ты думаешь, где же Графгримр? Ведь ты нуждаешься в нем сейчас. Как же он завел тебя сюда и бросил одного? Твой конец в моих руках. Килгор глубоко вздохнул и взялся обеими руками за рукоятку меча.

И вдруг в его ухе прозвучал голос. Килгор колебался, предполагая, что это всего лишь штучки Сурта. Он прикоснулся к рогу на своем поясе, который висел на том же истлевшем кожаном ремешке, на котором висел у своего старого хозяина. Он не видел ничего такого, что указывало бы на то, что Графгримр где-то рядом.

Его первый удар будет звук рога? Одни насмешливо, другие озадаченно. Он принадлежал Вультеру, которого я убил и оставил его труп на растерзание воронам. Ты тоже найдешь себе безымянную могилу, если веришь в пророчество относительно рога Вультера. Сурт выругался, и тут же раздался звук рога. Килгор начал трубить, и этот звук разнесся по всему залу. Когда Килгор опустил рог, можно было слышать, как эти звуки летят все дальше и дальше от Гримшлага, через пустынные равнины и каменные утесы.

Колдуны переглянулись между собой. Одни фыркали презрительно, другие в тревоге сжимали свои посохи. Ватнар-Сурт хмыкнул и для пробы взмахнул мечом, который разгорелся еще ярче. Вероятно, он жег руку Сурта даже сквозь металлическую перчатку. В зале запахло паленым мясом. Килгор почувствовал, что у него на голове зашевелились волосы. Ведь Сурт готовился нанести удар и к тому же произносил заклинание, чтобы наверняка покончить с Килгором.

Он про себя снова и снова произносил письмена на мече, и меч отвечал ему, вспыхивая каждый раз золотым пламенем. И тогда Сурт нанес удар. Меч пролетел в воздухе мимо головы Килгора, обдав его лицо горячим воздухом, и ударился о каменную колонну. Раздался звон, и посыпались обломки камня и льда. Все произошло так быстро, что он не успел осознать опасности, и теперь с радостью чувствовал, что еще жив. Сурт уперся острием меча в пол и ненавидящим взглядом пронзил Килгора. Он не обращал внимания на дымящуюся перчатку и боль в руке.

Килгор снова дунул в рог, а Сурт напал на него раньше, чем юноша успел опустить рог. И снова меч просвистел рядом, несмотря на то, что Сурт крепко сжимал его обеими руками. Колдуны зашумели и начали распевать заклинания, чтобы уничтожить наглеца Килгора, но Сурт презрительно махнул им рукой. Его лицо и руки почти светились, он призвал на помощь все свое могущество, всю свою энергию, которая была в нем.

И тут Сурт не выдержал. Он злобно выругался и попытался ударить Килгора. Меч снова пролетел мимо и со звоном ударился о каменный пол, высекая искры. Сурт злобно крикнул и опять попытался ударить Килгора, не давая возможности юноше дуть в рог.

Его протесты утонули в свисте меча, наносящего удары, и в грохоте рушащихся стен и колонн, которые падали, когда меч попадал в них. Килгор пытался прятаться за колонны, но Сурт сносил их одним ударом. Град каменных обломков заставил колдунов попрятаться и наблюдать за происходящим из безопасных мест.

Все зрители — мелкие колдуны и тролли — поспешно убегали из зала. Сурт схватил меч обеими руками, несмотря на невыносимый жар, исходивший от него, и рубил изо всех сил.

Лезвие просвистело рядом с ухом Килгора так близко, что юноша почувствовал его дыхание. Это была битва между мечом и Суртом. И Сурт был близок к тому, чтобы выиграть ее. Килгор непрерывно отскакивал, уклоняясь с такой ловкостью и быстротой, что удивлялся сам себе.

Вероятно, ему помогал Графгримр в этом соревновании со смертью. Постепенно юноша заметил, что Сурт умело маневрирует, стремясь загнать его в угол, где проще прикончить Килгора. Килгор тревожно оглянулся, надеясь увидеть, Графгримра, но не увидел его. И, наконец, Килгор почувствовал спиной каменную стену. Сурт с торжествующим хохотом рванулся вперед. Меч ударился о стену и на пригнувшегося Килгора посыпались камни. Килгор упал прямо в ноги Сурту, который как раз откинулся назад, занося меч для следующего удара.

Меч сверкнул в воздухе, но Килгор откатился в сторону. У него оказалась легко оцарапана рука. Сурт испустил рев ярости и разочарования: В наступившей мертвой тишине Сурт выронил дымящийся меч и тот зазвенел по полу. Сурт медленно повернулся к Килгору и посмотрел ему в лицо со страшной ненавистью. На этот раз я убил себя, и Ватнар, наконец, умрет. Но настоящий Сурт еще жив! И он будет мстить! На этот раз я покидаю тебя. И ты будешь все время в страхе ждать моего появления, не зная, в каком обличье я окажусь.

Новый и более могущественный, чем раньше. Он упал на пол в лужу собственной крови. Одиннадцать колдунов собрались вокруг него, не обращая внимания на Килгора. Он решил найти себе более сильное. Хотя Ватнар был ему хорошим слугой. Теперь ему для восстановления сил потребуется много времени в специальном месте.

Но хотя я и знаю, где, я не скажу никому. Колдуны в трепете отступили назад, закрывая лица руками. Килгор в страхе отступил, не отрывая взгляда от кружащейся ледяной пыли, которая все сгущалась и начала постепенно принимать форму.

Графгримр рявкнул на Килгора, приказывая ему поторопиться. Тролли и колдуны в панике бросились к дверям. Тошнота подступила к его горлу. Он поднял меч, словно хотел отгородиться от жуткого создания, которое обрело форму и теперь тяжело, угрожающе дышало могучей грудью.

Кровь запеклась у него на спине и боках, где была полосками содрана кожа. Черные безумные глаза уставились на Килгора. Колдуны, до этого момента парализованные страхом, вдруг ожили и бросились к дверям.

Бык с огромной скоростью кинулся за ними, швыряя их рогами в разные стороны. Мечи и магия Издательство: Книга повествует об удивительных приключениях отважных героев, огненных и ледовых колдунах, злых великанах, троллях, чудовищах и прекрасных девах-воительницах — Советская Кубань, формат: В борьбе за власть в Империи Видесс Император Туризин подавил мятеж, однако наемные войска внезапно предали его, и страну раздирает новая война.

В битву с предателями вступает легион Марка Скавра… — Азбука-классика, формат: Мечи и черная магия. Парочка неунывающих авантюристов, варвар-северянинФафхрд и коротышка по прозвищу Серый… — Азбука-классика, формат: В борьбе за власть в Империи Видесс Император Туризин подавил мятеж, однако наемные войска неожиданно предали его, и теперь страну раздирает новая война.

В битву с предателями вступает римский легион… — Фантастика, формат: В битву с предателями вступает римский легион… — Ленинградское издательство Лениздат , формат: В битву с предателями вступает римский легион… — ИГ Лениздат, формат: Карты с посланиями ангелов. Серия "Меч и магия" комплект из 14 книг. Американский писатель Раймонд Фэйст по праву считается одним из мэтров фэнтези, а каждый из более чем десяти его романов сразу же становится бестселлером. Так как все вино было уже выпито, соседи тоже ушли, оставив холл Килгору и кучке беглецов.

Огонь уже догорал, и большая часть путников приготовилась спать на столах, скамьях и полу. Килгор посмотрел на беззубого старика в лохмотьях, который уснул прямо посреди рассказа и его не могли уже разбудить ни толчки, ни шум. Постепенно в холле стало тихо. В полутьме старые знамена и оружия уже не казались изъеденными временем и гнилью. Килгор долго смотрел на них, всеми силами желая, чтобы благородные воины древности очутились здесь и защитили Скарпсей от таинственного нападения.

Наконец он громко зевнул, потянулся и завернулся в чей-то плащ. Он почти уснул, как вдруг огромная дверь холла со страшным скрипом отворилась от сильного порыва ветра. Килгор хотел закрыть ее, но это означало, что надо пройти по всему холлу между телами спящих людей, собак, между разбросанными кубками и блюдами.

Ночь была теплой, и пусть тот, кто ближе к двери, и закрывает ее, если замерзнет. Внезапно угли в очаге ярко вспыхнули и осветили холл. Раздались чьи-то легкие шаги и край плаща прошелестел рядом с Килгором.

Но он уснул, не успев рассмотреть, кто это был. Ему показалось, что прошло всего полчаса, когда кто-то его разбудил, бесцеремонно вытряхнув из плаща. Солнце светило ему прямо в глаза. Вокруг него то и дело проходили чьи-то ноги. Необычное оживление в такой ранний час. Все советники были уже здесь. Собрались также местные жители и беглецы.

Килгор схватился за свой меч. Если вы не перестанете наступать на меня ногами… — Уйди с дороги, Килгор, — проворчал старый Снорри. Килгор встряхнул растрепанной головой, бросил плащ негодующему хозяину и, желая поскорее выбраться на улицу, быстро пошел через толпу, которая собралась вокруг большого дуба Брандстока.

Все уже проснулись и шум стоял, как в курятнике. Отец его был в самой гуще. К нему тянулись руки, хватали за плащ. Вальсидур старался услышать каждого, хотя все они говорили одновременно.

И он показал на дуб Брандстока. Когда толпа немного раздвинулась, Килгор подошел поближе. В дуб по самую рукоятку был всажен меч. Видно было, что он очень старинный.

Золотая рукоятка была украшена причудливой вязью символов и букв. Гарда сделана в форме когтей орла, которые охватывали кисть держащего меч. Мечом к стволу был приколот листок пергамента. Килгор сорвал его и прочел клиновидную надпись: Глава 2 В последующие дни многие пробовали счастье, пытаясь вытащить меч. Вальсидур объявил, что каждый должен попытаться. Рыбацкое судно, дом в Виллоудэйле и сотню мер соли ежегодно обещал он тому, кто принесет меч в холл.

Каждый, независимо от богатства и общественного положения, пробовал вытащить меч, и каждый вечер все попытки заканчивались утешительными празднествами. Килгор воспринимал это очень болезненно. Несмотря на всю его веру в магию, сомнительно было видеть ее проявление в таком степенном и скучном месте, как Брандсток-холл. Или еще хуже — меч мог оказаться подделкой, предназначенной для того, чтобы выставить семейство Вальсид на посмешище и лишить его права быть вождями Шильдброда.

Килгор сам назначил себя хранителем меча в Брандстоке и, сидя со своим старым мечом, с тревогой наблюдал за нелепыми попытками вытащить оружие из ствола дерева. Самому ему не хотелось быть смешным и обливаться потом, вытаскивая меч. Ему не нравился тот жадный огонь в глазах, который он видел у всех кандидатов. Килгор был уверен, что такой святой и таинственный меч нельзя извлечь в шутовской атмосфере, которая царила вокруг. Почти каждый вечер специалисты по магии собирались в Брандсток-холле и давали советы всем желающим.

Шла оживленная торговля амулетами, безделушками, приносящими счастье, заклинаниями. Они пользовались большим спросом среди жителей Шильдброда и беглецов с севера. Казалось, что каждый из них непоколебимо верил в магию и только ждал удачного случая, чтобы продемонстрировать свою веру.

Они, полные надежд, шумно, как море, вкатывались в холл, но их неудачи не трогали Килгора. Наибольшее разочарование постигло старого Вальсид ура. Он долго смотрел на меч, бормоча про себя: Вальсиды всегда были королями и воинами. Если кто-либо в Скарпсее и способен вытащить этот меч, так только я. Он поднялся с кресла и изо всех сил попытался вытащить меч. Тот даже не шевельнулся.

Пыхтя и задыхаясь, пробовали свои силы советники. Глаза их чуть не вылезали из орбит от напряжения, но все было тщетно. Он ведь заберет все лучшие себе, если мы не сумеем поладить с ним.

Он наверняка назовет цену. Следует попытаться, чтобы сохранить Брандсток. И все старики ухмыльнулись и подмигнули друг другу. Но проходили недели, а меч упрямо отказываются подчиниться кому-нибудь. Прошло время, и новизна приключения потеряла свою прелесть.

Уже несколько недель никто не пытал счастья. Старые советники приходили в холл пить вино и рассказывать байки. Народ начал задумываться о морозах на севере, и прежний страх перед колдунами потихоньку овладел всеми.

Килгор надеялся, что лихорадка, вызванная появлением меча, кончится, и народ вновь обретет здравый смысл. Теперь они должны понять, что самое мудрое — это собрать армию и двинуться на север. Его отец становился все угрюмее и суровее — верный признак того, что все возвращается к прежней жизни.

Когда он не мог видеть меча, он сидел и брюзжал, и ничто не могло отвлечь его от мрачных мыслей. Но однажды вечером раздался стук в дверь. Слуга открыл дверь, церемонно ввел гостя и торжественно объявил: Желает говорить с тобой, сэр. Входи, входи, — сказал Вальсидур. Килгор с неудовольствием отметил, что от пришельца пахнет рыбой и дымом, да и одет он неважно, хотя наверняка не бедняк. На нем были грубые красно-коричневые штаны, кожаный камзол и пояс, орнамент которого говорил о том, что он сделан варварами, а на ногах — грубые тяжелые сапоги, в каких жители Шильдброда работают в поле.

Опираясь на высокий черный посох, пришелец окинул всех испытующим взглядом и торжественно начал: Хельги Тонкая Борода окинул взглядом весь холл. Слабая улыбка играла у него на губах.

Оно касается вот этого… — И он кивнул на меч. Хельги улыбнулся и провел пальцами по бороде: Вальсидур выпрямился в кресле и стиснул подлокотники. Килгор приготовился к тому взрыву, который, как он был уверен, сейчас последует. Заказав для него еду, Вальсидур приказал музыканту играть и петь.

Килгор посмотрел на отца, у которого неожиданно изменилось настроение, и пробрался поближе к прорицателю. От него все еще пахло, как от простого рыбака, только что сошедшего на берег.

Хельги Тонкая Борода посмотрел на Килгора, словно прочитав его мысли. Затем Килгор увидел на его поясе нож с великолепно отделанной рукоятью из рога и стал относиться к прорицателю с большим уважением. Наконец тот закончил есть, откинулся на спинку стула и стал набивать черную трубку какой-то ароматной травой. Затем поднес к ней уголек и начал пускать клубы зеленоватого дыма.

Вежливо поинтересовался погодой в Шильдброде. Вальсидур ответил ему в том же тоне и спросил о погоде в Банке, расположенном в южной области.

Они перекидывались ничего не значащими фразами, а Килгор буквально сгорал от любопытства. Наконец все правила вежливости были соблюдены, и Вальсидур стал серьезным.

Хельги Тонкая Борода уловил эту перемену и начал: Вальсидур хмыкнул и постарался не выглядеть чересчур легковерным. Он еще никогда не встречался с прорицателем. Мой отец и отец моего деда всегда слушали прорицателей… — И погибли страшной смертью, — не удержался от замечания Снорри, благо, в полутьме его не было видно — огонь в очаге уже догорал.

Слушатели сели поближе, а прорицатель торжественно затянулся трубкой прежде чем начать: Что-то более дорогое твоему сердцу, чем золото и этот холл. Килгор подумал, что бы это могло быть.

Еще до лунного затмения в этот холл придет колдун, как в старые времена, и сделает тебе добро и сделает тебе зло. В Скарпсее много такого, чего ты не знаешь и не хочешь видеть.

Помни, что ты в очень древней стране, ты новый человек в старом мире со старым порядком. Когда-нибудь люди будут править в Скарпсее и старый порядок исчезнет. Я же говорил вам! Какое отношение имеют к мечу мотыльки? И что ты там болтал о колдуне? Ты же знаешь не хуже меня, что люди правят Скарпсеем уже семьсот лет. Неужели им правит кто-то другой? Мне кажется, что ты знаешь больше, чем говоришь нам. Что это за меч? Он здесь, в холле? Я сделаю тебя богатым, — сказал Вальсидур. Килгор, чтобы его не задавили, вскочил на стол и закричал: Он принес сюда меч!

Дайте ему побольше золота, и он вернется! Но голос его утонул в шуме толпы, которая старалась схватить Хельги Тонкую Бороду. И тут очаг, лучший во всем Шильдброде, вдруг испустил клубы черного дыма, полетели зола и искры. Огонь погас, и холл погрузился в полную темноту. Вместо того, чтобы остановиться и спокойно подождать, пока вновь появится свет, все начали бегать в полной темноте, натыкаясь на столы и скамьи, сталкиваясь между собой и производя ужасный гвалт. Килгор ощупал вокруг себя стол и нашел лампу, которая еще не была опрокинута.

Он зажег ее, поднял над головой и стоял, ожидая, пока восстановится порядок. К этому времени Хельги, конечно, исчез. Люди сели, чувствуя себя одураченными. И тут Вальсидур провозгласил: Он один не пытался вытащить меч. Он ждет, чтобы я предложил ему. Я повторяю последний раз. Если один из вас вытащит этот меч, я дам ему одиннадцать мер золота, двадцать тюков одежды и тканей, двадцать коров, двадцать лошадей и провозглашу вторым своим наследником.

Весь холл забурлил, услышав такое предложение, и несколько человек тут же бросились на улицу, чтобы сообщить остальным об обещанных наградах.

Если прорицатель прав, то эта ночь должна назвать имя короля меча. Эта и никакая другая.