Menu
10.07.2014| Максимильян| 1 комментариев

Осознание Михаил Михеев

У нас вы можете скачать книгу Осознание Михаил Михеев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Просто даже потому, что подобные лекарства были ему не нужны, его организм и так способен был справиться практически с чем угодно, а на спутницу он, уезжая, не рассчитывал. Так что ночевать лучше было под крышей, а то ведь начнется, скажем, бронхит, и что делать? Нет уж, лучше перебдеть. Староста, хотя и сообразил, что с нежданным визитером лучше не враждовать, нашел способ хоть чуть-чуть да отомстить. Нет, дом был большой, но запущенный — женщина жила одна, муж давно умер, дети разъехались кто куда.

Впрочем, запущенность запущенностью, а было в доме чистенько, во всяком случае, придирчивый взгляд Артура не обнаружил ни тараканов, ни клопов, ни еще какой-либо вредной живности.

Насчет же того, что с едой были проблемы, так как хозяйка жила, мягко говоря, небогато, так это как раз было решаемо — зря, что ли, целый день охотился?

Словом, разместились достаточно комфортно. Пожалуй, единственной неожиданностью для Артура оказался тот факт, что бабка, стимулированная еще одной монетой, приличной суммой по деревенским меркам, постелила им вместе. Надо же, полуслепая вроде, а что Джоанна — женщина, сообразила моментально. Непонятно, правда, как, но сообразила и сделала соответствующие выводы.

То ли за мужа с женой их приняла, то ли за любовников. Мужчина и женщина, путешествующие вместе, особого внимания не привлекают, однако привлекает внимание их отношение друг к другу, точнее, отсутствие воспринимаемых естественно отношений. А вот они-то как раз могли быть разными. С точки зрения привыкшей за годы двойной жизни к тщательной конспирации Джоанны, им надо было придумать какую-то легенду. Ну если не муж и жена, то, как вариант, мужчина-охранник при женщине. С точки зрения же Артура, смысла в конспирации не было вовсе, поскольку, во-первых, их путь пролегал по не слишком населенной местности, а во-вторых, если кто-то начнет создавать проблемы, то его можно быстро и качественно пристрелить, а не ломать комедию.

Тем не менее спорить он не стал, охранник так охранник. Хочет девочка поиграть в шпионов, так и пускай ее, только придется шмотки немного другие по дороге приобрести, чтобы больше соответствовали образу богатой дамы.

Это, впрочем, можно было сделать в любом городе, а по дороге таковые имелись. Денег тоже хватало, а будет мало — добыть не сложно, если не испытываешь каких-либо предубеждений в способах получения. А дальше снова дорога, почти неделя прогулки по малоцивилизованным пустынным местам, с ночевками, когда в деревнях, а когда на лоне природы, благо палатку для Джоанны в деревне купить удалось, хотя и паршивенькую. И единственное развлечение — вечерние разговоры.

Честно говоря, киборг не собирался с кем-либо что-то обсуждать, но девушка оказалась упорной и с настойчивостью, достойной лучшего применения, долбила его, пока он не сдался. В результате по вечерам у костра Артур теперь предавался воспоминаниям, одновременно на примере событий, свидетелем и участником которых являлся, рассказывая ей об иных мирах, о космосе, о том, что можно встретить на пыльных тропинках далеких планет и с чем на них лучше никогда не встречаться.

А знал он много, ведь не зря же прошел с самого низшего ранга до предпоследнего, и путь этот не был усыпан розами. Скорее, наоборот, в нем было изрядно крови и смерти. Вот и рассказывал он то, что помнил, и перед его мысленным взором, вырванные из глубин памяти, проносились боевые звездолеты, рушились в атмосферы планет десантные боты, сходились в рукопашной схватке люди и их конкуренты с руками, лапами, щупальцами и псевдоподиями.

И часто нельзя было заранее предсказать, кто же победит в той или иной схватке. Кстати, и в войнах люди тоже побеждали далеко не всегда. Чаще всего, конечно, они справлялись с врагом, но, бывало, и самим доставалось — противники иной раз попадались весьма серьезные, даже превосходящие человечество технически.

Люди занимали среди известных соседей нишу крепких середнячков. Даже, пожалуй, чуточку выше среднего уровня, но совсем ненамного, и некоторые враги обгоняли их довольно заметно.

В таких случаях выручали достаточно большой уровень воспроизводства населения и сформировавшаяся репутация — всем конкурентам было известно, что человечество будет, случись нужда, драться до конца, и потери в войне, даже если удастся одержать победу, окажутся серьезнее любой потенциальной выгоды.

Ну а со временем сформировался определенный баланс сил, и мало кто рисковал воевать по-настоящему. Пограничные стычки шли постоянно, но этим, как правило, и ограничивались.

Хотя, конечно, всякие отморозки находились, особенно среди цивилизаций, вышедших в космос относительно недавно и теперь то ли по незнанию, то ли по врожденной глупости пытающихся задирать соседей. Таких обычно давили всем миром — устоявшийся порядок старых игроков, по большому счету, устраивал, и стремящаяся диктовать собственные правила шпана никому не была нужна.

На памяти Артура подобное случалось четыре раза — один раз пощупали границы людей, дважды — ауш-тенки, гигантских разумных ящеров, напоминающих трехметровых динозавров, и еще один раз богомолов. Самоназвание этой расы было абсолютно непроизносимо для человеческого языка, вот и прозвали их богомолами за внешнее сходство, хотя на самом деле были они двоякодышащими млекопитающими. Во всех случаях соседи немедленно присылали на помощь подвергшимся атаке свои эскадры, помогая дать укорот нахалам, пусть даже они и не были особо дружны с теми, кому помогали.

Сам киборг участвовал в двух таких войнах. В первый раз — когда защищал границы создавшей его расы. Ну, тогда не было ничего сложного, и люди еще до прибытия союзников хорошо дали нападающим по мозгам и вытеснили их со своей территории, а вот в Первую ауш-тенкийскую кампанию было намного сложнее.

Противник тогда оказался даже не столь силен, сколь решителен, и прежде, чем ящеры сумели хоть как-то стабилизировать фронт, они потеряли около трети своей территории. Хотя, разумеется, победы только за счет тактики, численности и скоординированности долго продолжаться не могли, постепенно технический перевес обороняющихся дал о себе знать, да и помощь быстро подошла.

В общем, передавили, хотя на памяти Артура это был едва ли не единственный случай, когда солдаты противника, здоровенные, похожие на вставших на задние лапы гиен твари, оказались быстрее и сильнее физически, чем он сам.

И все же справились, пусть и ценой большой крови. Джоанна слушала его истории, перемежаемые байками из солдатского фольклора, открыв рот, и выглядела при этом донельзя забавно. Для нее это были всего лишь сказки, когда интересные, когда страшные, но сказки.

И похоже, ей очень хотелось оказаться там, где звезды, что называется, в ладонях. Впрочем, с учетом того, как эти программы себя ведут… В общем, не стоило зарекаться, хотя технической возможности все равно не было, и подобные размышления проходили сейчас по разряду голой теории.

Еще их пытались ограбить целых два раза, и в обоих случаях это были небольшие банды мародеров, оставшиеся от разбитой недавно киборгом армии. Первая, числом два десятка олухов, едва не вызвала у Артура приступ нездорового смеха. Мало того что они сейчас представляли собой толпу плохо вооруженных оборванцев, так еще и всем скопом на дорогу высыпали. Наверное, думали, что десятикратный численный перевес делает их донельзя грозными в глазах случайных путников.

Естественно, о таких понятиях, как тактика со стратегией, им говорить даже не стоило, в лучшем случае разинули бы рты и почесали затылки, в худшем — решили, что их матерно ругают, и начали бы размахивать железками. Кстати, всевозможными пародиями на оружие они были обвешаны от ушей до пяток.

Именно пародиями — тупой меч из паршивой стали или сделанная из косы пика, на взгляд Артура, были профанацией и попыткой выдать желаемое за действительное. Обидно даже — эти шустрики его вообще за придурка считали, что ли? Правда, Джоанну их металлолом вкупе со зверскими рожами впечатлил, и она тут же ретировалась за спину киборга. Ну, что взять с женщины.

Артур лишь просканировал на всякий случай окружающие кусты, убедился, что там никого нет, и спрыгнул с коня, перебросив девушке поводья и объяснив ей, что хочет размяться.

Незадачливые грабители, услышав это, дружно заржали — очевидно, не восприняли его слова всерьез. А зря — несмотря на свое не вполне адекватное поведение, в записных шутниках киборг себя не числил. Ну и результат вышел… соответствующий. Короткий высверк стали, извлекаемый из ножен меч, не успев завершить даже первого движения, как гнилой арбуз, разваливает голову не успевшего даже понять, что произошло, главаря этой несчастной шайки.

А потом Артур ввинтился в беспорядочную толпу бандитов и прошел сквозь нее, как раскаленный докрасна нож сквозь масло. Раз-два, дзинь-звяк, и осталось только четверо то ли самых умных, то ли самых трусливых, успевших нырнуть в ближайшие кусты.

Артур видел, куда они направились, но гнаться не стал, не видел смысла зря расходовать силы. Вторая засада была организована достаточно грамотно. В киборга просто выстрелили из кустов, дважды. Один арбалетчик целился в голову, другой — в корпус, при любых раскладах даже единственного попадания было бы достаточно, однако стрелки не учитывали, да и не могли знать в принципе, что Артур их давным-давно увидел и даже просчитал варианты действий.

Наверное, они весьма удивились, когда он просто извлек из воздуха выпущенные в него арбалетные болты. Однако и тут их дальнейшие действия оказались весьма разумны — и арбалетчики, и еще шестеро вооруженных людей, очевидно их прикрытие и, соответственно, подельники, не стали испытывать судьбу и просто бежали. Это был правильный выбор — гоняться за кем-либо не входило в планы Артура, и он позволил им уйти. Единственно, заработал в качестве бонуса восхищенный взгляд Джоанны — ну да, такого цирка с пойманными голыми руками стрелами ей, похоже, видеть еще не приходилось.

Но все эти нюансы с грабителями были лишь мелкими эпизодами, а в целом дорога оказалась спокойной и даже чуточку скучной, поэтому возникшие на горизонте стены города киборг, неожиданно для себя, воспринял с радостью. Оказывается, для полноценной жизни ему теперь надо было хоть какое-то разнообразие, чего раньше, в спокойные времена обычной службы, не требовалось в принципе.

Вот и гадай теперь, хорошо это или плохо. Чуть подумав, Артур решил, впрочем, что гадать нерационально — надо просто воспринимать изменившуюся ситуацию как должное, и, не теряя больше времени на размышления, он толкнул коня в бока и решительно двинулся вперед. Ехать с Артуром было интересно. Одни его рассказы по вечерам чего стоили. И даже не только и не столько рассказы о его приключениях — подобными баснями, как по собственному опыту знала Джоанна, буквально вулканируют ветераны преклонного возраста, примерно бутылки после третьей.

Так уж получилось, что хотя она и не любила всевозможные питейные заведения, но в корчмах-тавернах ей сидеть приходилось частенько. Бурная жизнь студента подразумевает посещение всевозможных недорогих забегаловок в компании сокурсников, а если ты маскируешься под мужчину — тем более. Можно было, конечно, разыграть из себя совсем уж занудного очкарика, помешанного на учебе, но это иногда привлекает излишнее внимание, а девушке приходилось маскироваться, сливаясь с толпой.

Вот и погуляла, славно погуляла, надо сказать. Единственно, девок не снимала, как ее товарищи, но сохранять подобные интимные секреты оказалось достаточно просто — хвастаться выдуманными подвигами она научилась быстро, и, как подозревала, большинство ее товарищей в этом плане были столь же богаты на фантазию и бедны на опыт, как и она сама.

Встречались среди них, правда, и настоящие коты — в смысле, круглый год мартовские, с женщин не слезающие, но таковых оказалось немного. В одного она даже влюбилась, но, в силу обстоятельств своего пребывания в академии, платонически.

Так вот, баек от всевозможных героев дряхлого вида она наслушалась изрядно. Таких всегда хватало, не скопивших денег или просадивших их, теперь перебивающихся с хлеба на квас и готовых развлечь своими историями любого, кто поставит им кружку-другую паршивого местного пива.

Надо сказать, байки эти были порой весьма занимательными и правду от вымысла отличить иногда оказывалось довольно сложно. То, что рассказывал Артур, проходило в той же категории, разве что место и время действия заметно отличались, да и рассказчик оказался на редкость талантливым. Однако байки байками, а куда больший интерес у Джоанны вызывала информация, имеющая, возможно, практический смысл.

Взять хотя бы тот же чертеж дельтаплана, который он ей нарисовал на привале. Ведь как все просто! Джоанна прикинула, что даже сама его сможет построить, если, конечно, постарается — все же полуотшельническая жизнь с матерью ее многому научила, практически все тогда приходилось делать самим. Планер, конечно, ей одной не построить, но тоже можно, ничего в этом неосуществимого, как понимала девушка, нет.

А ведь это был всего лишь эпизод, и Джоанна поражалась тому, с какой легкостью Артур делился с ней знаниями по математике, физике, химии, тому, что знали сейчас, пожалуй, лишь церковники, никого не подпускающие к своим секретам. Правда, многого за не слишком длинную поездку не узнаешь, да и целенаправленно ее Артур не учил, просто не скрывал того, что знает, но память у девушки была хорошая — одно из преимуществ магов.

А раз так, надо было просто слушать и запоминать, а систематизировать и осмыслить можно будет потом, ну, хотя бы во время собственно поездки. Кстати, если вначале Артур при этом обычно молчал, ведя разговоры только на стоянках, то уже на третий день ей удалось разговорить его и днем, во время езды, и сейчас его увлекательные и, в перспективе, весьма полезные рассказы скрашивали ей скуку монотонной поездки.

Правда, далеко не все из того, что он говорил, Джоанна понимала, однако и объяснить Артур никогда не отказывался, похоже, ему тоже было скучновато, хотя он и утверждал, что у киборгов скука не предусмотрена программой. Кстати, не забыть спросить, что такое программа….

И вообще, она не могла понять, что этой кош… герцогине свежеиспеченной еще надо было. Настоящий мужчина — сильный, храбрый, решительный. Вон как он этих недомерков разделал, любо-дорого смотреть было. Она, когда бандиты на дорогу вышли, за его спину моментально спряталась.

Не потому, что страшно было, она помнила, что он еще недавно армии разгонял, одну так и вовсе на ее глазах, и замки брал в одиночку. Просто воняло от них так, что жутко становилось — не мылись, похоже, по году минимум, если вообще от рождения знали, что такое мыло.

Ну, Артур ее ожидания оправдал тогда полностью, как он сказал, размялся малость. Правда, трупов было много, ну да этого она как раз ожидала. Так вот, сильный, храбрый, вдобавок умный, и с чувством юмора все в порядке. В смысле, не только может ржать, как лошадь, подобно большинству дворянских отпрысков, а понимает шутку и сам в ответ пошутить может. Единственный недостаток — искусственно созданный, и что с того? Да и недостаток ли это? Надо будет у матери спросить.

А еще, как оказалось, Артур не был жадным, хотя, как знала девушка, очень многие люди, даже будучи до предела богатыми, часто невероятно скаредны. И сами на всем экономят, и жен с детьми в черном теле держат — да что уж, приходилось наблюдать такие примеры, но сейчас был явно не тот случай.

В принципе, Джоанна и так это знала, ведь с той же Карины он за помощь не потребовал ни гроша, хотя, учитывая то, что он сделал, можно было этому только удивляться.

За такое можно требовать что угодно, включая замок и саму герцогиню в придачу. Но — не потребовал, еще и помог финансовые проблемы решить, хотя, как подозревала девушка, поступи он как любой другой на его месте, герцогиня была бы совсем не против.

Прямо сейчас Джоанна испытала легкое отношение киборга к финансам на себе. Уезжая из замка, Артур не стал корчить из себя бессребреника и набил деньгами целую сумку. Конечно, мог бы взять и больше, но, как он ей объяснил, руководствовался при налете на герцогскую казну принципом разумной достаточности. Из этих средств он и оплачивал ночлеги, покупки и въездную пошлину, когда они въезжали в город с потерявшим смысл в веках названием Нью-Монако. Городишко был так себе — провинция, одно слово. Большая часть построек давным-давно располагалась за его стенами, хотя, конечно, тут были исключительно бедные кварталы, и для того, чтобы переночевать в приличном заведении, требовалось заехать внутрь этих самых стен.

Невысоких, кстати, всего-то в три человеческих роста, а если брать за эталон рост Артура, то и еще меньше. Сложены стены были даже не из камня — из толстых бревен, и, глядя на то, как чуть презрительно поморщил нос киборг, Джоанна поняла: Тем не менее Артур промолчал, наверное, просто не хотел нервировать стражника, одоспешенной тушей маячившего в воротах и взимающего плату за въезд. Кстати, насчет цивилизации — это как раз Артур сказал.

А еще он сказал, что она везде одинаково начинается, и почему-то как раз с таких вот толстомордых взимателей подати. Называют их по-разному, но суть от этого не меняется, равно как и сытый вид. Джоанна только хихикнула в ответ — ряха у стражника действительно была такой, что, казалось, не во всякую дверь пройдет. Впрочем, самому грозному служителю копья и кошелька это обстоятельство неудобств, похоже, не доставляло, напротив, он явно считал его своим достоинством, а немногочисленные проезжающие отнюдь не спешили его разубеждать.

В город они проехали обычным порядком. Киборг не хотел привлекать к ним лишнего внимания и потому не стал заострять вопрос по поводу своей способности в одиночку взять этот город на копье. Правда, морду лица при этом сделал такую, что даже мимолетного взгляда было достаточно, чтобы понять — странствующий господин ОЧЕНЬ недоволен и только присутствие дамы удерживает его от немедленного битья тех, кто мешает проехать.

Однако еще немного, еще капельку масла в огонь раздражения — и зубы незадачливого стражника вылетят изо рта птичками. И кстати, последствия для благородного при этом будут минимальными, в худшем случае заплатит штраф — Джоанна наслышана была о таких прецедентах. Касаемо же благородства — то здесь и осанка видна, и одежда не из простых, да и, как оказалось, одну дворянскую цепь Артур в сокровищнице герцогини все же прихватизировал и, подъезжая к городу, вытащил из сумки и напялил на шею.

Рядом с таким мужчиной хотелось выглядеть соответственно, и Джоанна сидела теперь на своей лошади с ровной спиной и чуть надменно сжатыми губами. Единственно, портили ей настроение небогатая одежда да еще, пожалуй, тот факт, что по сравнению с местными красавицами она выглядела замухрышкой.

Вон попадались навстречу некоторые — сразу видно, настоящие женщины, есть за что подержаться, а не как она, оглобля оглоблей. Почти как герцогиня, только еще худощавее. Между тем стражник, видимо, шестым чувством ощутил, что связываться с мрачно глядящим на него сверху вниз путником все же не стоит, и взял плату за въезд тютелька в тютельку, не прибавив даже обычной мзды, а потом пропустил их, даже не проведя досмотра.

Хотя, конечно, что там смотреть? Вся поклажа была навьючена на лошадей, в таких тючках ничего запрещенного и не завезешь, во всяком случае, много не завезешь. Разве что дурман-траву… Однако как раз она под категорию официально запрещенных товаров не попадала, а лишь считалась нежелательной к использованию.

Когда они въезжали в ворота, Джоанна с трудом удержалась от того, чтобы показать стражнику язык, и погрузилась в привычную атмосферу города.

М-да… А городок-то был так себе, как выражался порой Артур, третий сорт — не брак. Джоанна здесь в жизни ни разу не бывала, но сразу поняла, что смотреть особо не на что. Со столицей даже глупо сравнивать, в разы меньше, хотя, надо сказать, жили тут вольготнее, подворья у каждого дома были впечатляющие. Это в больших городах каждый, самый завалящий клочок земли на вес золота, а тут жили с размахом. И воздух был заметно чище, во всяком случае, прокисшим сортиром не воняло, разве что прокисшими щами.

А еще, в отличие от застроенной высокими трех— и четырехэтажными каменными зданиями столицы, вся архитектура здесь была из того же дерева, каменные дома попадались редко. Даже, можно сказать, очень редко, Джоанна насчитала их всего три, причем один из них — мэрия, а второй — местное отделение гильдии магов.

Оба этих дома были трехэтажными, над мэрией вдобавок возвышалась деревянная надстройка пожарной каланчи, очень важного для построенного из дерева города атрибута. Над гильдией, без какой-либо функциональной необходимости, а скорее, просто чтобы не уступать мэрии, иглой торчал в небо деревянный же шпиль.

Даже церковь, деревянная и с колокольней, была пониже, в то время как все остальные здания в городе и вовсе не превышали в высоту двух этажей. Артур, когда Джоанна пояснила ему, что есть что, едва заметно улыбнувшись уголками губ, назвал мэрию с гильдией небоскребами и предложил срочно узнать, где тут можно остановиться на ночь и, желательно, много и вкусно поесть. Ну, тут уж Джоанна ничем ему помочь не могла. Если ту же мэрию она вычленила наметанным взглядом, а гильдию ей положено было узнавать по должности, то всевозможные питейно-ночевальные заведения она просто не видела.

Уж больно кривыми были улочки, изначально город явно строился без какого-либо плана, и заблудиться в нем можно было запросто. Так она Артуру и объяснила. Киборг в ответ буркнул что-то вроде того, что опять все падает на хрупкие мужские плечи, и, ловко извернувшись в седле, поймал за плечо какого-то прохожего. Судя по недовольному лицу, тот не был расположен к разговорам, а богатая одежда прямо-таки кричала, что ее хозяин может позволить себе выбирать, когда и с кем разговаривать.

Однако, бросив один-единственный взгляд на Артура, он почему-то тут же передумал ругаться. Только рот почему-то не закрыл и принялся со свистом втягивать воздух. Потом, выслушав очень вежливые вопросы, с вымученной улыбкой дал ответ, точный и обстоятельный. Только голос у него был при этом странный — хриплый и притом тоненький. Интересно даже, чем Артур ему так приглянулся? Неужели он из этих, которые женщинам мужчин предпочитают?

Когда невольный справочник ходячий ушел, очень быстро и не оглядываясь, Артур довольно хмыкнул и в два счета вывел их к искомому заведению — здоровенному двухэтажному домине, из-за дверей которого аппетитно тянуло съестным, а во дворе недовольно бухали копытами лошади. Несмотря на раннее время, постоялый двор явно не пустовал, а тянущиеся с кухни запахи подтверждали его статус, а раз так, не стоило отвлекаться на поиски чего-либо другого.

Хозяин заведения, здоровенный, на удивление подтянутый мужик со шрамом на пол-лица, вышел на порог самолично.

Наметанным взглядом прошелся по лошадям, оценил их стать, потом глянул на затрапезную одежду приехавших, чуть заметно поморщился. Артур в ответ тряхнул кошелем, в который пересыпал часть денег, и тот отозвался серебряным звоном. Оценив эту демонстрацию платежеспособности, ресторатор тут же сменил гнев на милость, широко, профессионально заулыбался и сделал жест, который иначе как приглашающим назвать было нельзя.

В помещение киборг зашел первым, и, хотя он не сделал ни единого лишнего жеста, даже головой не повел, Джоанна почему-то не сомневалась — он успел заметить всех людей, собравшихся в помещении, определить, кто чем вооружен, как своим оружием владеет и насколько может быть опасен.

Не останавливаясь, Артур подошел к стойке и потребовал лучшую комнату для леди девушка почувствовала, как заполыхали ее щеки и для себя — рядом с ней. При этом говорил он вроде бы и негромко, но Джоанна ощутила абсолютно физическое давление, пригибающее ее к полу. Умел он так говорить, она даже не представляла, как у Артура это получалось, но умел, и страх от его голоса при этом шел совсем нешуточный.

Сейчас он тоже его добавил, но совсем чуть-чуть, наверное, чтобы без проволочек обеспечить себе требуемое, но при этом не привлекать излишнего внимания. Буквально через пару минут они уже были в своих комнатах. Впрочем, обжиться ей Артур толком не дал — просто свалил вещи, буркнул, что позднее разберутся, а потом решительно потащил, как он выразился, на легкий перекусон. К счастью, кухня здесь, похоже, работала постоянно, и вскоре Артур уже поражал остальных посетителей аппетитом.

Хотя, надо признать, этот процесс был не таким уж долгим — по меркам Артура, это и впрямь был перекус. А затем они пошли в город, и настала пора удивляться уже Джоанне, потому что киборг совершил налеты вначале на мастерские портных, а потом на хозяйство лучшего в городе ювелира. Впрочем, тут особого выбора не было, поскольку ювелиров в этих местах обитало всего двое. У портных он заказал Джоанне множество платьев и костюмов, причем заказывал везде понемногу, так что мастера, поскрипев от его напора и посмотрев на деньги, которыми щедро сорил Артур, все как один клятвенно обещали исполнить заказ уже к утру.

Платой за это со стороны Джоанны была необходимость несколько раз выдерживать снятие мерок, хотя как раз это был не слишком долгий и нудный процесс. Учитывая, что у Джоанны, которая в подобные лавки если и заходила раньше, то только посмотреть, глаза от вида колец, цепочек и колье буквально разбежались, процесс вышел долгим. Однако же что надо она выбрала, после чего ювелир тут же, на месте, подогнал два кольца под ее размер.

Ну а киборг, еще раз удивив девушку, добавил еще и колье с некрупными камушками, что заметно облегчило кошелек, но абсолютно не волновало плательщика.

И откуда, спрашивается, узнал, что именно оно ей понравилось так, что выть хотелось, когда ювелир убирал его с прилавка? Словом, учитывая последовавшие за налетом на магазины горячую ванну, вкусный ужин и чистую постель, можно было считать день просто замечательным, и единственным, что удивляло Джоанну, было отсутствие со стороны Артура даже попыток вечером зайти в ее комнату.

Для большинства мужчин, как она знала, такой ворох подарков означал, что осчастливленную девицу в ближайшее время будут заваливать со страшной силой, но в данном случае стереотип не работал. Оставалось только гадать, хорошо это или плохо, принимая как данность. Местный рассадник цивилизации впечатления на Артура не произвел. В смысле, совсем не произвел, и вовсе не в связи со своей далеко не самой изысканной архитектурой.

Напротив, хотя деревянные стены и не шли в сравнение с каменными, но для такого поселения большее вряд ли требовалось. Надо сказать, бревна в два обхвата из потемневшего дуба были вполне приличной защитой, не уступающей иному камню.

К тому же за состоянием крепостной стены неплохо следили, так что город был куда более крепким орешком, чем могло представляться с первого взгляда, да и ров оказался полноценным, даже заполненным проточной водой. Кто-то умный догадался подвести для его заполнения небольшую речушку, а заодно укрепить камнем берега, чтобы не размывало. Единственный минус — всевозможные жилые и хозяйственные постройки, буквально жмущиеся к стенам, но как раз их-то при нужде снести можно было легко и быстро, так что проблема при ближайшем рассмотрении оказывалась не так и велика.

Усмешку вызывала только любовь жителей города к всевозможным украшательствам — киборг, появившийся в жестоком утилитарном мире, не мог понять, зачем стену резьбой украшать. Не всю, конечно, так, по верхней кромке, но — зачем? Впрочем, оборонительные возможности это не снижало, так что пускай их. На Артура куда большее, и куда худшее, впечатление произвели размеры города. Он здесь бывал — давно, тысячу лет назад. Тогда в этом месте стояла маленькая, дворов на десять, деревня, и в том, что она разрослась до состояния города, не было ничего удивительного.

А вот тот факт, что за тысячу лет находящийся на пересечении торных дорог город так и остался захолустьем, напротив, вызывал легкую оторопь. По самым пессимистичным прогнозам, он должен был оказаться больше раз этак в пять или шесть, но почему-то этого не произошло. Кстати, почему так случилось, Артур уже начинал догадываться, но его мысли нуждались в серьезной проверке. Хотя в картину здешнего мироустройства его гипотеза вписывалась с вероятностью девяносто восемь и три десятых процента — практически идеальная сходимость.

Стражник на въезде оказался достаточно расторопен. Не сразу, правда, пришлось на него чуть-чуть надавить психологически. По большому счету, Артуру было на его неторопливость плевать, он умел терпеть, да и вообще стремление к спешке не было заложено ни в одну программу. Однако, глядя на то, как извертелась в седле Джоанна, которой, похоже, не терпелось слезть с намозолившего задницу седла, киборг все же решил пойти на некоторое ускорение процесса, тем более что от него особых усилий и не требовалось.

Так, изобразить нетерпеливого и хамовитого дворянина — таких здесь, как он за время пребывания на этой планете успел узнать, не то чтобы боялись, а предпочитали с ними не связываться, и это Артура в данном случае устраивало. Вряд ли сроки, которые потребовались, чтобы проехать внутрь городских стен, можно было назвать рекордными, но и мариноваться слишком долго у ворот не пришлось. Найти постоялый двор оказалось элементарно. Достаточно было отловить первого встреченного прохожего и вежливо расспросить этот организм по поводу дороги.

То, что при этом Артур зажал ему мышцу ровно настолько, чтобы тот не потерял сознание от боли, это уже вторично. Да и потом, непоправимого вреда причинено не было, так, пара синяков на плече, тут важна была даже не сила хватки, а знание, куда давить. Были, разумеется, и другие варианты получения информации, но этот, на взгляд киборга, являлся самым быстрым и надежным, ну и, что немаловажно, простым.

Заведение, дорогу к которому им описал напуганный горожанин, Артуру понравилось. Не понравился хозяин — ну да он и не девица, чтобы всем подряд нравиться.

Этому боцманскому афоризму Артур верил безоговорочно, поэтому к разбойного вида мужику, встретившему их на пороге, отнесся философски. Похоже, бывший солдат, наемник, может быть, разбойник… Хотя нет, разбойник — это вряд ли, такие, если дожили до преклонных лет и накопили деньжат, предпочитают доживать свой век тихо, по возможности не отсвечивая, хотя, конечно, бывают исключения. Но вот то, что этот конкретный индивидуум с оружием знаком не понаслышке, Артур мог гарантировать.

И дело тут не в шрамах на лице, их-то как раз можно получить где угодно — в пьяной драке, например, или вовсе споткнувшись на собственном крыльце и пересчитав лбом ступеньки. Так вот, шрамы — это всего лишь шрамы, а такую вещь, как моторика, никуда не денешь. В ней Артура и ему подобных разбираться когда-то учили на совесть, и теперь он с уверенностью мог сказать — перед ним тренированный, неплохо умеющий убивать человек.

Школы, разумеется, никакой, вершков нахватался, но, памятуя виденное ранее, можно сделать вывод, что подобным здесь грешат чуть ли не поголовно. Шестерка, заселявший их в номера, правда, тявкнул что-то по поводу цен и того, что лучшие комнаты заняты. Врал, конечно, цену набить пытался. Встроенный детектор лжи был, конечно, далек от совершенства, но для местных чудиков, прогрессом не избалованных, и его хватало за глаза.

Пришлось надавить, добавив в голос малую толику инфразвука — опять же, чтобы сократить время разговора. Подействовала терапия ожидаемо эффективно, и спустя несколько минут они уже разгружались в своих комнатах. Джоанна, похоже, готова была тут же упасть в койку и задрыхнуть минуток этак на пятьсот-шестьсот, но как раз этим заниматься Артур ей не дал.

У него на сегодня были запланированы дела, если конкретно, то обеспечение им пристойной легенды — не то чтобы его волновало лишнее внимание, но без него как-то проще. Не в провинции, разумеется, а вот когда они приедут в столицу и, случись нужда, будут ее поджигать с четырех сторон, пристойная легенда, позволяющая раствориться в толпе, придется как раз кстати.

Пока Джоанна переодевалась, Артур обследовал комнаты, вначале свою, а когда девушка закончила, то и ее. Разумеется, не обшаривал углы, ползая на коленях вдоль стен, а прозондировал их с помощью вживленной аппаратуры. Все оказалось достаточно ожидаемо — двери крепкие, засов вроде бы надежный, но эти достоинства комнаты, в которой поселили Джоанну, сводились в ноль наличием еще одной двери, потайной и неплохо замаскированной.

Этого киборг не знал, слишком много было вариантов, поэтому он просто отследил, куда ведет ход за потайной дверью, а саму ее наглухо заблокировал, чуть сместив массивный дубовый шкаф с затейливой резьбой и следами давным-давно сошедшего лака.

Что интересно, в его комнате подобной роскоши не наблюдалось, ни шкафа там не было, ни хода потайного. Вопрос, обижаться такому пренебрежению или радоваться, оставался открытым. Ну а потом была пробежка по местным ателье высокой моды. Идея киборга была сколь проста, столь и безыскусна, а значит, надежна: Это позволяло снять разом кучу вопросов — провинциальных дворян в королевстве было хоть пруд пруди, за всеми не уследишь, а значит, можно было сказать, что приехали из невообразимой глуши.

Разумеется, в спину им столичные жители будут посмеиваться, но в открытую хамить или задевать не рискнут — провинциалы всегда славились буйным нравом и готовностью отстаивать вопросы чести с мечом в руке. Кстати, бойцы в провинции опять же, как правило, были неплохие — там жизнь суровая и беспокойная, а значит, много практики размахивания отточенными железками.

И кстати, на провинциальное воспитание можно запросто списать любое незнание дворянских реалий и ошибки в области этикета. Так что задевать не рискнут, до смешков им дела нет, а в остальном внимания привлекать путешественники не будут, моментально превращаясь в малозначимую деталь пейзажа. Правда, в столице Джоанну могут и опознать, как-никак она там училась — но тут уж надо просто немного поработать.

Одежда, не имеющая никакого, даже отдаленного сходства с мужской, толика косметики — и даже хорошо знающие адепта Вольфгана сокурсники ничего не поймут.

Вот только тянуть с экипировкой не стоило — в провинциальном маленьком городке с сонной и медленной, как вода в болоте, жизнью на многое посмотрят сквозь пальцы только потому, что у них ничего выдающегося и опасного лет сто не случалось.

А вот в столице, где наверняка имеется какая-никакая, а служба безопасности, натасканная на раскрытие заговоров, могут и заинтересоваться. Поэтому готовиться стоит заранее, для полноты образа можно еще и дорожную карету прикупить, но все же не стоит — транспортное средство может резко ограничить степени свободы при перемещении. Лучше уж, если припрет вконец, купить уже ближе к столице, хотя, если верить Джоанне, путешествующая верхом дворянка, особенно провинциальная, не такое уж редкое зрелище.

Ну, в уровне местных портных Артур не сомневался ни на минуту — качественно, но медленно, так что распределил заказы по нескольким точкам. Наверняка рано или поздно хозяева этих точек, сложив впечатления, придут к выводу, что работали на одного и того же человека, но это будет уже потом, когда они с Джоанной будут далеко отсюда, да и, честно говоря, любые выводы здешних мастеровых тяжелыми последствиями не грозили.

Так что пускай думают, сколько хотят, развивают аналитические способности хоть до второго пришествия — лишь бы дело сделали. Кстати, Джоанне хождение по платяным лавкам никакого удовольствия не доставило, равно как и выбор фасонов — сказывалась необычная специфика воспитания и последних лет жизни. Редкое качество для женщины — и очень хорошее.

А вот в ювелирной мастерской глаза у нее буквально вспыхнули — ну да, какая женщина пройдет мимо блестящих и, с точки зрения Артура, редкостно нефункциональных побрякушек? Они же все в плане блеска как сороки. Единственно, мозги девушке не отказали, и зарываться она не стала, хотя киборг уловил заминку, когда она рассматривала некоторые из украшений.

Понравились, тут и аналитиком быть не надо. Чуть подумав, он махнул рукой — да пес с ним, доставим ребенку удовольствие, и купил еще и колье, оно явно понравилось Джоанне больше других цацек. Естественно, тут же выяснился один маленький, но весьма неприятный момент — финансы при нынешних тратах расходовались заметно быстрее, чем планировал Артур.

Он, конечно, взял денег с запасом, совершенно не смущаясь и считая, что раз он эти деньги, собственно, и добыл, то может при нужде распоряжаться ими так, как считает нужным.

Однако брал-то Артур их из расчета на одного неприхотливого киборга, быстро перемещающегося и ничем и никем не связанного, а получилось так, что расходовать их пришлось на двоих, плюс к этому еще и сегодняшние незапланированные траты.

Нет, аварийный вариант был предусмотрен, киборг прихватил с собой несколько камешков — алмазы, рубины, все небольшие, из тех, которые можно было продать быстро и не вызывая лишних вопросов. Не классическая Баба-яга, прячущаяся в глуши и пугающая семь раз неграмотных сельчан могущественным колдовством, процентов на девяносто, если не на все сто, выдуманным. И даже не деревенская знахарка, разбирающаяся в травах и пользующаяся заслуженным, чуточку снисходительным уважением соседей.

Нет, мать Джоанны была из тех, кого называют ведьмой в страшных сказках — молодая, красивая, могущественная. Правда, не злая, хотя и ожесточившаяся, и что из этого считать достоинством, а что недостатком, сказать было сложно. Когда-то она была знатной и известной.

Дочь богатого и могущественного барона, хозяина огромных земель… Образование домашнее, но очень хорошее, магические способности, ради которых отец за немалые деньги выписал опытного учителя.

Словом, живи и радуйся. Вот только Средневековье — не то время, когда можно быть уверенным в завтрашнем дне. Война… Сгоревший дотла замок… Вражеские солдаты, тащившие, что плохо лежит… Девчонку пустили по кругу вместе со служанками.

Очнулась она утром во рву, рядом со стенами того, что было когда-то ее домом. Это уже второй вопрос. Наверное, просто очень хотелось жить. Джоанна не сказала, возможно, не хотела, а возможно, и сама была не в курсе. А когда стала уже достаточно взрослой, чтобы адекватно оценивать окружающую действительность, ситуация уже давно устаканилась.

Мать обосновалась в лесу, жила в большом, крепком доме, а в окружающих деревнях о ней знали, уважали и боялись. Впрочем, никому вреда она, насколько знала девушка, не причиняла — наоборот, оказывала некоторые услуги. Ну, подлечить кого или переместить с помощью магии что-нибудь.

Или разбойникам головы оторвать — как-то вышли к их домику такие. Их разнесло в кровавую пыль, а селяне ведьму потом неделю поили до изумления, настолько эта шайка их достала.

Правда, несколько раз до них добирались маги, почему-то жаждущие убить мать Джоанны, однако кончалась для них эта затея весьма плачевно. Но вот Джоанна подросла, стала проявлять несомненные признаки магических способностей. Кое-чему ее мать научила, но, похоже, педагогическим талантом та была обделена.

А отправлять дочь в столицу — так ведь прибьют. Враги ведь, которые сожгли когда-то замок, никуда не делись, зря, что ли, маги-убийцы с завидной регулярностью приходили. Вот тогда и решила Джоанна попытать счастья под видом безродного мальчишки. Надо сказать, получилось, хотя, когда она вернулась домой на следующих каникулах, изрядно поседевшая мать хорошенько вкатила ей по заднице.

За такое Артур и сам бы ей седалище отполировал. А тут ведь мать! Один из сильнейших инстинктов — материнский. А тут ведь мать! Один из сильнейших инстинктов — материнский. Когда-то Артура учили, как, используя его, вести допрос… Но тем не менее удерживать Джоанну мать не стала, и молодой, но многообещающий маг по имени Вольфган продолжил обучение.

Самой большой проблемой оказалось то, что ректор ее на второй год расколол. Правда, сохранил свои знания в тайне, но Джоанна прекрасно понимала — все, она у него в руках.

Ну а дальше… Как он будет ее использовать, пока непонятно, но что будет — несомненно. Может, в какой-то из своих вечных интриг, может, по прямому назначению. В смысле, как особь противоположного пола. Вряд ли, конечно, но привыкшая не доверять людям Джоанна готова была допустить что угодно. И она была очень удивлена, когда оказалось, что воин из прошлого в состоянии свернуть грозному ректору шею без особого усилия.

Жаль, кстати, что не свернул, но обратно не отыграешь. Вот и все, в принципе, нехитрая история, хотя и мрачная. Почему Джоанна пошла с Артуром? Наверное, она и сама не смогла бы ответить на этот вопрос. Хотя, конечно, кое-какие причины лежали на поверхности — во-первых, неуемный характер, проще говоря, шило в заднице, не дающее сидеть на месте, во-вторых, не слишком ей нравилось в замке, очень уж он напоминал после штурма о рассказах матери, в-третьих, она подозревала, что в отсутствие киборга это место может оказаться не самым безопасным.

Были еще и в-четвертых, и в-пятых, и в-шестых… Словом, много небольших, но весомых причин. Артур не стал копаться — как ни странно, Джоанне он верил.

Видел, конечно, что она о многом недоговаривает, но не врет. Да и потом, она его ни разу не предавала…. С некоторым усилием подавив внезапно вспыхнувшее раздражение и ухитрившись сделать это незаметно для собеседницы, киборг аккуратно перевернул оба висящих над костром импровизированных вертела с нанизанными тушками каких-то птиц. Этого он не знал, поскольку не видел разницы в том, как называли кандидатов на ужин. Завалил походя, когда ехали через лес, и ладно — главное, увесистые и пахнут вкусно.

Словно подтверждая это мнение, сорвавшиеся с птичек капли жира упали на угли и вспыхнули веселым, трескучим пламенем.