Menu
13.07.2014| Анастасия| 3 комментариев

Остров сокровищ. Черная стрела. Владетель Баллантрэ. Алмаз Раджи Роберт Льюис Стивенсон

У нас вы можете скачать книгу Остров сокровищ. Черная стрела. Владетель Баллантрэ. Алмаз Раджи Роберт Льюис Стивенсон в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Внизу дорога пересекала мост и, подымаясь по другую сторону реки, исчезала на опушке леса, по пути к Моот-хаусу и дальше, к Холивудскому аббатству. На полдороге к деревушке посреди тисовых деревьев стояла церковь. Повсюду — вблизи на склонах и вдали на горизонте — виднелись леса вязов и зеленеющих дубов.

Полчаса назад по деревушке проскакал гонец. Он выпил кружку эля, не решившись сойти с лошади, так как очень торопился. Гонец сам не знал вестей, которые вез, так как у него были только запечатанные письма от сэра Дэниела Брэкли к сэру Оливеру Отсу, священнику, заведовавшему домом во время отсутствия хозяина. Раздался конский топот, и вскоре молодой мастер Ричард Шелтон, сирота, живший у сэра Дэниела Брэкли, показался из-за края леса и проехал по мосту, по которому звонко застучали копыта его коня.

Он-то уж наверняка знает, в чем дело, и разговаривавшие окликнули его, прося объяснений. Это был молодой человек, еще не достигший восемнадцати лет, загорелый, с серыми глазами, в куртке из оленьей кожи с черным бархатным воротником, в зеленом берете на голове и со стальным арбалетом за спиной. Оказалось, что гонец привез важные известия.

Сэр Дэниел велел сзывать всех, кто мог стрелять из лука или управляться с алебардой, приказывая немедленно отправиться в Кеттли и грозя в противном случае сильным гневом; но Дик не знал, за кого они будут сражаться и где ожидается битва. Скоро придет сам сэр Оливер, а Беннет Хэтч уже вооружается, так как именно он поведет отряд.

А теперь должен быть на стороне Брэкли! Тут и сэр Дэниел, и сэр Оливер, который более знаком с законом, чем с честностью, а я считаю, что у меня нет другого законного господина, кроме бедного короля Гарри Шестого, да благословит его Господь, бедного простака, не умеющего отличать своей правой руки от левой! Но король Гарри — хвала всем святым! Что же касается сэра Дэниела, то ты очень храбр за его спиной! Но я не буду сплетником… и довольно. Больше ничего не скажу.

Святые да помогут соседям сэра Дэниела, а Пресвятая Дева — тем, кого он опекает! Сэр Дэниел — мой добрый господин и мой опекун. В это смутное время его опекун постоянно переходил с одной стороны на другую, и каждая перемена сопровождалась увеличением его состояния.

Потому что он из тех, кто ложится спать приверженцем Ланкастерского дома, а встает защитником Йорка. Как раз в это время на мосту раздался стук железных подков. Все обернулись и увидели Беннета Хэтча, который галопом приближался к ним. Это был смуглый человек с сединой в волосах, с тяжелой рукой и суровым лицом, вооруженный копьем и мечом, в стальном шлеме и кожаной куртке.

Он был большим человеком в своей местности: Боуэр даст вам шлемы и кольчуги. Мы должны отправиться до захода солнца. Смотри, сэр Дэниел расправится с теми, кто опоздает к сбору! Я знаю, что ты негодный человек! Клипсби лениво побрел по мосту. Беннет и Шелтон поехали вместе по дороге через селение и мимо церкви.

И все потому только, что принимал участие во французских войнах! Дом, к которому они направлялись, стоял в конца селения, среди кустов сирени; за ним с трех сторон шли поля, доходившие до опушки леса. Хэтч соскочил с лошади, бросил повод на изгородь и вместе с Диком пошел по полю к старому солдату, который, стоя по колена в капусте, рыл землю, напевая по временам надтреснутым голосом отрывки песен.

Вся одежда его была кожаная, только капюшон и пелерина были из черной байки и завязывались чем-то красным. Его лицо походило на скорлупу грецкого ореха как по цвету, так и по бороздам. Но старые серые глаза были еще ясны, и зрение не ослабло.

Может быть, он был глух, может быть, считал недостойным старого стрелка, участвовавшего в битве при Азенкуре, обращать внимание на такую помеху, но ни тревожные звуки колокола, ни приближение Беннета и юноши, по-видимому, не произвели на него никакого впечатления.

Он продолжал упорно рыть землю и напевать слабым, дрожащим голосом:. Если бы ожил старик Гарри Пятый, он встал бы перед вами и спокойно позволил бы вам стрелять в него по фартингу за выстрел. Но кто же умеет хорошо стрелять? Тут нужен и глаз, и голова на плечах.

Ну что ты назовешь хорошим выстрелом, Беннет Хэтч? Вдруг он прикрыл глаза рукой и уставился в даль. Ветеран молча продолжал смотреть на холм. Лучи солнца ярко освещали луга на его склоне; несколько белых овец щипали траву; все было тихо, только издали доносился звук колокола. И действительно, над деревьями леса, там, где он врезался в луга и заканчивался двумя чудесными зелеными вязами, на расстоянии полета стрелы от поля, где стояли разговаривавшие, стая птиц металась взад и вперед в очевидном беспокойстве.

Птицы — хорошие часовые: Видите, если бы мы были не здесь, а в лагере, то можно было бы подумать, что нас выслеживают стрелки… а вы бы так ничего и не знали! Мы здесь в безопасности, словно в лондонском Тауэре, а вы пугаете людей из-за нескольких зябликов и воробьев. Они ненавидят нас, словно хорьков, мой милый! Что касается меня, то, Бог даст, я скоро буду в мирном месте, вдали от всякого выстрела как из лука, так и из пушки.

Я старый человек и быстро приближаюсь к дому, где уготовлено ложе. Но вы, Беннет, останетесь после меня на свою погибель, и если доживете до моих лет неповешенным, то, значит, угас истинный английский дух…. Если ты так же много разговаривал с Гарри Пятым, то уши его были шире его карманов. Стрела прожужжала в воздухе, словно большой шершень: Хэтч с отрывистым криком подпрыгнул, потом согнулся и побежал к дому.

Дик Шелтон встал за кусты сирени и держал арбалет наготове, целясь в опушку леса. Ни один лист не шевелился. Овцы спокойно щипали траву, птицы уселись на свои места. Но старик лежал со стрелой в спине. Хэтч ухватился за косяк двери, а Дик притаился за кустами сирени.

Да помогут нам святые! Беннет положил голову старого стрелка себе на колени. Старик еще не умер — лицо его исказилось от боли, глаза то открывались, то закрывались. По-видимому, он ужасно страдал. Он скоро отойдет, бедный грешник. Дик отложил арбалет и, сильно дернув, вытащил стрелу. Хлынул поток крови, старик приподнялся на коленях, призвал имя Божье и упал мертвым. Хэтч на коленях посреди капусты горячо молился о спасении отлетавшей души.

Но видно было, что и во время молитвы мысли его были заняты другим — он не сводил глаз с того уголка леса, откуда был сделан выстрел. Окончив молитву, он встал, снял одну из своих железных рукавиц и вытер свое бледное, мокрое от страха лицо.

Он поплатился за это, бедняга; может быть, скоро поплачусь и я. Сэр Дэниел слишком притесняет людей. Говорят, черный цвет предвещает похороны. А тут написаны и слова. Сотрите кровь, прочтите, что там написано. Но чего ради мы стоим здесь, словно мишени!

Возьмите-ка его под колена, добрый мастер Шелтон, а я приподниму его за плечи, и мы отнесем его в дом. Это будет страшный удар для бедного сэра Оливера: Они подняли старого стрелка и отнесли в дом, где он жил в одиночестве. Тут они положили его на пол, жалея тюфяк, и приложили все усилия, чтобы придать трупу должное положение.

Домик Эппльярда был чистеньким, но довольно пустым. Тут была кровать с синим одеялом, буфет, большой сундук, два складных стула, стол на петлях в углу, у камина; на стенах висели луки и другое оружие старого воина.

Хэтч с любопытством огляделся вокруг. Хотелось бы мне найти их. Когда теряешь старого друга, мастер Ричард, то самое лучшее утешение — получить наследство после него. Вот, взгляните, бьюсь о заклад — там лежит груда золота. Стрелок Эппльярд приобретал легко, а отдавал с трудом. Да упокоит Господь его душу! Около восьмидесяти лет он расхаживал по Земле и все добывал что-нибудь, а теперь лежит на спине, бедный ворчун, и ничего ему больше не надо.

Если его пожитки достанутся доброму другу, то, я думаю, ему будет веселее на Небесах. Неужели ты решишься обворовать труп? Да он, пожалуй, встанет тогда! Хэтч перекрестился несколько раз, но вскоре румянец вернулся на его побледневшее лицо; его не так легко было отговорить от раз принятого решения. Сундуку не поздоровилось бы, если бы как раз в ту минуту не раздался стук распахиваемой калитки. В дом вошел высокий, толстый, краснощекий, черноглазый человек, лет около пятидесяти, в черной рясе.

Там, если верить рассказам, он не будет нуждаться ни в углях, ни в свечах. Какой враг сделал это? И вдобавок черная, в виде дурного предзнаменования! Господа, эта стрела не нравится мне. Но нам необходимо посоветоваться. Кто бы это мог быть? Который из многих темных злоумышленников решился так смело выступить против нас? Я сильно сомневаюсь в этом. Нет, они еще не дошли до этого; они еще надеются победить нас законным образом, когда настанет иное время.

Вот еще Саймон Мелмсбери. А ты как думаешь, Беннет? Возмущение всегда идет сверху вниз. Когда Том, Дик и Гарри берутся за свои луки, нужно пристально вглядеться, кому из лордов может быть полезно это движение.

Так как сэр Дэниел снова присоединился к партии королевы, то он теперь в немилости у лордов Йорка. Оттуда и идет этот удар, Беннет. Я постараюсь узнать, кто подготовил его, но здесь главная причина этого несчастья. Чуял его и бедный грешник Эппльярд. И, извините, умы всех здесь так скверно настроены против нас, что для бунта им не нужно ни Ланкастера, ни Йорка. Выслушайте мои простые слова. Вы, служитель церкви, и сэр Дэниел, вечно поворачивающийся куда дует ветер, вы отняли добро у многих людей и немало их погубили и перевешали.

Вас призывали к суду, но, уж не знаю каким образом, вы всегда оказывались правы. Вы думаете, что на том и делу конец? Ну нет, извините, сэр Оливер: Обрати на это внимание, Беннет, обрати!

Священник встал со стула, вынул из висевшего у него на шее ящичка с письменными принадлежностями сургуч, печать и кремень. Он приложил печать сэра Дэниела к буфету и к сундуку, причем Хэтч с неудовольствием смотрел на это. Потом все несколько боязливо вышли из дома и сели на лошадей. Я задержу тебя в гарнизоне, Беннет. У меня должен быть верный человек, на которого я мог бы положиться в эти дни черных стрел. Ну, едем, мастер Хэтч! Всадники уже должны быть у церкви. Они поехали вниз по дороге.

Ветер развевал полы плаща священника. На небе за ними подымались тучи, закрывая солнце. Они проехали мимо трех домиков, разбросанных на окраине деревушки Тонсталл, и, доехав до поворота, увидели перед собой церковь.

Десять-двенадцать домов скучились вокруг нее с передней стороны; сзади кладбище подходило к лугам. В результате зловещих и странных событий молодой Джим Случайное знакомство с красавицей Флорой, побег из Эдинбургской тюрьмы, полные приключений и опасностей скитания, возвращение в Париж, счастливая На фоне жестокой средневековой войны династий Ланкастеров и Йорков, известной из истории Англии, как Война Алой и Белой Роз, развиваются история любви и захватывающие приключения юного Дика Шелтона.

Немало придется пережить герою, чтобы не только вернуть себе доброе имя и родовое имение, но и Невероятные приключения и путешествия лихих морских пиратов, Повесть пронизанная духом романтизма и приключений. История повествует о необычных и даже зловещих событиях, произошедших, когда Фрэнк Кессилис, решив пожить в лесу дикарем, разбил палатку на берегу моря, недалеко от дома на дюнах, принадлежавшего мистеру Норсмору, давнему его приятелю И вновь окунаемся в мир приключений Стивенсона.

Схватки, погони, пираты, благородство и предательсто, роковые женщины… как сказали бы в Одессе… тут есть вам Всё. Повесть о шляпной картонке Часть 2. Повесть о молодом человеке духовного звания Часть 3. Повесть о доме с зелёными ставнями Эти истории повествуют о том, как принц Флоризель, вновь оказавшись в нужное время в нужном месте, разгадал загадку странных событий, связанных с семьей Заговор, убийства, контрабанда, золото и бушующее, беспощадное море.

Все это захватывающий роман известного английского писателя Р. Два друга — Додд и Пинкертон решаются купить на аукционе севшее на мель судно, но его цена неожиданно увеличивается в