Menu
10.07.2014| Саломея| 1 комментариев

Размышления о представительном правлении Д.С. Милль

У нас вы можете скачать книгу Размышления о представительном правлении Д.С. Милль в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

При подоб- ном обороте дела общество в гражданско-нравственном плане неизбежно деградирует. За этим наступает и деградация государственности. Либерал Милль решительно был против такой перспективы [5, с.

Политический мыслитель высказывался за децентрализацию власти и одновременно за надзор из центра за соблюдением законов на местах. Милль уделял эффективности в управлении колониями. Наиболее важное условие для формирования представительной демократии, как считал Милль, - это соблюдение ряда принципов, на основе которых должна функционировать избирательная система госу- дарства. Именно Миллем при обсуждении закона об избирательной ре- форме г.

Предло- жение Милля в парламенте было поддержано 80 депутатами. Такой успех был неожиданным фактом и дал толчок к продолжению борьбы женщин за свои гражданские права [1, с. Милль, осознавая всю важность предоставления народу избирательного права, не- смотря на постулируемую для него всеобщность, допускал целый ряд ограничений. С другой стороны, он хотел предоставить преимущества тем, у которых эта вер- ность бесспорна, и особенно развита [4, с.

Под такими людьми Милль подразумевал интелли- генцию. Идеал демократии диктует необходимость предоставления нескольких голосов людям, более.

Принцип наделения несколькими голосами одного гражданина не должен применяться в таких широких размерах, чтобы лица, пользующиеся этим пре- имуществом, или классы, к которым они принадлежат, могли получить перевес над всеми остальны- ми избирателями. Милль также выступал и за всеобщее образование для всех членов английского общества.

Народом намного легче управлять, если он образован, ведь образование повышает уровень нравственности. Политический мыслитель был уверен в том, что богатые должны быть заинтересо- ваны в образовании бедноты.

Наличие широкого круга образованных и талантливых людей открыва- ет перспективу дальнейшего социального прогресса в Англии, утверждал он. Ещё одной чертой избирательной системы, защищавшейся Миллем, была так называемая система. Согласно этому проекту изби-. Таким образом, Милль хотел подорвать влияние местных партийных боссов [4, c. В рамках описания избирательной системы представительной демократии, Милль рассматри- вал и такой немаловажный на его взгляд вопрос как способ подачи голосов.

Он подвергал критике целесообразность тайного голосования, при условии, что весь народ будет образован, и все взрослые будут иметь право голоса, и выступал в пользу открытого прямого голосования [3, с. Особое отношение у него было и к непосредственной подаче голоса каждым гражданином государства. Одной из важнейших проблем, рассматриваемых Дж.

Миллем, была проблема ограниче- ния, установления пределов власти государства по отношению к индивиду, размер объема выполняе- мых им функций. Сама постановка подобной проблемы была исторически обусловлена.

Ее мотивировало стремление социальных сил, заинтересованных в утверждении буржуазного миропорядка, в сокрушении всевластия абсолютистско-монархических режимов, которые жестко ре- гламентировали общественную жизнь, сковывали свободу индивида, частную инициативу, личный почин. Проблема определения тех сфер человеческой деятельности, которые должны быть объектами государственного воздействия и на которые должна непосредственно распространяться власть госу- дарства, для Милля была в числе приоритетных и актуальных [5, с.

Права индивида Милль рассматривал как сферу, свободную от вмешательства государства, он стремился сузить круг случаев, когда вмешательство государства и общества в дела индивидов допу- стимо. Основной принцип отношения общества и государства к индивиду должен заключаться в том, что люди индивидуально или коллективно могут справедливо вмешиваться в действия индивида только ради самосохранения, что каждый член цивилизованного общества только в том случае может быть справедливо подвергнут какому-либо принуждению, если это нужно для того, чтобы предупре- дить с его стороны такие действия, которые вредны для других людей.

Личное же благо самого инди- вида, физическое и нравственное, не составляют достаточного основания для какого бы то ни было вмешательства в его действия [4, с. Границы государственного вмешательства зависят от умственного развития, материального.

Милль как истинный англичанин определял эти границу почти исключительно примером Бри-. В соответствии с этим он пришел к заключению, что вмеша- тельство государственной власти в общественные дела должно быть ограничено самым тесным кру- гом. Главным, руководящим правилом определения этой границы Милль ставил laissez-faire — док- трину, предусматривающую минимальное вмешательство государства в экономику, И он советовал не допускать вторжения государства в какое-либо дело, пока защитники нового расширения государ- ственной власти не докажут, что laissez-faire приносит один только вред.

Полное государственное вмешательство, как полагал Милль, возможно только в двух случаях. Денежное обращение Ценные бумаги. Фондовый рынок Экономика труда. Трудовые ресурсы Экономическая география. Регионоведение Экономическая статистика Экономические науки в целом. Экономическая теория Смотреть всю коллекцию. Безопасность бизнеса Бизнес-оборудование Деловое общение.

Корпоративная культура Литература на иностранных языках Малый бизнес Маркетинг. Управление предприятием Организация бизнеса. Его особенности Продажи, логистика Секреты успеха. В избранное В избранном. Г л а ва I В какой мере формы правления подлежат свободному выбору? Г л а ва I I Критерий хорошей формы правления Г л а ва I I I В теории лучшей формой правления следует признавать представительную Г л а ва I V При каких общественных условиях представительное правление неприменимо?

Г л а ва V Об истинных функциях представительных собраний Г л а ва V I Недостатки и опасности, присущие представительному правлению Г л а ва V I I Истинная и ложная демократия. Представительство большинства и представительство всего народа Г л а ва I X Прямые и косвенные выборы Избиратель может составить свой список в известном порядке, так что если имена, стоящие во главе списка, не получат требуемого числа голосов или получат их помимо этого избирателя, то его голос может быть зачтен тому кандидату, которого он хочет поддержать.

Чтобы получить полный состав депутатов, а также чтобы помешать наиболее популярным кандидатам завладеть почти всеми голосами, необходимо, чтобы кандидату — сколько бы голосов он ни получал — засчитывалось не больше, чем это требуется для его избрания; голоса же остальных избирателей засчитываются следующему кандидату в соответственных списках, который в них нуждается, и они могут пополнить недостающее ему число голосов.

Для решения вопроса, какие голоса, полученные кандидатом, будут ему зачтены и какие зачтутся другим, в проекте предложено несколько систем. В ложной демократии, которая вместо того, чтобы давать представительство всем, дает его только местному большинству, голос просвещенного меньшинства может вовсе не иметь органа в представительном собрании.

Всем известен факт, что в американской демократии, которая построена по этому ложному образцу, высокопросвещенные члены общества даже и не пытаются выставлять свою кандидатуру в члены Конгресса или законодательных собраний штатов, потому что уверены, что у них нет никаких шансов быть избранными. Против этого зла система личного представительства является специфическим средством.

Меньшинство просвещенных умов, рассеянных по различным избирательным округам, соединяется, чтобы избрать пропорциональное число самых талантливых людей, какие только имеются в стране.

Одно из главных преимуществ свободного правления заключается в воспитании ума и чувств народа, проникающем в самые глубокие слои его, когда он призван к участию в действиях, непосредственно затрагивающих крупные интересы. Если же кто-нибудь в этом сомневается, то я приведу в свидетельство все содержание великого сочинения Токвиля и в особенности его суждения об американцах подробнее см.

Почти всех путешественников поражает тот факт, что американец одновременно патриот и человек культурный, и Токвиль доказал, какая тесная связь существует между этими качествами и демократическими учреждениями. Вот почему никакая избирательная система не может долго действовать исправно, если в ней какое-нибудь лицо или класс совершенно исключены и, если избирательное право не будет доступно всем совершеннолетним, желающим получить его. Однако есть некоторые исключения. Я не допускаю, чтобы человек неграмотный и не знающий первых правил арифметики, мог участвовать в выборах.

Всеобщее обучение должно предшествовать общему избирательному праву. Важно также, чтобы собрание, вотирующее общие или местные налоги, избиралось исключительно теми, кто вносит часть этих налогов. По духу английского государственного права представительство должно быть строго согласовано с обложением. Имущественный ценз, как критерий избирательного права, всегда возбуждал и всегда будет возбуждать озлобление.

Единственным основанием для предоставления одному лицу нескольких голосов может служить личное умственное превосходство. Если меня спросят, сколько голосов можно уделить одному лицу на основании его умственного превосходства, то я отвечу, что это само по себе несущественно, лишь бы различия и градации устанавливались не произвольно, но так, чтобы их все могли признать, и допустить по совести.

Но при этом принцип предоставления нескольких голосов одному лицу ни в каком случае не должен применяться в таких широких размерах, чтобы лица, пользующиеся этим преимуществом, или классы если они есть , к которым они главным образом принадлежат, могли, благодаря ему, получить перевес над всеми остальными избирателями.

В некоторых конституциях установлена избирательная система, в силу которой избиратели выбирают не прямо членов парламента, а сперва избирателей, а последние уже совершают окончательный выбор.

В пользу этой, так сказать, фильтрации народного голосования через посредствующее собрание говорит многое. Ведь действительно, для того, чтобы судить, кому из наших соседей можно доверить избрание члена парламента, требуется гораздо меньше ума и образования, чем для выбора наиболее способного депутата в парламенте.

Пример такого подхода — Сенат Соединенных Штатов. Такой способ выборов оказался в высшей степени практичным и, конечно, самым совершенным из всех избирательных способов в Соединенных Штатах, так как в Сенат непременно попадают наиболее видные деятели из людей, выдвинувшихся на общественном поприще деятельности.

Ввиду этого примера нельзя утверждать, что косвенные выборы никогда не могут представлять преимуществ. При известных условиях это — лучшая система, какую только можно придумать. Но эти условия встречаются на практике только в федеральном государстве, наподобие Соединенных Штатов, где выборы могут быть доверены местным собраниям.

В целом же все выгоды косвенных выборов могут быть достигнуты и при прямых. Между тем последние имеют много не выгодных сторон, свойственных им одним. Как только косвенная система выборов начнет действовать, ее действие окажется вредным. И это правило оправдывается всюду, где бы она ни была введена и где нет таких условий, какие мы встречаем в Соединенных Штатах при выборе сенаторов. Люди, утверждающие, что подача голоса — не обязанность, а право, едва ли сознают те последствия, к каким приводит их доктрина.

Если подача голоса есть право, если оно дается избирателю ради него самого, на каком же основании мы можем порицать его, если он продает свой голос или предлагает его тому, кому он хочет угодить по своекорыстным соображениям? Тут полной свободы быть не может: Это — обязанность в самом строгом значении слова; избиратель обязан подавать свой голос согласно лучшему и самому добросовестному представлению об общественном благе.

При всяких политических выборах избиратель должен считать своим безусловным нравственным долгом руководствоваться общественными интересами, но не своею личною выгодою, и подавать свой голос по совести, как будто он единственный избиратель и выборы зависят исключительно от него.

В настоящее время я считаю гораздо большим злом эгоизм и своекорыстные побуждения самого избирателя. Пока сам кандидат и общество смотрят на функцию члена парламента не как на обязанность, которую надо нести, а как на милость, которой следует домогаться, до тех пор останутся тщетными все усилия внушить обыкновенному избирателю сознание, что выборы составляют также обязанность и что он не должен подавать голоса по каким-либо другим соображениям, кроме соображений личной пригодности данного кандидата.

Мы должны отвергнуть то, что часто предлагалось как средство сделать парламент доступным лицам всякого звания и состояния, то есть назначение членам парламента жалованья. С одной стороны, депутат не должен сохранять своих полномочий в течение такого продолжительного срока, чтобы он мог забыть о своей ответственности, или относиться к своим обязанностям недостаточно внимательно, или при исполнении их руководствоваться личными интересами, или же, наконец, пренебрегать теми добровольными и публичными совещаниями со своими избирателями, которые солидарен он с последними или нет составляют важное преимущество представительного правления.

С другой стороны, депутат должен сохранять свое место в течение достаточно продолжительного времени, чтобы можно было составить себе о нем суждение на основании не какого-нибудь отдельного факта, а всей совокупности его деятельности. Далее, он должен иметь по возможности более широкий простор для выражения своих мнений и взглядов, насколько это совместимо с народным контролем, составляющим сущность свободного правления.

Для этого необходимо, чтобы контроль применялся только тогда, когда контролируемый имел достаточно времени проявить все свои достоинства и доказать своим избирателям, что он может быть не только простым орудием и выразителем их мнений, но и заслуживающим доверия представителем. В Голландии члены Генеральных Штатов признавались простыми делегатами; и этой доктрины придерживались с такой строгостью, что, когда возникал вопрос, который не был предусмотрен в инструкциях, депутаты сносились со своими избирателями, точно так же, как сносится посланник с правительством, которым он аккредитован.

В Англии и во многих других конституционных странах закон и обычай предоставляют члену парламента право голосовать по своему убеждению, хотя бы его мнение и расходилось с мнением его избирателей.

Формальные обязательства избранных лиц перед избирателями нежелательны. Избиратели имеют право в точности знать политические убеждения и чувства своего кандидата; и не только имеют право, но часто бывают обязаны отказать кандидату, который не согласен с ними в некоторых пунктах, составляющих основу политических убеждений. Теория представительства посредством обязательных полномочий мне представляется ложной и вредной по своим последствиям.

Я не считаю сильным аргумент, чаще всего приводимый в пользу двух палат, что они представляют собою средство против опрометчивости и вызывают вторичное обсуждение сомнительного закона.

Сильнее всего, по моему мнению, в пользу двух палат говорит вредное влияние, оказываемое на представителя власти — единичного и коллективного — сознанием, что все зависит от него одного.

Если римляне предпочитали иметь двух консулов, то и теперь желательно иметь две палаты, чтобы ни одна из них не подвергалась развращающему влиянию нераздельной власти, даже в течение короткого срока. Одно из самых необходимых условий в деле управления общественными делами, и особенно в деле заведования свободными учреждениями, составляет миролюбие, готовность к компромиссам, некоторая уступчивость по отношению к противникам и склонность облекать хорошие мероприятия в форму, наименее оскорбительную для лиц, придерживающихся противоположных мнений.

Целесообразность второй палаты зависит от той общественной поддержки, на которую она может рассчитывать извне. Собрание, которое не опирается на какую-нибудь крупную силу в стране, бессильно против собрания, имеющего такую опору. Аристократическая палата сильна только при аристократическом общественном строе. Палата лордов была некогда у нас самой могущественной силой, а палата общин являлась силой только умеряющей.

Я не могу поверить, чтобы при действительно демократическом общественном строе палата лордов могла иметь какое-либо практическое значение как сила, сдерживающая демократию. С того момента, как условное положение и личное богатство перестает внушать страх демократии, палата лордов теряет свое значение. Из всех принципов, которые могут быть положены в основание разумно-консервативного собрания, предназначенного умерять и регулировать демократическую власть, лучшим представляется мне положенный в основание римского сената, самого мудрого и осмотрительного собрания, когда-либо управлявшего государственными делами.

Если одна из них народная палата, то другая должна быть палатой государственных людей, советом, составленным из всех еще живущих общественных деятелей, занимавших какой-нибудь важный политический пост или исполнявших какие-нибудь важные политические функции. Нет другого способа составления второй палаты, который представлял бы больше гарантий обеспечения за нею веса и значения в роли сдерживающей силы. Не должно существовать нескольких независимых друг от друга ведомств, чтобы руководить различными частями одного целого, как это было еще недавно в нашем военном ведомстве.

Когда дело идет о достижении определенной цели, то заботу об этом нужно предоставить одному ведомству. Поэтому совещательные учреждения не представляются пригодным орудием для административной деятельности. Обыкновенно глава какого-либо ведомства по существу является политиком. И если это правило редко оправдывается, то значит, правительство неудовлетворительно. Целесообразно ли, чтобы президент, как в Соединенных Штатах избирался всем народом? На этот вопрос нелегко ответить.

Отчасти хорошо, если глава исполнительной власти в конституционном отношении независим от законодательного собрания и, если два главных представителя государственного управления, избранные наравне и перед ним ответственные, служат противовесом друг другу.

Это положение дела вполне соответствует той ревнивой заботливости, с какой американцы избегают всякого сосредоточия сильной власти в одних руках. Но в данном случае преимущества его слишком ничтожны, сравнительно с его невыгодными сторонами. Кажется, было бы лучше, если бы первое должностное лицо в республике назначалось представительным собранием. Во-первых, при таком способе назначения можно быть уверенным, что предпочтение будет оказано наиболее достойному человеку. Между тем президент Соединенных Штатов, с тех пор, как последний из основателей республики сошел со сцены, почти всегда человек никому неизвестный или стяжавший известность на каком-либо другом поприще, но не на политическом.

Наиболее пригодными кандидатами партий, когда речь идет о выборах, в которых принимает участие вся страна, бывают не наиболее выдающиеся их представители. Последние всегда имеют личных врагов; они своей деятельностью или, по меньшей мере, своими убеждениями восстановили против себя значительную часть общества и поэтому не могут рассчитывать на такое значительное число голосов, как человек без громкого прошлого, известный только тем, что он разделяет убеждения своей партии.

Второе важное соображение против нынешней системы выборов президента — это постоянная избирательная агитация. Когда назначение на высший государственный пост совершается народным голосованием через каждые четыре года, то весь промежуток времени между одними выборами и другими в сущности происходит в интригах.

Всякий общественный вопрос обсуждается и решается с точки зрения не столько его действительного значения, сколько его влияния на президентские выборы. Менее всего назначение должностных лиц путем народного голосования желательны в судебном ведомстве. Народ мало способен правильно оценивать специальные знания и качества, требуемые для занятия этого рода должностей, а между тем нет должности, где бы безусловное беспристрастие и непричастность к политическим партиям были бы так важны, как тут.

По мнению некоторых мыслителей, между прочим и Бентама, хотя и желательно, чтобы судьи не назначались народным голосованием, однако население их округа должно иметь право, удостоверившись в их непригодности, устранить их от должности. Если бы судья мог быть смещаем народным голосованием, то всякому, желающему достигнуть этой цели, стоило бы только воспользоваться его судебными решениями, и представить их в известной окраске на суд общественного мнения, вовсе некомпетентного, вследствие недостаточного знакомства с данным делом, или вследствие недостатка той осмотрительности и беспристрастия, каким руководствуется судья; затем он наигрывал бы на народных страстях и предрассудках там, где они существуют, и старался бы возбудить их там, где их нет.

В конце концов судьи почувствовали бы, что они рискуют своей должностью всякий раз, когда им приходится произносить приговор по делу, представляющему общий интерес, и что для них гораздо менее существенно искать наиболее справедливого решения, чем такого, которое возбуждает сочувствие общества, или которое менее всего допускает злостные толкования. Я опасаюсь, что установленная некоторыми новыми или пересмотренными конституциями отдельных североамериканских штатов практика подвергать судей периодическому народному переизбранию составляет одну из опаснейших ошибок, когда-либо совершенных демократией.

Все исследователи и мыслители признают серьезным злом, что парламент посвящает свое время решению громадного числа частных дел, которые занимают его членов и отвлекают их от задач, наиболее свойственных великому народному собранию.

Необходимы не только отдельные исполнительные органы для чисто местных функций подобные органы существуют при всех формах правления , но и отдельный орган для контроля общества над этими агентами, так, как только такое специальное собрание может с успехом его вести.

Первоначальное назначение чиновников, наблюдение за ними, противодействие превышению ими власти, назначение необходимых сумм для их деятельности или отказ в них не могут быть делом ни парламента, ни высшей исполнительной власти, а только жителей данной местности. Однако, очевидно, нельзя допустить, чтобы они лично и непосредственно исполняли эти функции.

Так как главная задача местных собраний заключается в установлении местных налогов и расходовании их, то избирательное право должно принадлежать всем, кто платит местные налоги, а кто их не платит — лишается этого права.

Истинная цель местного представительства заключается в том, чтобы люди, имеющие общие интересы между собой в отличие от интересов, присущих всем гражданам страны, сами заведовали своими специальными интересами, и этот принцип нарушается, если местное представительство по своему составу не соответствует естественной группировке местных интересов.

Каждый город имеет свои интересы, крупные или мелкие, общие для всех его жителей. Различные кварталы одного города почти никогда не представляют разнообразия местных интересов: