Menu
12.07.2014| Данила| 3 комментариев

Разноцветные педали Елена Нестерина

У нас вы можете скачать книгу Разноцветные педали Елена Нестерина в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Произведение, благодаря мастерскому перу автора, наполнено тонкими и живыми психологическими портретами. Темы любви и ненависти, добра и зла, дружбы и вражды, в какое бы время они не затрагивались, всегда остаются актуальными и насущными. В процессе чтения появляются отдельные домыслы и догадки, но связать все воедино невозможно, и лишь в конце все становится и на свои места.

Помимо увлекательного, захватывающего и интересного повествования, в сюжете также сохраняется логичность и последовательность событий. Легкий и утонченный юмор подается в умеренных дозах, позволяя немного передохнуть и расслабиться от основного потока информации.

Положительная загадочность висит над сюжетом, но слово за словом она выводится в потрясающе интересную картину, понятную для всех. Значительное внимание уделяется месту происходящих событий, что придает красочности и реалистичности происходящего. Коля Доляновский сейчас напутал. Дядька выл, а как выскочил, книгу жалоб требовал, представляешь? Я ему программу поменяла, слушаю — тащится А Доляновскому выволочку, чтоб жизнь мёдом не казалась.

Мне всё-таки нужен сотрудник. Уволились два месяца назад А вы знакомы со спецификой нашего заведения? Однако повеяло тем, что работа может сейчас найтись, поэтому Валера с воодушевлением начал:.

И ничего даже про наш клуб не слышали? Телефон в её руках тут же замолк. Воробышек устало опустил крылья, упал на дно клетки, взъерошился и, кажется, начал приходить в себя. Ну и что же? Как это — ждут? Я же сказала — сегодня Серёжу берёт баба Лутя. Ага, вот послезавтра пусть и приезжают. А что я могу сделать — очередь. Ничего они не плачут. Тогда в оптовые закупки пусть запишет. А мы к вам с Серёжей в субботу.

Да, так и скажи. Везде хорошо, а в кабинете плохо Вот на окно и кладу трубку Значит, ничего про нас не знаете? Вы ночью хорошо спите? Эй, да не пугайтесь.

Ну, успокойся, голубчик, ну, малыш Не любит он последнее время звонки, всё пугается. А ты, Кека, сиди, и чтоб весь корм съел. В большом зале с мягким серым светом было очень тихо, только от узкой будки в дальнем углу доносился приглушённый стук и ещё где-то чуть слышно повизгивали.

У стены маячил парень во френче китайского коммуниста. Арина Леонидовна махнула ему рукой, парень подскочил послушным барсиком, молча встал рядом. Ну а на компьютере: Это вот мои игровые автоматы и есть. Ну, то есть тренажёры приключений, что ли. Ты вот, Валера, хотел бы в газовой камере побывать? А оказаться захваченным в плен с последующими пытками?

Так что не волнуйся. Посетители об этом знают. Последний носок со стеклянной пепельницей пролетел здесь в позапрошлом году. Но ты всё равно следи. На плечо парня, что стоял рядом с Ариной Леонидовной, упал, судя по запаху разлетевшихся в разные стороны ошмётков, помидор. Как-то всё тут было сложно. И, пробираясь в этом бесцеремонном, но в то же время весьма контролируемом аду, Валера отправился искать метателя продуктов.

После окончания концерта, глубоко за полночь, в баре поубавилось народу, но дискотека шла полным ходом. Валеру сменили, дали отдохнуть, напоили чаем с мясными бутербродами. На оставшиеся от отдыха десять минут он решил выйти воздухом подышать. Валера ответил, что ничего. Женщина залихватски подмигнула, загрузилась в машину, которая поджидала её у служебного входа.

А кто рано — своим, значит, ходом Хотя — что такого? Это довольно распространённая практика. А после бара Валеру перевели во второй аппаратный зал. Так назывались эти комнаты с безумием. Народу было уже совсем немного. Но всё-таки они были — те, кто хотел сорвать себе крышу за свои же деньги.

Встав на пост у двери, Валера присматривался к происходящему. А возле одной из кабинок стоял солидный бизнесмен и уговаривал двоих аппаратчиков. Снег скрипучий, мороз — градусов двадцать пять! А я босой, босой И чтобы меня гоняли стоеросовым поленом. Девушка была, видимо, новенькая или просто не в курсе, а потому беспомощно оглянулась на парня. Тот своё дело знал или просто был уверен в себе.

А потому заинтересованно обратился к клиенту:. Девушка прекратила теряться и услужливо принялась помогать мужчине забраться в аппарат. Поддаваясь понятному любопытству, Валера сделал несколько шагов вперёд и вытянул шею. Аппаратчики суетились вокруг клиента: На экране появились цифры — вроде как клиенту давление мерили. Мысль об Арине Леонидовне не понравилась Валере. Он любил думать о женщинах, с удовольствием подумал бы и об Арине. Но почему-то в таком ключе не хотелось.

Да и некогда было. Девушка под наблюдением более опытного своего коллеги пощёлкала кнопочками, нажала ногой одну педаль, другую. Ничего особенного не произошло. Подводная лодка капитана Немо почему-то именно это сравнение пришло Валере в голову, когда он наблюдал за погрузкой не задёргалась, не загудела, никуда не двинулась.

И бизнесмен там, кажется, сидел спокойно. Жалко, за стеклом Валере теперь не было видно, что там с ним происходит. Как его, горемычного, гоняют и насколько полено стоеросовое. Только вопли — да, чуть слышные, загашенные стенами кабинки вопли доносились до Валеры. Правда, знать, побивают голубчика Которые, не отрываясь, следили за своим клиентом и показаниями панели зловещего агрегата. Валера познакомился с ней и с парнем. Больше в этом зале никого не было, так что оба аппаратчика, чтобы быть бодрыми, особо пристально следили за своим единственным клиентом.

Но тут появилась роскошная женщина в вечернем платье и с высоким бокалом в руке. Глаза её весело блестели — очевидно, это был не первый её коктейль. Хорошая такая женщина, качественная. Пришла, значит, любимого проверить. Вот и гоняла бы, подумал Валера, своего пупсика поленом сама, что ж он за такую дурь деньги платит!

Но в первый рабочий день давать клиентам советы он постеснялся. И отошёл к двери. А женщина, оставив бокал на столике, сложила ладони лодочками, прижала их вместе с лицом к стеклу и принялась рассматривать прикованного к аппарату страдальца. Потому что приятно облизнулась и так же приятно вздохнула. О, Фёдор всю неделю после этого был на подъёме! Героем, он чувствовал себя героем!

А он его — как щенка, как щенка! Валере нравились такие женщины — хорошенько выпив, они лишь веселели и воодушевлялись, а не раскисали. Так что женщина говорила — а он любовался. Кажется, она хвалила клуб — он дарил исполнение желаний, счастье и привносил гармонию в семью. Ведь Феденька чувствовал себя человеком, человеком!

Он бы и без медведя и стоеросового полена зажил как человек, да ещё какой человек!.. Дверь в зал открылась, вошёл ещё один аппаратчик — по крайней мере, парень во френче. И пока дверь не захлопнулась, Валера успел услышать голос Что она тут делает в такую ночь? Или она прямо так в клубе и обитает, переживая за своё имущество и проверяя качество труда работников? А действительно это её клуб? Или она только управляет им? Конечно, наверняка не её — наверняка родительский.

Интересно, что у неё за мужчина? Да, а ещё вот бы посмотреть, что творится там, в подвалах этого заведения, куда Валере хода пока нет! Какие ещё пыточные аппараты изготавливают? На всякий случай Валера расправил плечи и придал лицу необычайную бодрость. Но Арина Леонидовна так и не появилась.

Красавица в вечернем платье уже допила коктейль, рядом с ней стоял официант из бара и, наклонившись к её уху, что-то рассказывал. Женщина махала тонкой рукой, кивала, а сама не отрывала глаз от камеры, где всё ещё развлекался её любимый.

Как-то она показалась Валере уже не очень. Тоже мне — середина недели, а она тут ночь коротает. И пупсик её со своим поленом занимается. На работу им, что ли, не надо завтра. Ей-то, может, и не надо, а побиваемый герой наверняка деньги зарабатывать отправится. Чтобы за эти самые деньги его архар в следующий раз здесь бодал.

Арина Леонидовна наверняка предоставит ему такую возможность. Валере так сказали её называть. Да что ж это такое! Бизнесмен выполз из дверцы. Вид у него был ещё тот. Парень вспотел, тяжело дышал. Но, чувствовалось, был совершенно доволен. Он обвёл взбудораженным взглядом помещение, остановил его на своей женщине, схватил её за руку и решительно поволок к выходу. Женщина не сопротивлялась, даже смеялась и что-то рассказывала ему, но любитель вымышленного мазохизма упрямо шёл вперёд.

Он отмахнулся от официанта, который увязался за ними Валера специально прошёл следом, чтобы понаблюдать , женщина на ходу вытащила из сумочки деньги, официант ловко на лету поймал их. Смены чередовались — дневные с ночными. За ночные платили больше, дневные были короче — начинались в девять утра и заканчивались в семь вечера. Ночью удавалось вздремнуть часок-другой в помещении персонала. Но нечасто — беспрерывно колбасился народ в этом круглосуточном заведении. Какие особые ощущения можно было испытать в шесть утра, Валера понять не мог.

Однако находились безумцы — специально приезжали или досиживали до самой зари, чтобы помучить себя тем или иным способом, создать имитацию какого-нибудь геройского поступка. Какой-то захват города индейцами — пошутил Валера в разговоре с девчонками, которые управляли автоматами. Человек пятьдесят, не меньше. Ох и разношёрстная это была компания! Гениальный брат Арины Леонидовны Стасик, разработчик компьютерной начинки всего этого, мелькнул только раз перед взором Валеры — Коля Доляновский, тот самый, гонимый начальством сотрудник, охотно показал его, когда этот Стасик проходил по служебному коридору.

Гораздо более зловещее впечатление оставлял некто Мартын — смуглый узкоглазый тунгус или калмык с длинными, до пояса, суперчёрными волосами. Демоническая личность, большой друг Арины Леонидовны, как узнал Валера.

Он занимался нейросенсорными технологиями, и именно благодаря им, разработкам этой хитрой науки, появились, в сочетании с компьютерами Стасика, все эти чудо-машинки. Его ещё, как слышал Валера, называли сенсорным гением. Ишь ты, неприязненная мысль залезла тогда в Валерин мозг, куда ни плюнь, тут у неё одни гении Ещё один большой друг Арины Леонидовны — панк-музыкант Мамед Батыров со товарищи, тоже был хорошо изучен Валерой. Помимо песен и плясок на сценах разных заведений города, Батыров вёл на молодёжном радио особо развлекательные передачи, шокировал и дурачил публику.

Его обожали, на концерты его группы ломились нещадно. Она, как уверяли официанты, умела гипнотизировать на еду — тот, с кем она разговаривала или сталкивалась взглядом, обязательно заказывал к выпивке большое количество закуски. Даже если до этого совершенно есть не хотел. А после этого снова выпивки.

А после этого опять закуски. Электрик дядя Коля по вызову. Персонаж жуткий, похожий на робота — он гремел разложенными по карманам железяками, совершенно не относящимися к электротехнике, так что о его приближении можно было узнать задолго. Ходил медленно — железки мешали. С ними он, наверное, и спал. Но являлся мгновенно — по первому же требованию. Но интересно было, интересно! И потому выяснить очень хотелось. А повар Екатерина Александровна Конь — превосходящая Джамилю Мамед-Бабаеву по всем параметрам — весу, ширине и высоте!

А мулатка Полина — красавица и редкая язва, а все эти многочисленные программисты, официанты, водители, механики, посудомойки — с безумными, но очень точными кличками: Тунец, Подстаканник, Баян, Польза, Счастье, Парацельс, Киборг так называли начальника другой смены охранников и его дикая дивизия киборгов, состоящая, как на подбор, из каких-то Полотнянко, Кишко, Разумейко, Горнянко!

Смотрел на них Валера и не переставал удивляться. Где и зачем Арина Леонидовна ухитрилась насобирать такую интернациональную бригаду, оставалось только догадываться. И всё же больше всех прочих Валеру интересовала, конечно, личность самой Леонидовны. Он пытался следить за этой удивляющей владелицей зверски-развлекательной империи, расспрашивал о ней тех, с кем завёл более-менее доверительные отношения, старался незаметно подслушать всё, что говорилось ей или о ней.

С ребятами-охранниками было сложновато — они говорили мало, разве что ночью автоматчик Доляновский охотно болтал да официант Рома по кличке Польза любил делиться наблюдениями — но того больше посетители забавляли. Однако про Арину Леонидовну Про Арину Леонидовну сведения собирались крохотными крошечками.

Валера злился на это. Он что-то вообще много стал злиться в последнее время. И это тоже его злило. Но информация всё же собиралась. Так, Валера узнал, что Арина Балованцева — дочка действительно богатых родителей.

У неё была многочисленнейшая семья — Арину опекали мать и отчим, новая семья её отца, бабушки и дедушки с четырёх сторон, братья и сёстры разной степени родства. Торговые работники, банкиры и милицейские чины — все эти родственники очень любили Арину, непрестанно звонили и наведывались в её заведение. И если бы не Коля Доляновский, который везде совал свой нос, Валера, конечно же, ничего подобного никогда бы не узнал. Ну появляются какие-то люди, и что?..

Сколько, как выяснилось, тут работало одноклассников Арины Леонидовны! Наверняка это были ещё не все. Вот это скорость продвижения по жизни! Из собранных Валерой сведений выходило, что судьба Арины Балованцевой развивалась следующим образом.

После школы девочка поучилась год в институте, затем решила эти же самые менеджмент и основы управления изучать заочно. А в реальной жизни заняться чем-нибудь практическим. Огромное количество родственников с лёгкостью исполнило её просьбу: Времени у неё было много, кафе работало исправно. Ей захотелось теперь заняться каким-нибудь жизнерадостным спортом. На поиск ушло много времени — по рассказам очевидцев или, скорее всего, тех, кто это тоже от кого-то слышал, Арина долго рыскала по городу — её не устраивал ни дельтапланеризм, ни бег с барьерами, ни водное поло.

И вдруг Арина пропала. Её не было пол-лета. Но однажды в прохладный полдень она вошла в город на ходулях — высоких деревянных ходулях, точно таких же, на которых в самом начале двадцатого века один русский крестьянин дошёл из центра России до Дальнего Востока.

Арина тоже побывала где-то далеко, потому что сильно загорела и грызла на ходу особенно крупные семечки, которые в здешних краях не произрастали и даже не продавались.

Мешок этих семечек висел за спиной у Вити Рындина, который тоже лихо передвигался на ходулях, а значит, сопровождал Арину в её походе. Производство деревянных и облегчённых дюралевых ходулей было налажено в мастерской Арининого дедушки, ну, в смысле, отца отчима — мебельщика, и на арендованном станке в цеху машиностроительного завода. Купить эти ходули записывались в очередь. Производство под руководством дедушки, который делал это с воодушевлением и удовольствием, быстро встало на промышленные рельсы.

Болеть и умирать дедуле стало некогда. Клуб ходульников Арина открыла сначала в здании банка своего отчима. Затем был выкуплен спортзал с большой уличной площадкой. Витя Рындин, особо способный ко всему, что было связано с физической культурой, разработал методику, по которой все желающие могли обучиться ходульному бою.

Одно время Арина даже хотела предложить милиции организовать подразделение столь эффективных бойцов: А спрыгнет такой воин на землю, возьмёт ходулю в руки — и лучше быстро разбегаться в разные стороны.

Однако жена папы, русского мечтателя Леонида Балованцева, умная суровая женщина — полковник милиции, отговорила Арину это делать. Тогда Арина просто зарегистрировала клуб как молодёжную организацию.

Но зато теперь курьеры на укороченных дюралевых ходулях пользовались большим спросом — а потому могли требовать себе повышенную зарплату. Только вот и кафе с ходульным клубом Арине стало мало. Она родила сына Серёжу и продолжала думать. Да, у Арины Леонидовны был сын. Валера несколько раз видел этого младенца. Ему было года два, он резво носился тут и там. За Серёжей охотились многочисленные родственники, но, как стало понятно из Арининых с ними переговоров, на это была жёстко регламентированная запись.

И уже после появления Серёжи Арина придумала устроить такой необычный клуб. Это не составило для заинтересованных семей большого труда — приобрести здание бывшей столовой Валера вспомнил: Приносило ли предприятие доход, Валера знать не мог. Он бы, конечно, ни копейки за такие издевательства не заплатил. Но кто его знает, как обстоят дела. Да и правда ли всё, что удалось узнать Валере об этой страннейшей женщине и её делах В общем, у Арины Леонидовны Балованцевой имелось всё для создания и поддержания образа успешной гламурной женщины.

Собака была ещё меньше, чем нужно, и страшнее, чем принято. Арина Леонидовна таскала её с собой по пафосным заведениям, но выглядывала она не из изящной дамской сумочки, а из бывалой кроличьей шапки, которую Арина Леонидовна держала под мышкой.

Смотрелось это убийственно нелепо, но Арину Леонидовну, по ходу дела, совершенно не смущало. Тоже, наверное, имиджевая смелость и наплевательство. Арина Балованцева столь крута, что может себе позволить и кроличью шапку с уродцем. Так, стоп, а муж? Был ли у Арины Балованцевой муж?

Кто же Серёжин отец? Или его использовали и выгнали за ненадобностью, как не оправдавшего высокое доверие семьи? И угнали так далеко, что он и носа к Арине не кажет? На этот вопрос Валере упорно никто не отвечал. Как только заходил разговор о личной жизни Арины Леонидовны, собеседники замолкали или честно пожимали плечами. Или не хотели говорить — повязанные школьной дружбой? Или они были чем-то Арине Леонидовне обязаны, как-то необыкновенно она всех осчастливила, что они стали верными и преданными?

Или при заключении трудового договора она клятву с них брала о неразглашении? Тогда почему с него, с Валеры, не взяла, ограничившись лишь его письменным заверением не трындеть о деятельности клуба? Потому что он пока на испытательном сроке, пока не имеет отношения к её персоне, не вхож в близкий круг? Лилю очень интересовало заведение, в котором теперь трудился Валера. Она с подружками даже пару раз в баре посидела — в эти моменты Валера там принципиально не показывался.

И рассказов — требовала удивительных рассказов из жизни замученных на симуляторах. Валера рассказывал — всё рассказывал, в том числе и то, что ему удавалось узнать о жизни его загадочной начальницы. И Валера, и Лиля были старше Арины Балованцевой, а похвастаться такими успехами не могли. Лиле это казалось обидным. Несправедливо это как-то было. Но посмотреть на удачливую дамочку ей хотелось. Не всё же на ногти других дамочек пялиться.

И ты там выбери, выбери мне что-нибудь интересненькое! Ну порадуй свою девочку И Валера понял, что обязательно придётся порадовать. Хотя сам сунуться на аттракцион он по-прежнему не решался. Скидок для родственников не было, а сами — пожалуйста. Но что, что Валера мог выбрать? Он ходил мимо зверь-аттракционов, приглядывался, аккуратно спрашивал, размышлял, прикидывал. Ну или, по крайней мере, первым делом интересуются. И бегают себе по стенам. А что хотелось — вопрос Была во втором зале такая установка: То есть садишься ты в установку, например, мужчина мужчиной, а все эти пятнадцать оплаченных минут чувствуешь себя стопроцентной женщиной.

И, видимо, получаешь удовольствие. Пока только гетеросексуальное, сообщил Валере опять же болтун Доляновский. Но над однополой любовью работают. А многие просили врубить им ощущения по своему половому признаку — чтобы, значит, понять, что же чувствуют, когда секс происходит не как получается, а по-взрослому, на полную катушку. Чтобы знать, на что в жизни равняться. Для кого это вообще единственная возможность в данном жанре выступить — потому что с реальными людьми даже за деньги или стыдно, или не получается.

Кому чего, в общем Этот секс-аппарат, пользующийся огромной популярностью, то и дело сбоил и ломался, то и дело носились к нему — от него наладчики. Народ требовал бесперебойной работы секс-имитатора — многим, выходит, хотелось нейро-сенсорной симуляции секса, а аппарат, как нарочно, глючило.

Валера периодически ходил вокруг него и раздумывал, предлагать ли Лиле подобный комплекс ощущений или остановиться на чём-нибудь другом. С этим аппаратом Валере хоть было понятно — зачем. Но вот зачем остальные Правда, в последние дни, как сообщил Репник, должен состояться в первом зале монтаж нового агрегата — симулятора боя.

Вот это, я думаю, круто! Это мощно, это реально! Ты по морде — тебе по морде! И всё в реале, в реале! Смысл нового аттракциона был простой: Что закажешь из большого списка возможного, тем и будешь.

Выбираешь себе эпоху — хочешь, шумерским пехотинцем, хочешь, римским легионером, ландскнехтом недорезанным, имперским клоном времён Звёздных войн, Брюсом Ли шаолиньского типа, благородным самураем, летучим гусаром, монгольским татаром, да хоть Илюхой Муромцем.

Соответственно выбираешь оружие, форму, время года, противника. По умолчанию ты очень ловкий и могучий и всё равно, когда бьёшься, получаешь ощутимые ранения, контузии, врагов своих реально убиваешь, кровь вокруг тебя брызжет фонтанами.

Как ни старайся и не поддавайся — всё продумано. Радость собственной смерти ощутить не удастся — Арина Балованцева принципиально этой услугой не торговала. Даже с её демонтированного креста клиента снимали всё ещё живым.

Нет, вот с этим Валера был как раз согласен — побывать в чужой героической шкуре, почувствовать невозможные в обычной жизни ощущения, насладиться состоянием аффекта пытались многие поколения деятелей культуры. Список услуг то и дело менялся — пополнялся, модернизировался с учётом пожеланий клиентов или новых фантазий разработчиков. Это ж всё Арина Безумная наверняка придумывает! Всё время, Валера думал об Арине Леонидовне всё время.

И постоянно стремился увидеть. Увидев, он тут же злился не по-рабочему. И старался смотаться немедленно с её глаз долой. А уж когда она начала ему сниться — в сочных снах подросткового типа, Валера взвыл и растерялся. Сны эти, как нарочно, не забывались.

И, как ещё более нарочно, картины из этих снов, навеянных общей безумной тематикой и посвящённых решению эротических проблем, всплывали перед глазами, когда Валера видел Арину Леонидовну или просто слышал её голос. Валера при этом даже ядрёно краснел, вот дурь-то. Хорошо, что Арина Леонидовна об этом не догадывалась. Не о том, не о том надо было думать.

Часто Валера старался пронаблюдать приезд Арины Леонидовны в клуб. Он прятался у служебной двери и смотрел, как подкатывала прямо к ступеням машина и оттуда вылезал Витя Рындин. Он распахивал пассажирскую дверцу.

Если Арина Леонидовна прибывала одна, то она хваталась за аккуратно поданную руку, выскакивала на асфальт и вместе с Витей направлялась в здание. Но Валере больше нравились семейные выезды. Когда Витя точно так же распахивал дверцу, отходил подальше. Сначала Арина Леонидовна выбрасывала собачку. Именно выбрасывала — маленькая собачонка вылетала из салона чуть ли не со свистом. Неизменно ловко она приземлялась на лапки, встряхивалась и подбегала к Вите. Вот эта самая мини-собака, как узнал Валера, и являлась тем самым грозным выявителем злодеев, опознавателем злокозненных носков.

Действительно она что-то может — или ей просто создан такой имидж, по приколу, Валера ещё не выяснил Вылетала собачка, Арина Леонидовна тем временем выдавала Вите ребёнка, затем выходила сама, захлопывала дверцу. Подбирала с земли собачонку, если та летела без привязи, пристёгивала к ошейнику поводок. Валера, просмотрев эту сцену, всякий раз успевал смотаться и оставался незамеченным.

Он не знал, как к Арине Леонидовне относиться. С одной стороны, было очень смешно, как собака вылетала из машины, вышвырнутая рукой безжалостной женщины.

Но с другой — а чего бы ей Серёжу своего так не выкинуть Видно, Балованцева хорошо понимала, над кем можно издеваться, а над кем нет. Собака — существо беззащитное, полностью зависящее от неё. Собака породы, выведенной специально для жалости.

Да и вообще, подобных существ он никогда не видел. Но, наверное, просто не присматривался к дамским любимцам, жителям сумок Малюсенькое дрожащее существо на тонких ножках.

У Гнуси даже шерсть почти вся выпала, так, редкие несимметричные клочки на некоторых местах только остались. Или же их изначально не было. Арине Леонидовне, похоже, было Гнусю совершенно не жалко. В общепринятом смысле этого слова. Несмотря на холодную погоду, на ней никогда не было ни попонки, ни жилеточки, ни ботиночек, ни даже бантика — всех этих атрибутов дамского ухода за милым имиджевым существом.

Балованцевский питомец носился везде самостоятельно — вернее, как носился: Всякий раз, когда Валера видел жалкую собачку, неизменно переживал, не наступил бы на неё кто, дверью не зажал — уж больно мала она и ничтожна.

Однако Гнусе пока везло — и она проскакивала между мощными ботинками, уворачивалась, когда на неё летела массивная дверь, норовя прихлопнуть.

Зачем отпускать без присмотра? Нет — зачем вообще заводить такую собаку?.. Да — эта мысль окончательно оформилась у него в самом начале дневной смены — когда, бодрый и подтянутый, Валера промаршировал с проверкой из конца в конец аппаратного зала. У нового агрегата толпились клиенты — несколько молодых людей отправляли на бой своего приятеля. Который смачно выбирал доспехи, и его в этом с не меньшим удовольствием консультировал аппаратчик по кличке Счастье. В предстоящем рубилове взволнованный клиент собирался быть спартанским гоплитом, против которого выставлялся мощный персидский пехотный гвардеец.

Счастье вертел туда-сюда по компьютерному монитору заданную в параметрах клиента фигуру — по рассказам тех, кто это уже испытал, Валера знал, что в программу заносился вес, рост и прочие объёмы будущего бойца, и, исходя из этих данных, подбирались доспехи и обмундирование. Они окажутся на нём в момент боя. Именно их герой будет чувствовать на себе, сабелькой выбранной конфигурации и веса будет махать в своём воображении. В воображении мышц рук, ног, пресса, спины Вот ребята и подбирали. Фигура на экране обрастала экипировкой.

Медленным шагом, скашивая глаза и стараясь не выдать себя, Валера прошёл в обратную сторону. На коренастом компьютерном двойнике бойца была уже чешуйчатая кираса, наголенники и шлем с высоким гребнем. Клиент согласился на стандартный меч, самостоятельно украсил свой щит кошмарного вида рожей — смесью ухмылки горгоны Медузы и улыбки прихворнувшего Майкла Джексона, но продолжал спорить со Счастьем, требуя увеличить вес и длину и так огроменного копья.

Вернее, не ерунду, а не по Сеньке шапку. Ну какой из этого стручка тяжёлый пехотинец? Куда ему с грыжей? А ведь заплатил, сейчас будет рубиться-то ведь типа как по-настоящему — и нормально! И что, что он там почувствует?! Ведь, Гена Репник говорил, тут же забываешь, что это всё имитация — и бьёшься как за ради бога Нет, дурак пацан, для ближнего боя не то он выбрал!

С этим длинным копьём и вспомогательным коротеньким мечом надо идти сокрушительным шагом в смертоносной фаланге, когда тебя прикрывает щит соседа, а так, на ровном месте, один на один — не прокатит. Ну не то же! А Счастье что, долдон, не может парню объяснить?

Чего они там навыбирали? В долю секунды обдумав всё это, Валера разнервничался, вспотел. Он хочет на этот аттракцион, хочет, хочет. Хочет быть кем-то мощным. Сильным, но лёгким, подвижным, но неуязвимым. Может, рыцарем времён первого Крестового похода?

Там, кажется, ребята были без особых затей, не как бронированные танки, а шустрые, прикольные. Латы и шлем только по делу, без фанатизма, поверх лат мотается белый супервест с каким-нибудь мальтийским крестом — романтика!

И хорошо бы, чтобы верхом — так надёжнее. Но с конём-то тоже как-то надо управляться, а Валера никогда, разве что в детстве на парковом пони, ни на одном и не сидел. Значит, только сам, пешим строем. Да ну — тоже мне, толкинист-ролевик. Американским морским пехотинцем надо заделаться — да, точно! Против мышцатого тайского убийцы.

Это сила, это мозг, это скорость и суперреакция. Нужно только продумать всё до мелочей. И записаться на сегодняшний вечер, сразу на после смены, к глупому Счастью в очередь. Может, конечно, у него уже всё на сегодня расписано.

Выбрать только, чтобы не во время работы. И кем он будет, выбрать.