Menu
11.07.2014| Марта| 0 комментариев

Ржавчина в крови О. Агостини

У нас вы можете скачать книгу Ржавчина в крови О. Агостини в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

И чёрные, очень длинные волосы обрамляли овальное, бесподобной бледности лицо. Лавиния перевела на меня томные глаза и посмотрела хмуро и робко. Потом склонила, словно котёнок, голову к плечу, желая лучше рассмотреть. Мне хватило одного взгляда, чтобы понять: Эвелин направилась к столу, глядя на меня с враждебным, пронизывающим любопытством. Как хорошая актриса она умела на лету схватывать любой скрытый намёк: Но я, как хороший режиссёр, тоже сумел понять, что написано на её лице.

Я не раз уже видел такое выражение, в котором читались изумление и ревность, огорчение и печаль и которое преображало черты примадонны, обнаружившей своё имя в самом конце театральной афиши. Она ведь привыкла всегда находиться в первой строке и привлекать зрителей.

В случае с Эвелин, однако, к горькому сожалению, добавилась также некоторая материнская гордость, потому что неожиданная соперница на этот раз была одной с ней крови. Лавиния развернула салфетку, положив её на колени с приглушённым смешком. Она едва не опрокинула графин с водой. Наверное, лучше было бы промолчать, передумать, не вмешиваться в семейные дела. Но я не мог себе представить, что в ближайшие дни ко мне в офис явится какая-нибудь другая девушка, которая, хорошо прочитав несколько фраз, убедит меня, что именно ей нужно поручить эту роль, что она — настоящая Джульетта.

Бледным солнечным утром я отправился по Лондону пешком к зданию, где собеседование проводилось на редкость заблаговременно. Леда, которую я знал как воплощение пунктуальности, конечно, ещё не появилась, а у меня не было ключей.

Не удалось объяснить и портье, что мне нужно войти, что я — Ферруччо Тьецци и имею право переступить порог. В конце концов я тяжело вздохнул и, выйдя на улицу, зашёл в ближайший бар, какой заметил на другой стороне.

Там почти никого не было, официантка в розовом передничке лениво взглянула на меня, и я даже подумал, что она могла бы со своим средневековым профилем оказаться неплохой статисткой. Разворошив его и удалив верхний грязный слой, я устроился на скамье у окна. Я жевал мякиш, глядя на отражение своего тревожного лица в окне, когда увидел за стеклом растерянную Леду. Её окутывало несколько слоев одежды: Я помахал ей, но она не заметила.

Пришлось вскочить, сунуть в рот остатки кренделя и поспешить на улицу, на ходу натягивая куртку, один рукав которой болтался на весу. После третьего оклика она услышала. Обернулась и покраснела, как обычно, обратив на меня свои круглые синие глаза:. Извини, что заставила ждать, у меня не оказалось мелочи для автобуса, пришлось разменивать, я потеряла уйму времени, и….

Я успокоил её, похлопав по плечу и подтолкнув к двери, откладывая все разговоры на потом, когда поднимемся на нужный этаж, но прежде чем войти в лифт, обернулся и весело помахал портье.

Письменный стол в офисе был завален разными бумагами, газетами, записками с именами звонивших сюда людей или тех, кому нужно позвонить. Я отодвинул телефон и сел за стол, предоставив Леде копаться в картотеке. Просмотрев в газетах рекламу, которая сообщала о начале кастинга для Ромео и Джульетты , и сделав пару звонков, связанных с организацией будущих съёмок, наконец заставил Леду сесть и объяснить мне, почему я так срочно понадобился ей в Лондоне.

Мне хотелось посмотреть на этого юношу. Она кивнула и перевернула первую страницу, указывая на пару снимков, полученных из агентства, которое его рекомендовало. Я сощурился, задержав дыхание, как бывает, когда стараешься сосредоточиться перед картиной в музее. Я совсем не представлял его таким, но мне понравилась его новизна. Понравились его лицо, его каштановые волосы, подстриженные, как у пажа, необычайно прямые брови, взгляд, исполненный тяжёлой, упрямой печали.

Глядя на него, я вдруг необычайно разволновался, даже слёзы навернулись на глаза. Не знаю, что со мной случилось, но Леда это заметила и смотрела на меня, не решаясь нарушить молчания. Я постарался улыбнуться, чтобы успокоить её, и опустил голову. Узнав, что в прошлом августе ему исполнилось семнадцать лет, я облегчённо вздохнул. Конечно, он перелезет через стену в доме Капулетти и без особого труда заберётся на знаменитый балкон.

Для этой сцены, которую я уже представлял себе, требовались мускулы, отвага и настоящая молодость. Однако, чтобы решить окончательно, нужно услышать его. Я содрогнулся при мысли о том, что он заговорит с чудовищным акцентом простолюдина.

Потом успокоилась и призналась, что увидела Френсиса Фремптона неделю назад в одном театре Вест-Энда. Однако я не должен пугаться. Она обратила на него внимание, когда он выступал в совершенно неожиданной роли. И Леда кивнула, дав понять этим простым движением, насколько Ромео Монтекки и Питер Пэн, персонажи, казалось бы, абсолютно несходные, на самом деле похожи: Я не проявил любопытства, не стал спрашивать, что побудило её отправиться на этот детский спектакль.

Если Френсис — наш человек, вопросов нет. Я нервничал, то и дело посматривая на часы и желая, чтобы время пролетело быстрее, занялся разными бумажными делами, позвонил в Италию Федерико узнать, какие у него новости, и наконец сообщил Леде, что среди желающих стать Джульеттой завтра появится Лавиния Олифэнт, дочь Эвелин Уоллес. Да, именно моей Эвелин. Это всё шестое чувство виновато. Быть может, думаю я теперь, спустя много лет, тогда вмешался злой рок?

А в тот момент у меня возникло ощущение, будто я уже почти на вершине успеха, полон энергии, чтобы взяться за работу над моим вторым фильмом, лучшим, готов спорить об этом. Мне виделось предсказание тому на небе, в каждом событии, в том, как быстро находилось решение всех проблем. И когда настало три часа, и Леда поднялась, чтобы пригласить в комнату Френсиса Фремптона, я уже знал, что остановлю свой выбор на нём.

Я чувствовал это нутром. Френсис был в тёмном костюме, словно на похороны собрался, даже галстук надел. Он пожал мою руку чересчур крепко, будто хотел таким образом что-то сообщить, возможно, что он не слабак, как я мог подумать при первом взгляде на него.

Он долго не отводил от меня своего мрачного взгляда, потом медленно произнёс:. Я представился, он тоже. И мы оба одновременно опустились на стулья, а Леда осталась стоять между нами, словно посредник. Я передал ей сценарий с отмеченным текстом, она протянула его Френсису. Сцена в склепе, предсмертный монолог Ромео.

Но прежде чем послушать его, прежде чем дать ему несколько мгновений, чтобы освоиться с этим текстом, я попросил рассказать о себе, своей семье, воспитании, где он родился. Но уточнил, что умрёт не тут. Я улыбнулся в ответ на такое решительное, такое романтическое утверждение, узнав в нём максимализм молодости. Нет на свете юношей, которые хоть однажды не предрекали бы собственную смерть, описывая ужасные мучения, которые их ждут, или посмертную дань уважения.

Возможно, это способ бросить вызов судьбе, а потом будь что будет. Но быть может, даже скорее всего, это способ отстраниться от жизни, пока не поздно, пока она ещё не слишком привязала к себе, не влюбила. Потому что тысячи обстоятельств подстерегают нас за каждым углом, никто не читал книгу судеб, никто не может утверждать, будто он — призовая лошадь.

И счёл нужным сообщить нам, что я ведь вполне мог иметь в виду поэму Артура Брука, написанную в году, которая послужила Шекспиру источником вдохновения. На это я ответил, что в таком случае сказал бы: И тогда он признался: Я пожал плечами, чувствуя, что ему непременно хочется противоречить мне, но это лишь позабавило меня, и я улыбнулся ему.

Похоже, я обезоружил его на какое-то мгновение, и он уже не мог больше сохранять свой мрачный вид, теперь просто стойко держался. Я заметил, как нервно он теребит страницу, и спросил, уже мягче, каким он представляет себе Ромео.

Слишком счастливым, чтобы быть печальным англ. Я почти не сомневался, что он не допустит никаких грубых ошибок и что меня не ждут никакие неприятные сюрпризы, и всё же я напрягся и стиснул пальцы, когда Френсис поднялся, чтобы прочитать отрывок из трагедии. Я закрыл глаза, потом открыл, нахмурился. Я услышал, как взволнованно дышит рядом со мной Леда, а потом она замерла. Повисла тишина, и мы с Ледой поняли, что не сможем нарушить её, казалось, какие-то высшие силы заставляют нас помолчать.

Она затмила факелов лучи! Сияет красота её в ночи, как в ухе мавра жемчуг несравненный. Редчайший дар, для мира слишком ценный! Я взглянул на Леду и прочитал в её глазах свою мысль. Мы не могли остановить его, нет, хотя он и подшутил над нами и читал монолог Ромео на празднике в доме Капулетти, из первого акта.

При том, что явно забавлялся до сих пор и что конечно же трагедию читал. Его голос, удивительно проникновенный, мёдом вливался в наши уши, запечатывал уста и отметал все возражения. Мы не могли велеть Ромео перестать быть Ромео. Я нисколько не сомневался: Вспомнив нашу первую встречу, я не мог отыскать ничего, что хоть в малейшей степени не устраивало бы меня в нём, ни одной неприятной мелочи. И положился на Леду, которая рождена для того, чтобы гасить любые всплески эмоций.

Однако на этот раз — вот чудеса! Мы весь вечер провели с нею, поглядывая друг на друга в ожидании, кто из нас разрешит наконец эту загадку: В этом заключалась вся проблема.

Можно сразу поручить ему эту роль, не тратя времени и сил на выслушивание лепета целой толпы мальчишек, приехавших из всех уголков Англии на шекспировский призыв, а потом без конца сожалеть о своей ошибке. Или же, попросив подождать, потерять его, а потом жалеть об этом до конца жизни. Дарственная на любовь СИ. Посмотрим, кто кого СИ. Мой ненастоящий муж СИ. Провинциалка для сноба СИ. Скажи, что ты наша ЛП. Крылья для Доминанта СИ. Сведи меня с ума СИ.

Сбежать от Судьбы СИ. Ты счастье мое и беда СИ. Подарки не возвращают СИ. Страсть к вещам небезопасна. Хорошая девочка попадает в неприятности СИ. При использовании текстов библиотеки ссылка обязательна: Назад к карточке книги. В мире, которому мы больше не нужны, Моя собственная песнь — это ты. Назад к карточке книги "Ржавчина в крови". Почитать похожее на эту книгу. Эта кошмарная школа Автор: Ромео и Джульетта Краткий пересказ произведения У.

Лапти болотного князя Автор: Величайшая история любви Автор: Круги на воде Автор: Ромео и Джульетта Автор: Ромео и Джульетта Пер. Популярные книги за неделю. Когда я откликнулась на просьбу подруги подменить её на рабочем месте, то и не подозревала об одной….

Я уехала за перевал. Начала новую жизнь вдали от лаэров и их нездоровых амбиций. Но все чаще я…. Даже пирог попробовать не дали, ироды. Московская прописка, коммуникабельность, желание работать. Да у нее этого в избытке!

Вы не можете дразнить таких двух альфа—мужчин, как Хадсон и Ридж, и не ожидать последствий, не…. Не надо было любовными…. Я стала надеждой для фейри.

Но моя прежняя жизнь отныне в прошлом. Я нашла свою любовь в лице…. С желаниями стоит быть поосторожнее. Ты хотела перемен в жизни? Эбигейл Дентон убежала из дома, чтобы начать новую жизнь, только для того, чтобы опять…. Кристина чувствовала, что не стоит идти на поводу у подруги, но всё же уступила и согласилась пойти…. Он - избалованный сын богатых родителей. Ему нужна фиктивная жена, чтобы отделаться от брака с…. Я думала, что жизнь наладилась.

Больше нет никаких тайн, принц снова стал моим опекуном, враги…. Три года назад Эльдар, известный среди трейсеров и джиперов под ником Ладон, пережил несчастный…. Не спрятаться и не скрыться В многоликой столице, И в тесной уличной клетушке Нечаянно встречаются…. Очередная попаданка в мир магии. Маг, что проводил ритуал, случайно успел выхватить сознание из….

Изабель Мартинес была мгновенно очарована сексуальным Койотом, которого встретила в баре. Оливия Агостини - Ржавчина в крови Эвелин бросила в мою сторону последний взгляд, безжизненный, безнадёжный. Опустила вуаль и навсегда отвернулась от меня. Это стало нашим прощанием, бессловесным. Мне опять не позволено было произнести ни слова. Она не простила меня. Федерико тронул меня за локоть, жестом Дав понять, что подождёт за оградой, в машине, сунул руку в карман и ушёл, скрипя галькой.

Я не остановил его, только слушал звук шагов, впрочем, он ведь имел некоторое отношение к жизни, он был живым. Френни пришёл в сопровождении родителей - весьма пожилые люди, которые скорее походили на его бабушку и дедушку и которые никогда больше не отпустят его никуда, типичные англичане провинциалы, непривыкшие к публичной жизни, совершенно подавленные горем, растерянные.

Прощаясь со мной, благодарили, извинялись, плакали. Я опустил голову, я не знал, что им сказать, что думать, у меня не осталось никаких сил, мне не хотелось больше существовать, держаться на ногах, иметь глаза, чтобы видеть и чтобы в них кто-то смотрел.

Во время похорон Френни пришлось остаться в стороне от кортежа - возможно, чтобы не усилить горе Эвелин. Мы не обменялись с ним ни словом, по правде говоря. С тех пор как очнулся в больнице после промывания желудка и обнаружил, что жив, Френни больше ни с кем не разговаривал.

Он замкнулся в своём горе, закрыл ставни, оставив всех снаружи, под дождём, без всяких объяснений. И прервал молчание только тут, когда родители направились к выходу и мы на минуту оказались наедине. И я понял, я отлично понял, очень хорошо понял, что он хотел сказать мне. Ему жаль, что он устроил мне такую неприятность, ему жаль, что все мы опечалены, но еще больше ему жаль, что он не умер вместе с нею, как они условились, что нарушил план.

Будь у меня дар предвидения, я сказал бы Френни, что не нужно волноваться, что он ещё долго проживёт с нами на этой земле, что покинет её через четыре года, оставив нас всех в печали, ещё более глубокой, чем прежде.