Menu
13.07.2014| Елизавета| 4 комментариев

Закаленные крылья С. Симеонов

У нас вы можете скачать книгу Закаленные крылья С. Симеонов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Над столицей раздался громоподобный гул. Взгляды людей обратились к хрустальному куполу неба. Казалось, вот-вот он расколется под раскатами грома. Это просто начинался воздушный парад. Вслед за грохотом на сей раз все происходило не так, как в природе появились молнии. Белые стальные тела самолетов пронеслись над площадью. Они мгновенно пересекли безбрежное небесное пространство, затем нахлынула новая грохочущая волна и снова в небе со свистом промелькнули сверкающие треугольники и четырехугольники.

Это видение, хотя оно и было вполне реальным, превзошло все представления людей, и они восприняли его как фантастическое явление. Словно бы в тесных кабинах самолетов сидели не люди, а неземные существа, состязавшиеся в скорости со звуком. И в это мгновение, когда все выглядело таким неожиданным и удивительным, всем собравшимся захотелось узнать хоть что-нибудь о летчиках: Люди оценивали все это со своей точки зрения, а треугольники самолетов, не нарушая строя, продолжали бороздить небо.

Зрелище было фантастически красивым…. И пожалуй, были ближе к небу, чем к земле, потому что стояли на вершине высокой старопланинской горы. А взобрались мы туда накануне вечером, выйдя из села Химитлий.

В местности Копаци мы [12] договорились встретиться с габровскими партизанами, чтобы вместе напасть на роту жандармов, расквартированную вблизи горноспасательной станции. Всю ночь ждали габровцев, а те все не шли. Даже когда рассвело, мы все еще не теряли надежды, что они придут. Выдался чудесный летний день. Щебет птиц и шелест листьев в пробуждавшемся лесу быстро создали у нас, голодных и невыспавшихся партизан, приподнятое, романтическое настроение.

Ночью, карабкаясь на вершину, никто из нас не мог отвлечься от мыслей о завтрашнем дне, о предстоявшем нам неравном бое… А теперь всем было жаль, что габровцев нет и операцию, вероятно, придется отложить. Наш отряд расположился в роще, неподалеку от небольшого памятника, а другой памятник, побольше размером, оставался в стороне, в одном или полутора километрах от нас.

На склонах горы, круто поднимавшихся вверх, на тропах, ведущих к большому памятнику на вершине Столетова, стояла торжественная тишина, и мы, охваченные сильным волнением, долго смотрели на эту святыню. На склонах, обагренных кровью русских и болгар, пышно расцвели примулы и горечавки. Нам почему-то казалось, что никогда раньше не приходилось видеть такого множества цветов. И надписи на надгробьях, и воцарившаяся тишина, и высокий взлет ветвей могучих буков на склонах горы - все здесь навевало мысль о бессмертии тех, кто шел на бой во имя свободы.

Содержание - - -. В начало Перейти на. Симеонов Симеон Предисловие Часть первая. С глубоким знанием дела он пишет о трудных, опасных и героических буднях летчиков. Его книга преисполнена искренней любви к авиации. Другими словами, чтобы успешно завершить атаку - венец боя, летчик должен вложить в нее всю свою силу, знания и опыт. А чтобы добиться этого, необходимы годы повседневного упорного труда.

Вот на этом и сосредоточили свое внимание молодые кадры заново создававшейся в Болгарии военной авиации. Предлагаемая читателю книга - это воспоминания, написанные в художественной форме, это восторженная исповедь о трудных делах и героических усилиях молодых ребят, вчера еще бывших партизанами, а сегодня взявшихся за решение сложной задачи - создать военную авиацию новой, социалистической Болгарии.

Среди них не встретишь сентиментальных и слабых людей, приходящих в отчаяние при каждой авиационной катастрофе. Автор ничего не скрывает от читателя. Он честно и откровенно заявляет, что путь к подлинному мастерству, путь к вершинам летного искусства для летчика не усыпан розами, он требует упорного, нередко опасного труда и нечеловеческих усилий.

Иногда на этом пути теряешь дорогих тебе товарищей. И если автор вспоминает о них, то не только для того, чтобы показать трудности, а скорее всего, чтобы отдать погибшим заслуженные почести и увековечить память о них. Имена Ангелова, Содева и других золотыми буквами вписаны в историю нашей авиации. Хотелось бы предостеречь читателей от ошибочного впечатления, что в авиации невозможно обойтись без жертв. Эти жертвы - редкость. Есть немало авиационных подразделений а среди них и те, которыми командовал автор этой книги , где на протяжении долгих лет не было ни одного летного происшествия.

Автор скромен и предоставляет читателю возможность самому догадаться, что и он сам, и его жизнь могут служить примером в этом отношении. Ведь именно Симеону Симеонову доводилось выполнять самые трудные фигуры высшего пилотажа и сложные полеты в дневных и ночных условиях, причем на самых современных сверхзвуковых истребителях.

И летал он мастерски, самозабвенно, по-юношески был влюблен в небо. Так было до той трагической минуты, когда смерть, вызванная тяжелой болезнью, остановила его пламенное сердце….

Бесспорно, об одних событиях автор говорит как бы мимоходом, о других совсем умалчивает и сосредоточивает внимание на тех эпизодах, в которых ему лично принадлежит ведущая роль. Нет, в авиации гибель товарища воспринимается как тяжелый, жестокий урок на неуклонном пути вперед и дальше, в небесную высь. Автор ничего не скрывает от читателя. Он честно и откровенно заявляет, что путь к подлинному мастерству, путь к вершинам летного искусства для летчика не усыпан розами, он требует упорного, нередко опасного труда и нечеловеческих усилий.

Иногда на этом пути теряешь дорогих тебе товарищей. И если автор вспоминает о них, то не только для того, чтобы показать трудности, а скорее всего, чтобы отдать погибшим заслуженные почести и увековечить память о них.

Имена Ангелова, Содева и других золотыми буквами вписаны в историю нашей авиации. Хотелось бы предостеречь читателей от ошибочного впечатления, что в авиации невозможно обойтись без жертв. Эти жертвы — редкость. Есть немало авиационных подразделений а среди них и те, которыми командовал автор этой книги , где на протяжении долгих лет не было ни одного летного происшествия. Автор скромен и предоставляет читателю возможность самому догадаться, что и он сам, и его жизнь могут служить примером в этом отношении.

Ведь именно Симеону Симеонову доводилось выполнять самые трудные фигуры высшего пилотажа и сложные полеты в дневных и ночных условиях, причем на самых современных сверхзвуковых истребителях. И летал он мастерски, самозабвенно, по-юношески был влюблен в небо.