Menu
12.05.2015| imrami| 3 комментариев

Герцог. Подарок от Гумбольдта Сол Беллоу

У нас вы можете скачать книгу Герцог. Подарок от Гумбольдта Сол Беллоу в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Магнитные буквы, цифры, игры. Юриспруденция Законы, кодексы и комментарии. Канцтовары Аксессуары для книг. Бумажная продукция для офиса. Календари настенные перекидные. Книги для записей творческие. Книги отзывов и предложений. Наборы цветного картона и бумаги. Тетради а5 листа. Тетради а5 более 40 листов. Тетради для записи иностранных слов. Тетради на кольцах со сменными блоками. Тетради с пластиковой обложкой. Тетради с твердой обложкой.

Аксессуары Альбомы, рамки для фотографий. Северная Осетия - Алания Респ. Чувашская Республика - Чувашия. Учебная литература Учебная литература. Дополнительное образование для детей. Детская литература Детская литература. Художественная литература Художественная литература.

Игры и игрушки Игры и игрушки. Юриспруденция Государство и право. Законы, кодексы и комментарии. Альбомы, рамки для фотографий. Подарок от Гумбольдта Нет в наличии.

Книги нет в наличии. Узнайте первым, когда она появится. В эту книгу вошли два знаковых произведения классика литературы ХХ века Сола Беллоу — философская притча "Герцог" и остроумный сатирический роман "Подарок от Гумбольдта", который принес Беллоу Пулитцеровскую премию. Напишите отзыв и получите баллов. Загрузить картинки name size. Заполните имя и почту, чтобы мы могли опубликовать ваш отзыв.

Баллы начисляются за активность и покупки. Эта книга есть в подборках. Хотя специфически американского в романе мало. Ninety per cent of life is a nightmare, do you think I am going to get it rounded up to hundred per cent? Самый сложный, самый интеллектуальный, самый философский, самый тяжело воспринимаемый и трудно читаемый, и самый, наверное, любимый роман одного из самых любимых писателей.

После пронзительного "" , блестящего " ", дерзкого " ", "Подарок от Гумбольта" для меня - это еще одна грань уникального видения и редкого таланта Сола Беллоу, этого замечательного писателя. Главный герой, писатель и поэт, ищет свой путь, пытается осмыслить свое место в частности, и место автора вообще в истории, искусстве и жизни. Этот сложный, полный драматизма и фантастических встреч поиск, заводит его иногда очень далеко, и в переносном и в буквальном смысле.

Много психологии, философии, и блестящего таланта автора в этом неординарном романе, получившем Пулитцеровскую премию. Трудно поверить, но в своём роде роман похож на произведения Кортасара. В том смысле, что создаётся соответствующая атмосфера, несмотря и вопреки еврейству.

Собственно, все эти мате, джазы, мордобитие и, так сказать, эт сетера, у Кортасара тоже скорее фон. Матерщины мало, матерщина, как ни странно, органична.

Это не недавно прочитанный мною фолкнеровский "Пилон", где автор с какой-то детской радостью осваивает "блядки" и "засранцев". Не думаю, что в случае Фолкнера эта вина - вина переводчика. Когда ругаться не умеют, но хотят, выходят вот такие "пилоны". Образованная публика тащит из книг все лучшее и рядится в него вроде тех крабов, что украшают себя водорослями. Рецепт субъективный удачного романа: Вот не сложилось у меня с этим романом. Может, я слишком многого ожидала от Лауреата Нобелевской Премии.

Мозес Герцог, действительно герой-загадка. У меня так и не получилось его разгадать. Хронологию событий мне тоже так и не удалось восстановить. Сюжет такой рваный, он являет собой нагромождение мелких событий, любовных приключений и писем к умершим и живущим известным личностям.

Притом границы переходов от одного нагромождения к другому такие бледные, что можно не заметить и конкретно разбить коленку о сюжет книги. Стенания бедного еврея с неудавшейся личной жизнью, изложенные до такой степени сумбурно, что даже к концу книги не отложилась хронология изложенных событий. С каждой его книгой мы продолжаем начатый когда-то давно разговор. Несладко нам с тобой, приходится, соглашаюсь я, отхлёбывая обжигающий чай. Продолжай, я тебя внимательно слушаю. Кого мне ещё слушать?

На этот раз тебя тяготит бремя мягкосердечности, да, Герцог, да. Тяжело быть мужчиной - мягкосердечность мужчину не красит, понимаю. Это же сравни проклятию. Слов утешений от меня вряд ли дождёшься, потому что их просто нет. Мы рождены терзать себя, такие как мы. Как ты там сказал: И почему люди после всего этого так цепляются за жизнь? Это же в конце концов крайне утомительно - жить. Герцогам по крайне мере. Герцоги лишние здесь люди, занесло чужеродный объект в организм, но организм позаботится избавиться от чужака, будьте уверены: Остановите карусель, меня тошнит.

Наконец то я добрался до "американского Достоевского". С нетерпением открыл "Дар Гумбольдта" и принялся читать. Какого же было моё удивление, когда ничего похожего на Достоевского не обнаружил. Хочется, конечно, написать резко. А именно, что Достоевский никогда не страдал словесным поносом. Ну вот, что написать? Про что эта книга? Про похождения пожилого сексуальноозабоченного бывшего писателя? Или про отрывочные безсвязные воспоминания детства, отротчества, юности? А вот не про что.

Эта книга напоминает мягкую теплую субстанцию, в которой читатель плывет непонятно куда. Единстенно, что оживляет унылый пейзаж сюжета, так это многочисленные ссылки на исторических персонажей: За это автору, конечно спасибо.

Но если бы не эти ссылки, читателю просто не за что было бы ухватится в пустом словестном потоке. На этом романе я, пожалуй, завершу свое знакомство с американским совсем ни капельки не Достоевским. Впрочем, тем кто еще не знаком с творчеством С. Беллоу настоятельно рекомендую почитать, что бы иметь свое собственное мнение.

Для меня всегда есть четкая градация: С книгой можно легко ошибиться, можно купиться на рекламу, обзор, рецензию, но на деле понять, что совершенно не то. Книга обычно приходит сама, хотя у меня есть некая внутренняя интуиция, что это именно то, что мне надо. Например, я до 30 лет в руки не брал Бродского, как-то обходил его стороной. И тут раззз и уже почти год он занимает почетное место в моей голове и как энциклопедия ответов на все вопросы. Как говорил один персонаж "Крестный отец" это библия современной жизни, там можно найти все ответы на поставленные вопросы.

Еще книга должна вылежаться. Наступит ее срок и она будет прочитана с огромным удовольствием. Так вот собственно о чем я и хотел сказать - Подарок от Гумбольта Сола Беллоу. Сол Беллоу своеобразный писатель, его герои всегда неадекватны к реальности, они вроде бы живут в ней, но как бы всегда вступают в конфликт.

В центре всегда размышления о себе, порой даже бунт, взрыв, герой доходит до какой то точки и потом совершает поступок, выводящий его к правильного для него решения о дальнейшем ходе своей жизни. Из всего прочитанного у Беллоу, меня в свое время зацепил его ранний роман - Лови момент. Сюжет прост и банален, ничего сверхестественного герой не совершает, просто живет и живет "как-то не так".

После этого был роман "Жертва" с вполне говорящим названием. Так сказать будни еврея-американца. Вся та жизненная нестабильность связанная с бунтом против него. У него есть только одна проблема - он еврей. Но самым сильным оказался именно "подарок". В жизни так бывает, что судьба предопределена. Это особенно прослеживается в экзистенциализме Мураками, например, извините, это чтобы далеко не ходить. Хотя сравнивать западную литературу и восточную дело гиблое. У Беллоу судьбы как таковой нет.

Есть набор пройденных этапов. Герой живет тем, что он уже освоил, и новое преломляется в этом калейдоскопе. Он барахтается в собственной жизни как муха в паутине, нет, он знает что делать, он предполагает дальнейший путь, но уж слишком он погружен в себя и свои проблемы.

К книге "Подарок от Гумбольта" все сложно, собственно как и с моим ее восприятием. Я читал ее с года! Купив ее в магазине, открыв и прочитав первые 10 страниц я ее закрыл и забыл, потом она попутешествовала со мной, даже кому была отдана для ознакомления, но вернулась и снова встала на полку. Была открыта еще несколько раз и так же без успешно.

Это был действительно подарок. Я давно уже вышел из того волшебного возраста когда прочитав что-то или посмотрев хожу как ошалевший и "изменяюсь", моя психика устойчива к вызовам извне, но тут я был просто восхищен мастерски написанному роману. В нем есть все. Юмор, жестокость, дикость, мудрость, эмоции, знания, безумие, запахи, настроение, история, поучительность, недоверие. Хотя конечно я и интригую жаль что пост не оплачен , но тем не менее почитать ее стоить.

Сюжет пересказывать не буду, он не сложен, но вот послевкусие.. Книга сложная, порой нудная, но в этом и фишка, ты полностью в герое. Знаете, это как у Пруста. Либо ты живешь в нем либо просто перелистываешь станицы. Странная книга, очень долго ее читала. Местами было интересно, местами ужасно занудно. К концу книги, когда стало больше действия и меньше рассуждений ни о чем, даже стало нравиться.

Но все же это не моя литература. Итак, страниц романа позади, но вместо законченного впечатления остаётся глупое недоумение: Что этим всем хотел сказать автор? Это произведение о том, как отдельная личность не находит место в современном жестоком мире? Конфликт интеллигента с окружающей действительностью? Неуместность человека благородного происхождения в современном, мещанском, мире? Может, речь идёт о более глубоком, внутреннем, начале, и автор хочет противопоставить истинное благородство и интеллигентность ненастоящим качествам души?

Религиозные и философские искания? А может, герой специально изображается таким, чтобы читатель занял сторону его жены? И так до бесконечности, уподобляясь в пустомыслии автору Роман можно было бы вместить в двадцать - тридцать страниц: Беллоу блестящий социальный сатирик с зашкаливающим IQ, за полетом мысли которого следить настоящее удовольствие.

Так как предисловиям я предпочитаю послесловия, моей задачей было промотать вперед и найти кончик клубка. Я промотала тринадцать файлов! Тринадцать файлов по пять минут! Медленное, художественно, артистично, с выражением прочитанное предисловие. Мелькали разборы полетов и персонажей, анализы душевного состояния и личностей, расжеванные причины и следствия, посылки и предпосылки, политические и социальные подоплеки, разъясненные тонкости глубоко спрятанной иронии-если вдруг кто не заметил.

Чье-то серьезное исследование текста. Всего лишь чей-то взгляд на вещи. Да, наверно, всё это в романе было. Да, я все это оценила. Может, не слишком явно, может, не до конца, может, не достала до дна предмета. Для меня это была прежде всего история глубоко несчастного мятущегося еврея. Письма Ганди и Эйзенхауэру мне ничуть не мешали. Мне было его искренне жаль. Местами приходилось затаить дыхание - от того, с какой невероятной легкостью Беллоу делает красоту из ничего.

От того, как непринужденно эта красота соседствовала с обыденностью, как искусно была в нее вплетена. Иногда, после таких вот произведений мне вдруг отчетливо начинает думаться, как же все- таки трудно жить умным людям.

Переизбыток эмоциональных движений организма-хорошо. Но … я радуюсь, что я к этим умным людям не отношусь. Потрясающее исполнение - фразы на идише как по маслу, еврейский акцент и интонации -в меру, без утрирования- как чуть присолить, чуть поперчить.

Николай Козий просто прожил эту книгу. С трудом пробралась сквозь текст. Сбивал и сдерживал язык, которым написан роман, этот сбивчивый торопливый лепет старика, почти уже шагнувшего за грань слабоумия, но еще способного изъясняться разборчиво и почти связно.

Не удалось мне тебя понять, Мозес Герцог. Оба произведения про людей, чьё горе непосредственно от их ума, с которого они сходят где-то внутри себя, незаметно и одновременно заметно для окружающих. У одного на первом плане неудачная личная жизнь, у другого — захиревшее творчество и творческая карьера соответственно, одного мы узнаём по его письмам, другого — по чужим воспоминаниям. Крохи порядочности — это все, чем мы, бедняки , можем поделиться друг с другом.

И поскольку все эти благие удобства суть подарки анонимного планирования и труда, то плоды намеренной доброты добрые — они дилетанты проблематичны. Тем более если наши доброжелательство и любовь требуют для себя разрядки в интересах собственного здоровья — мы ведь существо эмоциональное, страстное, экспрессивное, общительное, словом, животное.

Глубоко своеобразное существо, клубок запутаннейших чувств и мыслей, только начинающих складываться в четкий механический узор, обнадеживающий свободой от человеческой зависимости. Люди уже осваивают свое будущее состояние. По эмоциональному типу я архаичен. Я из земледельческой или пасторальной эпохи…. Роман входит в сотню лучших по версии газеты The Observer, и, как не крути, читать его было необходимо.

Да что там читать!? Ан нет, не тут-то было. Конечно, это не самый сложный текст из возможных вариантов, но учитывая непоследовательное изложение событий и использование автором техники потока сознания, чтение романа требует известных усилий.

Кроме того, главный герой романа Мозес Герцог — профессор философии, и текст содержит множество отсылок к большей частью неизвестным мне философам и теориям. Мозеса бросает его вторая жена, о связи которой с другом Герцога, неким Герсбахом, как водится, знали все, кроме обманутого мужа. Униженный Герцог пытается спастись бегством, несколько месяцев колесит по Европе, возвращается в Америку, но и здесь не находит покоя ни в Чикаго, ни в Нью-Йорке, ни в собственном поместье в Массачусетсе.

На него находит своего рода помешательство: Ум Герцога неустанно ищет решения глобальных философских и нравственных проблем, которые для него не просто предмет профессионального интереса. Герцог не из тех философов, что с высоты башни из слоновой кости надменно взирают на примитивных человеков. Герцог сам непрактичен, противоречив, нелеп, смешон и мучительно осознает это.

Он укоряет себя за то, что дважды был плохим мужем, сыну и дочери — любящим, но плохим отцом, родителям - неблагодарным сыном. Герцог - оголенный нерв, он остро чувствует свою сопричастность всему в окружающем мире. Вот, разыскивая своего адвоката, Герцог случайно попадает на заседание суда, где рассматривается дело об убийстве матерью трехлетнего сына: Может быть, нам всем не помешало бы немного повредиться в уме, чтобы увидеть окружающую жизнь как она есть.

Но нет, нам это не грозит, мы здравомыслящие и рациональные. Мы научились справляться с цунами негативной информации, ежедневно накрывающим нас, мы защищены непробиваемой броней равнодушия. А ведь есть, есть всем доступный способ улучшить этот мир, как это понял Герцог: Начало очень сложное тем, что очень много ссылок на различные понятия, деятелей, философов, политиков и особенно, если расшифровка сразу в тексте - читать сложно, все время читать кто это, причем определение тоже не дает особой расшифровки почему приводят именно его.

Очень много философии и размышлений на далекие от обычной жизни темы: Много путанных воспоминаний с начала книги мало понятны к чему и про кого, но затем, когда герой начинает рассказывать про свою жизнь - становится интересно и понятно что и как.

Советовать книгу можно только тем, у кого есть расположенность к размышлениям и самоанализу, кто любит подумать и почитать размышления других.

А хорошая книга или плохая - каждый решит сам, но каждый найдет что-то для себя - это уж точно.